Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2008, 8

Гамлет

(Акт пятый. Сцена вторая.). Перевод Алексея Цветкова

Цветков Алексей Петрович — поэт, прозаик, журналист. Родился в 1947 году на Украине. Учил-ся в МГУ, был одним из основателей поэтичес-кой группы “Московское время”. Эмигрировал в США в 1974 году, защитил дис-сер-тацию в Ми-чиган-ском уни-вер-ситете. Выпустил несколько стихотворных сборников, а также книги эссеистики и прозы за рубежом и в России. Живет в США.

“Новый мир” публикует перевод финальной сцены последнего, пятого акта.



Объяснять, зачем нужен еще один перевод “Гамлета” и вообще Шекспира, бессмысленно, но это бессмысленное занятие такого рода, что его не избежать, поэтому я попробую коротко изложить здесь несколько вполне очевидных соображений. Прежде всего, переводить Шекспира нужно потому, что по-русски его не существует. Существуют лишь переводы: мой, предыдущие и, как я очень надеюсь, последующие. Ни один из них не дает точного представления об оригинале и никогда не даст по той простой причине, что соответствий Шекспиру ни в каком из известных мне языков я не знаю — по широте взгляда, диапазону словаря и мощи таланта; а если бы таковые были в неизвестных, мы бы о них давно услышали. Излагать квантовую теорию без формул тоже нельзя, но все новые люди предпринимают все новые попытки, к нашей вящей пользе, и в конечном счете-— им спасибо. У кого-то выходит лучше, у кого-то хуже, но всегда есть надежда, что обойдешь прежнего лидера хотя бы на метр, — спасибо и на этом.

Переводов “Гамлета” на русский существует множество, разбирать их здесь нет никакой возможности. Коротко остановлюсь на самых известных. Перевод Лозинского, один из самых точных по смыслу и “эквилинеарности” (соблюдению счета строк), страдает временами насилием над языком и неуклюжими конструкциями, то есть нужный компромисс между точностью и художественностью не всегда достигается. Перевод Пастернака я бы, выразившись с предельной осторожностью, назвал недобросовестным. Для такой работы требуется знание языка оригинала, в каком-то смысле превосходящее то среднее, каким располагает образованный носитель этого языка. Ничего подобного мне в Пастернаке заподозрить не удается. Другой, очень важный для меня упрек: отсутствие в его переводе того, что я бы назвал “священным ужасом”, — ощущения разницы в масштабах между собой и объектом перевода. Гордыня в подобных случаях создает непреодолимое препятствие.

И еще одна исключительно важная деталь. Все предыдущие переводчики
оставляют у читателя впечатление, что они переводят некий общеизвестный оригинал. Между тем оригинала “Гамлета” не существует. Есть три разные версии, довольно трудно совместимые, и различные более или менее авторитетные из них компиляции. Основы этой текстологии переводчик просто обязан знать. Мой перевод выполнен, с парой мелких отступлений, по одной из достаточно авторитетных — версии Шекспировской Фолджеровской библиотеки в столице США под редакцией Барбары Моуэт и Пола Верстлайна.

Я бы сравнил переводы Шекспира с восхождением на Эверест с одной существенной разницей. Любое из предыдущих восхождений не отменяет нужды в последующих. Но на Эверест все-таки взошли, а Шекспир — из тех вершин, которые нам никогда не взять. Но мы будем стараться. Если мне удалось взойти чуть выше, моя функция выполнена, и единственное, что мне доставит еще большую радость,-— это чужая победа надо мной.

Алексей Цветков

 

 

Акт пятый. Сцена вторая

 

Входят Гамлет и Горацио.

Гамлет

Ну вот и все. Теперь могу продолжить —
Ты не забыл, о чем я говорил?

Горацио

Я помню все, милорд!

Гамлет

Я там лежал, а в сердце шла война
И сон гнала из глаз. Я был мрачней
Мятежника в оковах. Торопливо —
Порой и опрометчивость права,
И торопливость не во вред, коль скоро
Хиреют наши планы — в этом есть
Урок, неведомое божество
Нам правит замыслы...

Горацио

Наверняка.

Гамлет

Я вышел из каюты,
Закутавшись в свой плащ, впотьмах нашел,
Где эти двое спали, и пошарил
У них в имуществе, затем вернулся
Опять к себе, где, позабыв манеры
От страха, вскрыл врученный им пакет
С инструкциями. Там лежал приказ —
О, подлость королевская, Горацио, —
Со ссылками на тысячу причин
Равно с английской стороны и с датской,
С ушатом грязи в сторону мою —
Мол, тотчас по прочтении, не медля,
Не потрудившись заострить топор,
Отсечь мне голову.

