Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2011, 6

Вместе с эхом

стихи

Алейников Владимир Дмитриевич родился в 1946 году в Перми. Детство провел на Украине, в Кривом Роге. Окончил МГУ. Основатель поэтического содружества СМОГ. В советские годы стихи поэта на родине не печатались. Автор многих стихотворных книг и сборников мемуарно-художественной прозы. Живет в Москве и в Коктебеле.
Пользуясь случаем, поздравляем В. Д. Алейникова с юбилеем.


*     *

 *

В просветлённой своей глубине
Затаясь и смущаясь,
Вырываясь — и где-то извне
Раздвоясь и вращаясь,

Возвратясь и сомкнувшись в кольцо,
Эта музыка снова,
Разрыдавшись, не прячет лицо
От ненастья ночного,

Но с готовностью радуясь вновь,
Что везде она дома,
И вторгаясь в усталую кровь,
Как-то странно знакома.


*     *

 *

На том я издавна в глуши моей стою,
Что душу в нбепогоди дней оберегает,
Недуги разума со мной перемогает,
Чутьём угадывает истину свою.

На то мне Господом, наверно, и дана
В юдоли зримая тропа моя степная,
Чтоб жил затворником, порой припоминая,
Чем сердцу дороги былые времена.

Речною влагою, стекающей с весла,
С морскою пеною в пространстве закипело
Всё то, что встарь ещё о чём-то не допело,
Упало звёздами, чтоб сила возросла,

Всплеснуло крыльями, открыло слух мне вновь,
Дало дыхание свободное и зренье,
Земное чаянье, небесное горенье,
И речь воскресшую, и веру, и любовь.


*     *

 *

Вслед за словом, за звуком, за взглядом,
С этим светом, встающим с утра,
С этим садом, — а что с этим садом? —
С ним давно побрататься пора, —

Прямо в бездну, за тонкую стенку,
Прямо в невидаль, в топкую мглу,
Где, сдувая молочную пенку,
Настроенье сидит на полу,

В ненасытную эту воронку,
Где ненастье глядит в зеркала,
Вместе с эхом — за веком вдогонку,
Прямо в осень — была не была!


 

*     *

 *

Уже ржавеющей листвы
Цветные символы ероша,
Проходит ветер, — так и вы
По грани молви и молвы
Пройдёте в блеске синевы, —
А там позёмка да пороша
Засыплют, в сумерках шурша,
Вчерашний рай, где было мало
Чего-то вам — но где, бывало,
Как встарь на вас ни уповала,
На гребне бреда и развала
Внимала времени душа.

 

*     *

 *

Минувшей сладости не выпить и глотка
В разрухе нынешней, чьи шорохи сухие
Трухою сыплются сквозь возгласы глухие
Стихии, чуемой со вздоха, с шепотка.

Не так ли силится достать до локотка
В разлуке с памятью, чьё крепнет набуханье,
Тепло сентябрьское? — сдержать бы полыханье
Листвы зардевшейся, продлить бы трель сверчка!

 

*     *

 *

Некому больше во всём потакать —
Трудно ли в листья окно распахнуть?
Нет, никого не хочу упрекать
В том, что любви ни за что не вернуть.
Ветер ли страдный пройдёт по Москве,
Ливень ли хлынет в приморском саду —
Что отыщу я в седой синеве,
Если туда ненароком приду?

Если сейчас и вздохнут обо мне
Те, кто встречались меж прожитых лет, —
Что там увижу от всех в стороне,
Словно без песен и отзыва нет?

Что там за утро, иных мудреней,
В недрах степных с холодком в лозняках
Сердце сжимать начинало сильней —
Только цветы осыпались в руках?

Там за деревьями, вставшими в рост,
Кровью истекшими терпкой смолы, —
Колева привкус да марево звёзд,
Борозды, шрамы, подковы, узлы.


*     *

 *

И если я сейчас не подойду
К тому, что ждёт светло и терпеливо,
К тому, чьё здесь присутствие в саду
И есть уже предвестие порыва,

К тому, чем я спасаюсь и живу, —
То как мне быть лицом к лицу со светом?
Но я иду: сквозь сон — и наяву,
Туда — на звук, на слово в звуке этом.


*     *

 *

Так лучше — она недопета,
Мелодия тёплого дня,
Когда-то забытая где-то,
Но вся наконец — для меня,

Но здесь и повсюду — со мною
Пичужий щебечущий лад,
И солнце за южной стеною
Не хочет идти на закат.

Ну кто мне заменит раскаты
И трели в сумбуре хмельном,
Сквозь лиственный шелест, покато
Сквозящий под самым окном?

Там новая чудится нота,
Которую времени взять
Нельзя до сих пор — оттого-то
И движется вроде бы вспять.

Версия для печати