Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2009, 7

Страшный сон

стихи

Никита Иванов родился в 1989 году в Екатеринбурге. Учился в местном университете на факультете искусствоведения и культурологии. Работал бортпроводником, барменом. Ныне – менеджер в рекламном агентстве. В 2008 году был удостоен Специального приза жюри Всероссийской премии “ЛитератуРРентген”. В “Новом мире” публикуется впервые. Живет в Екатеринбурге.


*     *

 *


Мой сосед Костик
жарит куриные крылышки в ресторане “Ростикс”
с утра до вечера по причине сдельной оплаты,
и все равно денег не то чтобы мало, но маловато.

Поэтому Костик еще торгует тапками среди ограниченного контингента.
До некоторого момента
он продавал таблетки только знакомым.
Брат Кости десять лет назад две недели валялся в коме,

а потом, конечно же, умер от передоза.
Костику было восемь, он попросил у Деда Мороза
другого брата.
Без результата.

Мать Костика всегда хвастается при встрече,
что время ее как-то специально лечит,
что Костик, хороший мальчик, слова против не скажет,
работает, учится, купил компьютер, все матери объяснит, покажет.

Она работает продавцом в киоске “Цветы”.
В ее прошлом образование, муж, мечты.
В настоящем — телевизор и ложь.
Ее любимая фраза — “Костика моего не трожь!”.

А новая партия тапок у Костика — редкостное говно.
Мажет, дает откат на самое дно.
Кто-то стукнул поэтому на него в ОБНОН.
И тут начинается страшный сон:

в квартиру вламываются люди в черном.
Мать Костика садится на пол со стоном.
В мониторе у Кости вдруг появляется девушка неописуемой красоты
и кричит по-английски: “Менты! Менты!”

*     *

 *

С моим другом Федей приключилась напасть.
Надо же было так низко пасть,
Да еще под самый под Новый год.
Федя называет это “не прёт”.

А ведь он фактически совершил убийство,
Хотя и задуманное, как банальное свинство,
Студенческий розыгрыш, ерунда.
Но не спасли доцента по прозвищу Борода.

Весь инфарктный центр пытался ему помочь.
Круглые сутки, и день и ночь,
Ему ставили капельницы, снимали кардиограммы.
Но Борода не вынес душевной травмы.

Федя перед зачетом всего лишь спрятался в шкаф,
Даже не подозревая, как он неправ,
А потом неожиданно вышел,
Стремясь напугать не доцента, а студента по кличке Рыжий.

Но судьба решила совсем иначе:
Александр Фомич Удачин,
Ненавидимый всеми злобный мудак-доцент,
Закричал, захрипел и упал, разметав конспекты.

Одногруппники сдали Федю, хотя и хлопали по плечу,
Потом советовали дать взятку лечащему врачу,
Повиниться перед ректором и деканом.
Но Федя от переживаний завис в общаге перед стаканом

И боялся идти на дальнейшие пересдачи.
Тем более что лесотехнический институт для него ничего не значил.
В итоге его отчислили за прогулы.
Федя имел разговор с военкомом, от которого сводит скулы

Так, как будто бы ты объелся фена.
Девушка Феди Лена
Не захотела гулять с убийцей и ушла.
Такие дела.

 

Город над вольной Невой

Процентов восемьдесят моих знакомых,
практически все те, кто вообще о чем-нибудь мечтает,
собираются переехать жить в Питер.
Говорят: “Это мой город! Я там себя чувствую комфортно!”
Если у них спросить: “Что ты там будешь делать?”
(Я всегда спрашиваю, чтобы поиздеваться), —
они отвечают: “А здесь чо делать?”,
они большие оригиналы.
Они говорят о красоте Питера,
рассказывают о том, как там много хороших групп
и как они там с друзьями бухали
и ходили поссать в подворотню прямо в центре.

Тогда я спрашиваю, почему они не хотят переехать, например, в Москву,
где всё в сто миллионов раз круче,
или в Киев, где нет “Единой России” и Путина.
Про Киев они говорят, что не интересуются политикой,
а про Москву — что это грязный город, где все суетятся и где слишком
                                                                      дорого,
что означает, что они просто не были в Москве после школьной экскурсии.
А еще: когда я стал интересоваться поэзией, я увидел,
что почти у каждого поэта есть стихотворение про Питер.

Так вот — я всегда вспоминаю картинку из числа тех, которые
распространяются в Интернете, “баян”,
на которой куча мужиков толкает сломанный троллейбус
с рекламой на нем “Переезжайте жить в Санкт-Петербург!”,
и думаю: переезжайте, станет значительно свободней.
Переезжайте, там таблетки по сто рублей в розницу!

Я подумал об этом,
увидев в спортивном разделе “Газеты.ру” совсем другую фотографию:
потерявшего сознание молодого мента на футбольном поле.
Этого мента затоптали представители культурной столицы,
ринувшиеся на поле с трибун отмечать победу футбольной команды
                                                                      “Зенит”,
сметая всё на своем пути.
На заднем плане были видны Михаил Боярский в шарфе “Зенита”
и президент питерского футбольного клуба,
топ-менеджер “Газпрома”, который руководит этим направлением
утилизации государственных денег.
Я чуть-чуть поискал информацию о судьбе пострадавшего мента и ничего
не нашел.


Версия для печати