Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2009, 10

Слепой человек

стихи

Русс Анна Борисовна родилась в Казани в 1981 году. Окончила Казанский государственный университет, училась в Литературном институте им. А. М. Горького. Публиковалась во многих периодических и сетевых изданиях. Автор книги стихов “Марежь”. Лауреат премий “Дебют”, имени Бориса Соколова, “Открытая Россия”, “Звездный билет”. Живет в Казани.

В подборке сохранена авторская пунктуация.

*     *

  *

Сам не знаю и вам не скажу
Для чего я одетый лежу
На раздетой вчерашней постели
Отчего я дышу еле-еле
Для чего так усердно дышу?

Что за сила меня осеняет
Что за ясность меня населяет
Что за ад меня ждет на полу
Что за шарик сияет в углу
Так настойчиво, больно сияет?

Кто мерещится, тот покажись
На забытой земле окажись
На кауром слоне окажись
На игрушечном автомобиле

Чтоб тебя полюбили, как жизнь
Чтобы жизнь, как тебя, разлюбили

Чтобы мудрый бесценный урок
Как обычно пришелся не впрок
Ни для вывода, ни для сравненья
Потому и творящий творит
И заманчивый шарик горит
Исключая возможность сомненья

 

Зеркало

Человек — простое существо,
Мир его до зеркала сужается
Любит больше человек того,
В чьих глазах он лучше отражается.

В чьих глазах яснее отражается,
В чьих глазах сильнее отражается,
В чьих глазах честнее отражается,
В чьих глазах умнее отражается.

Зеркало, с которым прожит год,
С каждым днем становится тусклее,
Гнется, еле держится на клее,
В нем себя никто не узнает
Все-то в нем морщинистей и злее,
Мелочней, зануднее, наглее,
Все слабей, ленивей и глупей.
Вместо гуру эры Водолея
Видишь в нем трепло и бармалея,
Вместо слов “твори”, “стремись”, “успей”,
Чаще в нем читается “не пей”.

В зеркале, замеченном в витрине,
Видишь неземную чистоту,
Отраженье знаковости линий,
Свой талант-надежность-красоту,

Кажется, что сила бы проснулась,
И надежда юности вернулась,
Кажется, рука бы размахнулась,
И тогда бы жизнь перевернулась,

Если б это светлое стекло
Чаще отражать тебя могло.

Ангел мой, зазноба, не вернется,
Он уехал в дальние края,
Жизнь моя уснула, не проснется,
Слабая рука не размахнется,
Где ты бродишь, девочка моя?

Головы выходишь не покрыв,
На мороз, в метелицу, с обрыв-
Каждый подвиг, каждое сраженье —
Каждый выпад, каждое движенье —

Сядь спокойно. Всякий твой порыв —
Просто отраженье отраженья.

Мелочный угрюмый бармалей.
Донеси до рта и не пролей.

 

*     *

  *

Трубка, прости, я не могу тебя снять
Вон, глядь, мой любимый пошел
Мой пустоглазый, глядь
Переступает ногами сердце мое отнять

Сердце мое распять, разбить и разъять
Переступает ногами все у меня отобрать
Прости, телефон, я сейчас не могу тебя взять
Вон пошел мой любимый, глядь

А я вот, брат, думаю, кому ты ваще, брат, наден
Если тебе от рожденья, брат, человечий язык не даден
Если вечно зелен черный твой виноград
Вот что волнует, брат

Переступает ногами, глядь, и что с тобой делать, брат
Пустой, как кружок, загадочный, как квадрат
Может, отвесить тебе
Или как-то еще отметить?
— Что распинаешься, говорит,
Я, похоже, и сам не рад.

Извини, звонок, я никак не могу на тебя ответить

 

слепой человек

Я бы успел все, что должен, и был бы свободен с этого дня,
Если б не человек, стоящий за плечом у меня,
Он говорит, я слепой, ничего не вижу, стою себе и стою,
И тянет ко мне поближе змеиную шею свою.

Почту ли проверяю или зерна кофейные отмеряю,
Тезисы выдумываю или в ванной от тоски по тебе умираю,
Слепой человек всегда стоит за моим плечом,
Говорит, ты сам за собой и подглядываешь, я тут при чем.

Я бы мог любить тебя сильнее в тысячу раз,
Написать тебе сотни открыток с сотнями ничего не весящих фраз,
Выложить под твоим балконом из самолетиков слово люблю,
Если зачихаешь, собирать по болотам клюкву и терафлю,
У тебя во дворе накатать отряд дружелюбных снеговиков,
Пронести в стихах твое имя сквозь череду веков,
Но слепой человек стоит за моим плечом,
Говорит, ты сам себе и мешаешь, я тут при чем.

Говорит мне, не отвлекайся, заканчивай то, что начал,
Я ничего не вижу, считай, что я ничего не значу,
А я ложусь на диван и смотрю себе в потолок,
Если ты ничего не видишь, значит, тебе невдомек,
Что я мог бы двенадцать суток в далеких горах поститься,
А потом просветленным в путь за мечтой спуститься,
Что я мог бы возглавить концерн по производству счастья
Для всех, кто за мной не смотрит, рядом со мной не всегда, и отчасти
Я даже рад, что слепой человек стоит за моей спиной,
Позволяя мне быть собой,
Спасибо,
Что ты до сих пор со мной.

 

*     *

  *

Кажется, этим поездом вечером все уезжают,
В кассе билетов много, но не на те поезда,
Встретимся завтра на месте — все тебя утешают,
Только никто не скажет, где это и когда.

Всех посадив покладисто на этот веселый поезд,
Ты в ожидании поезда приобретаешь сок,
И про себя повторяешь — поздно, бесценный, поздно.
Радости торта не чувствуешь, успев на последний кусок.

Пятна махровых скверов, улиц косые ленточки,
Птицы на юг улетают с тонущего корабля.
Все воробьи и голуби делятся, как одноклеточные.
Ты никогда не видел яиц и гнезд воробья.


Версия для печати