Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2009, 5

Одноклассники.ru

маленькая поэма

Анна Аркатова родилась в Риге. Окончила филологический факультет Латвий-ского государственного университета и Литературный институт имени А. М. Горького. Ра-бо-тала преподавателем литературы, редактором. Автор трех поэтических книг. Пуб-ликовалась во многих литературных журналах. В “Новом мире” печатается впервые. Живет в Москве.

Поэма публикуется в авторской редакции.

 

Маленькая поэма

 

...А ещё город К. славится Всесоюзной Школой Высшей Лётной Подготовки.

 

(Из путеводителя 1972 года)

 

 

*      *

 *

 

Самолёт садится на траву,
Девочку всё время рвёт в пакетик,
Прыгай, прыгай зайка кенгуру,
Будем целовать тебя как дети,
В стёклышко, в пропеллеры, шасси,
К лётчику попросимся в кабину,
Вот и мы еси на небеси,
Как там крылья? На, потрогай спину….

 

Аня, помнишь школу 25? А меня? Я Панина Лариса. Я живу и работаю в г. Москве. Заместителем главного бухгалтера журнала путешествия и спорт. Мой муж директор фирмы сигнализции. Мой сын Станислав аспирант высшей школы экономики. Как ты живёшь, Аня?

 

Лариса Панина, рост метр тридцать пять. Ей перепали сапоги-чулки. Они, конечно, длинные, читай Ларисе Паниной почти до мини юбки и неудобно выходить к доске. Тогда Лариса Панина берёт и ножницами ловко под коленку чирик-чик-чик калёный дерматин. И что самое поразительное — прямо по молнии, по молнии. И молния, что интересно, после этого прекрасно работает!

 

Аня, помнишь школу 25? Это я, Ира Писная. Помнишь как мы ходили через сад к тебе домой? И ещё боялись интернатовских. Мы с мужем на севере почти за полярным кругом. У меня двое детей. Как ты живёшь, Аня?

-

Ира Писна'я примерно такого же роста как Панина. Тоже сидела на второй парте в третьем классе. Похожа на мою немецкую куклу Марту. Когда с 3-б проводили весёлые старты, нужно было флажок передавать эстафетой. И как только очередь до Писной доходила, мы все, надрываясь, кричали Пи-ся! Пи-ся! Пи-ся! 3-б проигрывал.

А когда мы ходили через сад, Ира, помнишь во что мы играли? Даже страшно признаться, во что мы играли. Мы играли в роддом! Рожать тренировались. У Иры Писной получалось лучше ровно в два раза. У неё и школьная форма была короче.

 

*      *

 *

 

Такая была игра. Берёшь зажигаешь спичку.
Водишь под потолком скажем полуподвала
Пишешь пока горит. Главного не сказала —
Всё это с закрытыми глазами, а что получается —
Откроешь глаза — увидишь.
Вот мы стоим вдвоём Владик Шевцов и я,
Виснет полуподвал прям над моим дыханьем,
Владик о коробок слышу как спичкой чирк,
Что он напишет что страшно подумать — Аня?
Аня плюс Владик? плюс жарко в полуподвале,
(Как я огня боюсь тем более нас позвали)
Я торможу на Вла… копотью по побелке,
Не открывай глаза! Там ятебялюблю! Мелко
Пот проступает над верхней губою Владик
Здесь завалили вход выведи бога ради
Мама меня не съест папа меня не выдаст
Это чужой подъезд, это пальто на вырост
Ну посмотри сюда и к потолку прибита
Долго читаю на иностранном языке:
T H E B E A T L E S

 

Аня, ты почти не изменилась. Как я рада, что тебя нашла! А я — Люда Андреева. Напиши, если помнишь. Я живу в Германии. Работаю медсестрой. Как ты живёшь, Аня?

 

Люда Андреева, похожая на цыганку, смуглая Люда меня назвала жидовкой. Тихо так один раз. И кроме Люды никто никогда никто никогда или просто не помню. Люда тянула на три по истории в четверти. Ну же Андреева что у нас с крымскими войнами, Дина Петровна с шиньонами цвета вишнёвого мирно стучит авторучкой по стёртой столешнице. Люда Андреева в штапельной юбке с разрезами — кто разрешил-то ну ладно в субботу каникулы — долго листает учебник истории родины, стоя у классной доски с бледнорозовой картою. Вдруг это самое падает наша Андреева. Сводит глаза и роняет учебник истории. Дикий разрез отлетает и видно как тянется длинная стрелка на плотных колготках Андреевой. Дина выводит три. Девочки за водой. Я абсолютно здорова, слышишь Андреева, но несколько раз так пробовала и всё получалось меня отпу-скали домой.

 

*      *

 *

 

Классного звали как Троцкого Лев Давыдович.
Физика физика третий закон Ньютона.
Я отвечаю. Он смотрит и смотрит на вытачку.
Что там такого — стою перед зеркалом дома?
Если масса тележки А
Больше массы тележки В,
То и скорость тележки А
Вдвое меньше
Если я пропаду одна
В этой вольной школьной борьбе,
Станет поровну на земле
Мужчин и женщин.
Он мне на ухо выучи пятый билет,
Выучила вытянула второй с краю,
А Тоньке поставили тройку и Троцкого больше нет,
И на выпускной не пришёл и что с ним никто не знает.
Пуля выпущенная из ружья попадает в брусок деревянный,
он положенный на тележку отправляется в дальние страны
по рельсовому пути
с компенсированным трением
И
я писала пальцем по воде
Что действие равно противоде...

 

*      *

 *

 

Во втором санитарка —
Покажите манжеты и ногти!
В третьем я звеньевая —
Покажите тетради в линейку!
В пятом я председатель отряда —
Покажите на что вы способны!
И ни разу не знала, что делать потом,
Когда все уже всё показали?
Вот и пропустила информационный бум в конце 80-х.

 

*      *

 *

 

Ой кто-нибудь знает где Владик Шевцов-то?
Я знаю! Ему повезло больше всех,
Он — профессиональный наркоман!
Продает дедовскую библиотеку прямо с асфальта на Николаевке.

 

*      *

 *

 

Amo — я люблю
Amat — он любит
Amas — мы любим

Далеко в архиве евклидова
геометрия,
Астрономия Птолемея, римское право, христианская догма,
Лишь грамматика, закаляясь и матерея,
О трех лицах заходит в речь и сидит там как дома.
И одним лицом говорит ничего не бойся,
Amas, Amat, Amamus мы все как боги,
А вторым лицом говорить не умеет вовсе,
Предпочитает живому журналу блоги.
А до третьих лиц ей вообще никакого дела,
Только верное Amo в александрийском списке
Всё хватается за перо, за кусочек мела,
За короткую паузу голосового пробела
Перед произнесения непосильным риском.

 

Аня! Это опять я, Ира Писная, ты спрашивала, кто ещё из наших ну так вот — Юра Адаменко, Женя Ковалёв, Игорь Вагин, но я была только на Юркиной могиле.

 

*      *

 *

 

Качели трогаются с места,
Как настоящий самолёт,
И как всё будет неизвестно,
Подумал маленький пилот,
Какие выплывут детали,
Кто остановит, даст сойти,
Когда слетит с ноги сандалик,
И солнце встанет на пути.

 

Версия для печати