Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2009, 1

В зеленоватой оболочке смысла

стихи

Штыпель Аркадий Моисеевич родился в 1944 году в Самаркандской области. Детство и юность провел в Днепропетровске. Учился на физическом факультете Днепропетровского университета. Писал стихи на русском и украинском языках. В 1965 году был исключен из университета по обвинению в формализме, очернительстве, сионизме и украинском национализме. Переменил множество профессий. Публикуется с 1989 года, автор двух книг стихов. С 1968 года живет в Москве. В “Новом мире” публикуется впервые.

*      *

  *

Створаживается молоко.
Обызвествляются сосуды.
С трудом в игольное ушко
протискиваются верблюды.

Заросши шерстью до ноздрей,
вышагиваючи горбато,
они уходят без поводырей
туда, откуда нет возврата.

Один, другой… слетает сон:
гряда барханная курится,
и колокольцев слабый звон,
и выгоревшие ресницы.

И неподвижны и суровы
края с горами по краям.
.........................
И вымершие острословы,
чьи шутки непонятны нам.

 

*      *

  *

невнятно
погромыхивает звук
в зеленоватой оболочке смысла
в сухой истонченной кожуре

или еще:
подслеповатый бык
как бы на дне прохладного колодца
смыкает-размыкает проводочки
и слушает озоновые искры

или еще:
вот школьники в прозрачном сентябре
поодиночке

уж приготовились к паренью
уж за плечами серебрятся ранцы
уж выпрямлены спичечные ножки

уж как тут
тут как тут не увязаться
за
отмахивающим
враз по три версты
за колченогим циркулем наук
как тут не уколоться
стальной иголочкой
....................
и тут мы видим
как взрываются
как мумий пестрые персты
причерноморские стручки акаций
и слышим звук

 

*      *

  *

худо худо нищеброду
побирухе и бомжу
невзирая на погоду
жаться ближе к гаражу

ходит в шарфе и берете
хмурый мим марсель марсо
тятя тятя наши сети
в нетях нити хромосом

светят звезды
дышат хляби
где-то ангел пролетел

в галактическом масштабе
дефицит белковых тел

 

 

*      *

  *

в ателье
где жизнь выдают на примерку
что ни делается все насмарку
тщетно играют мускулами бронзовые атлеты
веселенький шлягер отщелкивают конторские счеты
старшина устраивает торжественные похороны окурку
вечернее небо дрожит отражая электросварку
женский голос повторяет испуганно что ты что ты

волна доставляет бочку
в заданную точку
иванушка кличет сивку-бурку
раздувает ветер кавказскую бурку
за спиной абрека
на коробке казбека

я помню белый гипс
и половину века

беспечных дней прохладная лавина
и не заметишь — шелестнет
и воздуха махина
прозрачным пузырем растет
или убойная долина
убогим вереском цветет
........................
чугунных гирь натужный выжим
и нудит и знобит и я
и мы нет-нет да и оближем
бесцветный лед небытия
и как фанера над парижем…

 

*      *

  *

железнодорожные аттракционы
заоконный замедленный контрданс
толстым морозом зарастают вагоны
на пятые сутки впадаешь в транс

пролетая стеклянным транссибом
позвенишь ложечкой и горя нет
персонажи свободны всем спасибо
я не умею скроить сюжет

один духарился сбросили с поезда
хорошо на станции не на ходу
за холмами хоронится чингисханово войско
впереди белый мамонт с паханом на горбу

надо быть внимательным играя в карты
черные птицы летят в молоко
на сорокаградусном не очень-то покаркаешь
и от судьбы не уйдешь или уйдешь недалеко

Версия для печати