Горацио

Не может быть!

Гамлет

Да вот оно, посмотришь на досуге.

(Вручает ему письмо.)

Ну, хочешь знать, что я затем предпринял?

Горацио

Прошу, скажите.

Гамлет

Итак, в их гнусный невод угодив —
Они уж вон куда зашли, пока я
Мозгами пораскидывал, — я сел,
Придумал новый текст и написал.
Я раньше думал, этот почерк вязью
По чину крючкотворам, и пытался
Изжить его, но тут он сослужил
Мне службу. Не желаешь ли узнать,
Что я там написал?

Горацио

О да, милорд.

Гамлет

Настойчивую просьбу короля
Любезному английскому вассалу,
Чтоб впредь цвело и крепло древо дружбы,
Чтоб мир гирляндой в колосках пшеницы
Их обоюдный овевал союз
И прочие чувствительные “чтоб”,
А по ознакомлении с письмом
Без болтовни и лишних проволочек
Подателей сего свести на казнь
Без покаянья.

Горацио

А с печатью как же?

Гамлет

И тут мне провиденье помогло —
Я сохранить сумел отцовский перстень,
И датская печать на нем точь-в-точь.
Поставил подпись, все, как было раньше,
Сложил, поставил оттиск и вернул
Без подозрений. Утром приключилось
Сраженье. Ну, а дальше все тебе
Уже известно.

Горацио

Прощайте, Розенкранц и Гильденстерн?

Гамлет

Их слишком увлекала эта роль,
Чтоб отягчать мне совесть. Эту гибель
Их собственные козни навлекли.
Для мелюзги опасно очутиться
Меж молотом и наковальней в миг
Сближения.

Горацио

Ну и король у нас!

Гамлет

Тогда скажи, не долг ли мой прямой —
Ведь он убил отца и скурвил мать,
Сгубил во мне на выборы надежду
И подлым трюком выставил силок
На жизнь мою — не прав ли буду я,
Убив его? Не преступленье разве
Позволить этой язве мирозданья
Бесчинстовать и впредь?

Горацио

Его король английский должен вскоре
Оповестить, чем дело увенчалось.

Гамлет

Да, вскоре — тем важнее промежуток.
Всей жизни — сосчитать до одного.
Но мне ужасно совестно, Горацио,
Что я с Лаэртом дурно поступил.
Его судьба — прямое отраженье
Моей. С ним нужно будет помириться.
Уж больно выставлял он напоказ
Свою печаль и скорбь.

Горацио

Кто там, войдите.

Входит Озрик, придворный, со шляпой в руке.

Озрик

Добро пожаловать в Данию, ваше высочество.

Гамлет

Покорнейше благодарю, сударь. (В сторону, к Горацио.) Тебе известно это насекомое?

Горацио (в сторону, Гамлету)

Нет, сударь.

Гамлет (в сторону, Горацио)

Ты ближе к благодати, потому что знать его — порок. У него много земли, и плодородной. Если зверь — царь зверей, ему выставляют кормушку в
королевской трапезной. Он невежа, но хозяин обширной грязи.

Озрик

Любезный государь мой, если осмелюсь отвлечь ваше высочество, у меня есть кое-какие известия от его величества.

Гамлет

Я выслушаю их, сударь, со всем присущим тщанием. Шапочку-то употребите — она ведь для головы.

Озрик

Благодарю, ваше высочество. Уж очень жарко.

Гамлет

Да нет же, поверьте мне — очень холодно, ветер-то северный.

Озрик

А ведь правда довольно холодно, действительно.

Гамлет

А вот мне сдается, что весьма знойно и жарко для моей конституции.

Озрик

Чрезвычайно, милорд. Жуткий зной, скажу я вам. Милорд, его величество просил меня вас оповестить, что он заключил на вас изрядное пари. Дело обстоит так...

Гамлет

Сударь, прошу вас. (Указывает на шляпу Озрика.)

Озрик

Ах нет, милорд, ей-богу, мне и так хорошо. Сударь, ко двору только что прибыл Лаэрт, поверьте мне, образец благородства, преисполненный замечательных качеств, весьма тонкого общества и достойного обхождения. Право, если говорить о нем проницательно, он являет зерцало дворянства, ибо вы найдете в нем полное содержание всего, что приличествует благородному лицу.

