Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2009, 7

Веселый центон

стихи

Губайловский Владимир Алексеевич — поэт, критик, эссеист. Родился в 1960 году. Выпускник мехмата МГУ. Живет в Москве.

 

*     *

 *

Счастлив, кто падает вниз головой.
Владислав Ходасевич
Говорила Марина: я хочу не быть.
Раствориться, расплавиться, позабыть
всё, что связывало меня с землей,
родными и близкими. Они со мной
тетёшкались столько лет подряд,
опекали, вытаскивали из дерьма.
Хорошо бы, конечно, принять яд,
но этот способ дорог весьма.
Проще выйти на воздух. Не отдав долгов,
задохнуться давлением в пять атмосфер.
Вот и вся любовь.
Вот и вся любовь.
Небосвод непоправимо сер
под тобой, шагнувшим через барьер.

 
 

Жестокое солнце

Игра в аду.
Велимир Хлебников
Australian Open — 2002. Женский финал.
Дженнифер Каприати — Мартина Хингис.
Температура приближается к сорока.
С каждым геймом становится жарче.
Вода выкипает мгновенно,
оставляя на теле соляные разводы.
Корт, раскаленный как сковородка,
припекает ступни сквозь подошвы кроссовок.
Это не теннис,
это — игра в аду.

Мартина отходит в тень.
Стоит секунду, две, три.
Больше нельзя.
Дженнифер чуть сильнее физически.
Она вымучивает победу.

Мартина сидит, опустив голову.
Она ничего не видит.
И кажется ей, что теннисный мяч
похож на снежок,
брошенный маленькой девочкой
где-нибудь в Татрах.

Через полгода
она — красивая, двадцатидвухлетняя —
уйдет из спорта.

 

*     *

 *

А потому что жизнь прошла.
Сергей Гандлевский
Жизнь представляется прожитой.
Что мы видим в конце?
Что отразилось, Боже мой,
на этом лице?

Шрамами и ожогами
траченный, но живой.
Мне остается много ли?
Много ли, Боже мой?

Стерпится, перемелется,
пыль осядет в углу.
Но все равно не верится,
что все равно умру.

 

*     *

 *

И жаждет веры, но о ней не просит.
               Федор Тютчев

Откуда дует ветер?
С Белого моря.
Кто стоит на дороге?
Одинокий странник,
горький пропойца,
крещеный нехристь.
Чего он хочет?
Веры.
Отчего же не молит Бога?
Матерьялист.

Новогоднее

Я понял, что родина творчества — будущее. Оттуда дует ветер богов слова.
                 Велимир Хлебников
Когда я был юношей,
в календаре было много красных праздников
и только один белый.

Изменилась эпоха,
красные праздники выгорели,
но белый праздник остался.

Накрахмаленную скатерть
хрустящую, как чистый лист,
стелите на стол.

Стихи приходят из будущего
и, когда наступает их время — гаснут.
Поэзия — это воздушные корни языка,
которыми сегодняшний день
прорастает в завтрашний.

И уже нестрашно
войти в новый день, в новый год,
потому что мы многое знаем о нем,
потому что оттуда пришли
любимые нами стихи.

 

Веселый центон

Wer spricht vom Siegen? Uberstehn ist alles.
                   Rainer Maria Rilke
Кто говорит о победе?
Выстоять — вот и все.
Когда на тебя наедет
красное колесо,

когда круги под глазами
и некуда больше спешить,
и все, что коллодий залил,
уже не следует шить.

Гурьянова и Каширка,
секонд-хенд и б/у
расщепили ошибкой
твою судьбу.

Стоишь ты урод уродом,
сунув цигарку в рот.
Ты был со своим народом
там, где был твой народ.

Версия для печати