Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2009, 12

Пауза в свободном стихе

стихи

Куприянов Вячеслав Глебович родился в 1939 году в Новосибирске. Окончил Высшее военно-морское училище инженеров оружия в Ленинграде и Московский институт иностранных языков. Поэт, прозаик, переводчик, эссеист, редактор. Один из пионеров современного русского свободного стиха. Автор нескольких книг поэзии и прозы. Член Союза писателей России и Союза писателей Сербии. Живет в Москве.

В подборке сохранена авторская орфография и пунктуация.

Пользуясь случаем, сердечно поздравляем нашего автора с юбилеем.

*     *

  *

Высокая цель
небо
похоже на мишень
где все попадания
в яблочко

или небо
мишень неопытного стрелка
с пулеметной очередью млечного пути
осколочными бомбами созвездий
одиночными трассами метеоров

о эти ядерные взрывы сверхновых
на новой земле неба!

если с земли все время прицеливаться
если на земле
продолжать стрелять

чем ответят планеты
метеоры
звезды

 

Мой язык

Мой язык — переживший
Вавилонскую башню
и все башни
из слоновой кости
ныне лежит немо
под гнетом
телевизионной башни

*     *

  *

Русская жизнь переписывается
арабской вязью Корана
железной латынью крестоносцев
египетской клинописью кремлевских звезд

Кто мне пошлет бересту
по электронной почте?

Река забвения
впадает в море жизни

где коренастые иероглифы
заводят свою огромную сеть
чтобы поймать скудеющую кириллицу
которая из точки А
несет золотой песок азбуки
в бездну Я

 

Собрание часов

Вот часы которые вечно показывают полночь
Вот часы которые упали в море и там растворились
Вот часы которые будят вас как только вы задремали
Вот часы, большие, как луна, но маленькие, потому что лежат на краю света
Часы как арбуз, из которого выели время
Часы, на которые наступил слон, один из трех, что держат на себе землю
Часы, которые взрываются, как только их заводишь
Часы которые так долго тикали, что превратились в дятла и сели на дерево
Часы угрожающе повторяющие: пробил твой час!
Часы в виде кота в мешке для тех, кто любит свободу: из них наугад можно
                                                                                                        вынуть любой час

Часы, которые мне дороже всего: под ними я ждал тебя,
и ты до сих пор не пришла,
их я время от времени встряхиваю и
держу над собой

 

Пауза в свободном стихе

Что бы не говорилось, но главное
Происходит уже не в речи
А в паузе —
В паузе поэт переводит дыхание
В паузе у читателя должно перехватить дыхание
Иначе напрасно движение речи поэта
И недаром сказал о соловье Соколов Владимир —
“Как удивительно в паузах
Воздух поет за него” —
Так за поэта
В паузе думает воздух

Пусть в поэзии что-то не ладится
Но черновик всегда можно поправить
Неверно заполненная пауза непоправима
Послушайте как ее заполняют смехом
Чужим смехом записанным на диктофон
И запускают в глупой телепрограмме
Чтобы вы знали где надо смеяться
И вот вы смеетесь как только услышите паузу
А времени думать и понимать не остается
Ибо думать человеку затруднительно
Но если вам сказать об этом
Вы почему-то обижаетесь не на себя
А на забытого вами академика Павлова

Но я-то хотел сказать всего лишь
О паузе в свободном стихе
Который возможно стихом не является
Если в паузе вам не о чем подумать
И в этом может быть виноват
Или сам поэт или академик Павлов
Или собака Павлова если она зарыта
Где-то между первым и последним словом

 

*     *

  *

Ах не так жаль ХХ-го
еще своего века
как жаль ХIХ-го
все более для нас чужого
когда еще были русские
еще не продавшие свой воздух
за водой ходившие к проруби
(вода в реке была глубже чем в море)
честь хранящие смолоду
вплоть до ссылки под пули горцев
у которых тоже была своя честь
и неприступные горы того века
были выше гор
нашего дня

Дым

Дым — вон из небес! —
решили в высотах
и вот дым
ушедший с земли
возвращается в очаги
в глаза, которые выел
в огонь, без которого
якобы дыма нет

дым вернулся
в легкие всех курильщиков
и они раздулись
как дирижабли
и взлетели над ворохом крыш
суматошно
они похлопывали по карманам
и над всей планетой
громыхали их спички
как черный
искрящийся снег
над землей свивался дым
все покрывались сажей
и становились черными
все от альбиноса-пингвина
до президента Америки

В мою дымящуюся дверь
постучали, и я открыл
там во мраке
во главе неясной
группы людей стоял
сам Джордано Бруно
с огромной авоськой
в которой над грудой книг
виднелся 2-й том
Мертвых душ
и чей-то пророческий
женский голос, кажется,
Жанны д’ Арк произнес —
у вас есть макулатура

я им отдал эти стихи

 

*     *

  *

Рыночные причуды природы —
зима задолжала лету
снег упал
по отношению к дождю
но не каждый под небом
может позволить себе даже снежинку
хотя кто-то скопил сугробы
и вывез их в банки Гренландии

На небе все меньше
свободных земельных участков
спецслужбы следят
за направлением взглядов
чтобы они не касались
пределов чужих созвездий

Микробы переходят
на макроэкономику гриппа

Птицы решают большинством голосов
когда приходить весне

Хищники за взятку
обещают не съедать
полностью
и сразу

 

*     *

  *

О свобода свобода
Долой стены
Да здравствуют
Сплошные окна и двери
(рушится потолок)

Долой линию горизонта
(рушится небо)

О равенство
Гипотенузы равны катетам
Решена проблема квадратуры круга
Медвежий угол равен углу отражения
Долой памятники
все лежащие в земле равны друг другу

О, братство!
О, братство…
На прощанье каин обнимает авеля

Версия для печати