Гамлет

Сударь, ваше описание не умаляет его чести, хотя перечисление его достоинств посрамило бы арифметику памяти, да и то не удержало бы курса ввиду резвости его паруса. И однако, в удостоверение подлинности похвал,
я почитаю его лицом великих достоинств, а сущность его столь замечательной и редкостной, что, уж коли начистоту, она под стать лишь его отражению в зеркале. Да и кому поспеть за ним? Разве только собственной его тени.

Озрик

Ваше высочество описывает его весьма безупречно.

Гамлет

А какое касательство ко всему, сударь? Чего ради мы принижаем его нашей грубой хвалой?

Озрик

Простите, сударь?

Горацио (в сторону, Гамлету)

Нельзя ли с ним на другом языке? Ну право же, сударь.

Гамлет

В чем суть упоминания об этом благородном лице?

Озрик

О Лаэрте?

Горацио (в сторону, Гамлету)

Его кошелек уже пуст. Все золотые слова истрачены.

Гамлет

О нем, сударь.

Озрик

Я знаю, вы не полный невежда...

Гамлет

И на том спасибо. А и не знали бы, так что мне с того. Ну, и?

Озрик

Вы не полный невежда относительно совершенств Лаэрта в области...

Гамлет

Не могу этого признать, поскольку пришлось бы равняться с ним в совершенствах. Но хорошо знать другого — значит знать себя.

Озрик

Я имею в виду, сударь, его искусство с оружием. Ему составили репутацию, что он в этой отрасли не знает себе равных.

Гамлет

И каково его оружие?

Озрик

Рапира и кинжал.

Гамлет

Это два вида его оружия. Ну, и дальше?

Озрик

Сударь, король заключил с ним пари на шесть берберских коней, против которых он двинул, как я слышал, шесть французских рапир и кинжалов со всем комплектом, поясами, портупеями и тому подобным. Из этих сбруй три, право же, просто чудо, хорошо подогнаны к эфесам, сбруи прекрасные и сработаны с большим воображением.

Гамлет

Что вы именуете сбруей?

Горацио (в сторону, Гамлету)

Так и знал, что вам придется заглянуть в пометы на полях.

Озрик

Сбруя, сударь, — это портупея.

Гамлет

Такое слово пришлось бы кстати, если бы мы носили на бедре пушку. Пока что пусть остается портупеей. Ну-ка, ну-ка: шесть берберских коней против шести французских рапир со снаряжением и трех портупей с большим воображением. Похоже на французскую ставку против датской. Почему же он все это “двинул”, как вы выразились?

Озрик

Король, сударь, утверждает, что в дюжине раундов между ним и вами он не выйдет вперед больше, чем на три удара. Он поставил на двенадцать к девяти, и приступать можно немедленно, если ваша светлость соблаговолит ответить.

Гамлет

А если я отвечу “нет”?

Озрик

Я имею в виду, милорд, участие с вашей стороны в поединке.

Гамлет

Сударь, я буду прохаживаться здесь по залу. Независимо от воли его величества, у меня время моциона. Пусть приносят оружие, если у соперника есть желание, а король не отступится. Я принесу ему победу. А если нет, мне лишь прибудет позора, и пара ударов в придачу.

Озрик

Так в точности ему и передать?

Гамлет

В этом духе, со всеми прикрасами, каких востребует ваша природа.

Озрик

Слагаю мое почтение к стопам вашего высочества.

Гамлет

Благодарствуйте, благодарствуйте.

Озрик уходит.

Хорошо, что сам слагает. Ничей другой язык за него не повернется.

Горацио

У этого птенца полскорлупы еще на голове.

Гамлет

Он нахваливал сосцы матери перед тем, как к ним припасть. Вот именно так он, вместе с прочей известной мне стаей фаворитов нашего фривольного века, приобщился наречию времени и обзавелся, в ходе встреч с себе подобными, бойким лексиконом, который позволяет им придерживаться
самых популярных и отборных мнений. А вот только подуй на них — и
пузырьки лопаются.

Входит вельможа.

Вельможа

Милорд, его величество отрядил к вам молодого Озрика, который его извещает, что вы ожидаете в зале. Он посылает осведомиться, угодно ли вам сейчас состязаться с Лаэртом или некоторое время переждать.

Гамлет

Я своих решений не меняю. Рад послужить королю. Если противник в форме, то и я вполне, сейчас или в любое время, если только формы не утрачу.

Вельможа

Король и королева идут сюда, вместе со всеми.

Гамлет

Превосходно.

Вельможа

Королева просила вас вежливо объясниться с Лаэртом перед началом поединка. (Уходит.)

Гамлет

Она права.

Горацио

Вы потерпите поражение, милорд.

Гамлет

Не думаю. После нашей поездки во Францию я непрерывно практиковался. С таким гандикапом я выиграю. Но не поверишь, до чего у меня тяжко на сердце. Впрочем, это ерунда.

Горацио

Но, милорд...

Гамлет

Глупости все, но у меня какое-то предчувствие, вроде тех, какие случаются у женщин.

Горацио

Если чувствуете, что что-то не так, повинуйтесь этому чувству. Я их перехвачу на пути сюда и скажу, что вам нехорошо.

Гамлет

И не подумай. Плевать на предрассудки. Даже если воробью упасть, на то есть особое провидение. Если сейчас, то никогда больше. А если не сейчас, то когда-нибудь. Все дело в готовности. Раз уж никто не знает, что случится, пусть случится пораньше. Была не была.

Накрывают стол. Входят Клавдий, Гертруда, Лаэрт, Озрик, вельможи и прочая свита с трубами, барабанами, рапирами, кинжалами и графинами вина.

Клавдий

Прими, любезный Гамлет, эту руку.

(Кладет руку Лаэрта в руку Гамлета.)

Гамлет

(Лаэрту)

Прости меня, я скверно поступил,
Но милость подобает благородству.
Здесь всем известно,
Тебе, должно быть, тоже, что недугом
Наказан я. Всему, чем я нанес
Обиду тяжкую твоей природе
И гордости, виной одно безумье.
Тебя обидел Гамлет? Нет, не Гамлет,
Коль Гамлет был в ту пору не в себе,
А не в себе обидевший Лаэрта —
Не Гамлет. Гамлет это отрицает.
Кто это был? Недуг. А это значит,
Что Гамлет тоже жертва оскорбленья,
Безумие ему такой же враг.
Здесь, при свидетелях,
Я от намеренного зла в твой адрес
Далек в твоих великодушных мыслях,
Коль выпустил стрелу над домом брата,
А угодил в него.

Лаэрт

        В природных чувствах,
Где для меня серьезней повод к мести,
Я удовлетворен. Но там, где честь
Затронута, меж нами мира нет,
Пока постарше знатоки всех правил

Не скажут мнение и прецедент
В защиту чести. А до той поры
Я принимаю этот знак любви
Как искренний и верю.

Гамлет

        Обнимаю.

Мы разыграем этот приз по-братски.

Подать рапиры, мы начнем.

Лаэрт

        Мне тоже.

Гамлет

Я буду легкой дичью. Пусть неловкость
Моя послужит блеску твоего
Искусства.

Лаэрт

Вы смеетесь надо мной.

Гамлет

О нет, клянусь.

Клавдий

Подай-ка им рапиры, Озрик. Гамлет,

Пари тебе известно?

Гамлет

Да, милорд.

Боюсь, что вы на слабой стороне.

Клавдий

Я не боюсь. Я видел вас обоих.

Он посильней — на то и гандикап.

Лаэрт

(пробует рапиру)

Тяжеловата. Дайте мне другую.

Гамлет

(пробует свою)

А мне как раз. Здесь все одной длины?

Озрик

О да, милорд.

Гамлет и Лаэрт готовятся к бою.

Клавдий

А ну-ка, кубки нам на стол с вином.
При первом и втором ударе принца
Или ничьей в ответ на третий выпад
Пусть тотчас залп на брустверах дают.
Король за Гамлета поднимет кубок,
Жемчужину бросает он на дно
Богаче, чем в короне четырех
Монархов датских. Эй, подайте кубки,
И пусть труба и барабан сигнал
Дадут артиллеристам на стене,
А пушки — небу, небо — всей земле:
“Король пьет тост за Гамлета”. Начнем же.
Смотрите, судьи, не сводите глаз.

Звуки труб.

Гамлет

Ну-ка.

Лаэрт

Ну-ка вы, милорд.

Гамлет

Раз.

Лаэрт

Нет.

Гамлет

Судья?

Озрик

Удар, отчетливый удар.

Лаэрт

Ладно, дальше.

Король

Стоп, кубок! Гамлет, этот жемчуг твой.
Твое здоровье.

Клавдий отпивает, затем бросает жемчужину в кубок. Барабаны, трубы, орудийный залп.

Передайте принцу.

Гамлет

Закончим раунд — кубок обождет.
Вперед.

Гамлет и Лаэрт продолжают бой.

Еще один удар. Что скажешь?

Лаэрт

Прикосновенье было, признаю.

Король

Наш сын одержит верх.

Гертруда

        Он слишком толст.
Вот, Гамлет, мой платок, утри лицо.
Я выпью за твою победу, Гамлет.

Берет кубок с жемчужиной.

Гамлет

Благодарю.

Клавдий

Гертруда, стой, не пей.

Гертруда

Прошу прощения милорд, я выпью.

(Пьет.)

Клавдий

(в сторону)

Вино отравлено — я опоздал.

Гамлет

Я пить пока не стану, погодите.

Гертруда

Дай вытру лоб тебе.

Лаэрт

(в сторону, Клавдию)

Милорд, сейчас ударю я.

Клавдий

Нет, вряд ли.

Лаэрт

(в сторону)

Но тяжко, словно совесть не велит.

Гамлет

Ну, в третий раз, Лаэрт. Кончай забаву,
Давай-ка что есть силы и всерьез.
Я чувствую, что ты со мной играешь.

Лаэрт

Вы думаете? Ладно.

Гамлет и Лаэрт продолжают бой.

Озрик

Оба мимо.

Лаэрт

Готово!

Лаэрт ранит Гамлета. В схватке они обмениваются рапирами. Гамлет ранит Лаэрта.

Клавдий

Разнимите, это слишком!

Гамлет

Нет, продолжать.

Гертруда падает.

Озрик

О боже, королева!

Горацио

Ба, да они в крови — милорд, что с вами?

Озрик

Лаэрт, в чем дело?

Лаэрт

Я вальдшнеп, Озрик, в собственном силке,
Мне собственная подлость стала смертью.

(Падает.)

Гамлет

Что с королевой?

Клавдий

Ей от крови дурно.

Гертруда

О нет, вино, мой милый Гамлет, нет,
Не обморок — напиток был отравлен.

(Умирает.)

Гамлет

Злодейство! Двери быстро на замок!

Озрик уходит.

Измена! Отыскать убийцу.

Лаэрт

Он здесь, принц Гамлет. Гамлет, ты убит.
Все снадобья на свете бесполезны.
Всей жизни у тебя — на полчаса.
В твоих руках рапира без насадки,
Клинок отравлен. Этот гнусный трюк
Мне вышел боком. Я лежу, и мне
Уже не встать. И мать твоя от яда
Мертва. Прощай. Всему виной король.

Гамлет

Клинок отравлен тоже? Яд, за дело!

Гамлет наносит удар Клавдию.

Все хором

Измена!

Клавдий

        Друзья, на помощь! Я всего лишь ранен.

Гамлет

Король-кровосмеситель, бес, убийца,
Напейся всласть. Жемчужина на месте?
Ступай за королевой.

Гамлет насильно вливает в рот Клавдию вино, Клавдий умирает.

Лаэрт

        Поделом,
Он этот яд смешал своей рукой.
Простим друг друга, благородный Гамлет.
Не на тебе моя с отцовской смерти
И не на мне твоя.

(Умирает.)

Гамлет

Нет на тебе вины. Я за тобой.
Я мертв, Горацио, и мать — прощай.
А вы, на нас взирающие с дрожью,
Немая публика в партере драмы,
Будь время у меня (но ордер смерти
Не отменить), я рассказал бы вам —
Но нет, пускай. Горацио, я мертв.
Ты жив. Поведай о моей судьбе
Тем, кто о ней не ведает.

Горацио

        Нисколько.
Я римлянин скорее, чем датчанин,
Там в кубке есть еще.

(Берет кубок с ядом.)

Гамлет

        Ты человек,
Отдай немедленно, пусти, не смей!

(Забирает кубок у Горацио.)

Горацио, какую злую славу
В безвестии я по себе оставлю!
Коль был я дорог сердцу твоему,
Повремени с успокоеньем смертным,
В недобром этом мире задержись,
Поведай обо мне.

Военный марш, орудийный залп.

Что там за шум войны?

Входит Озрик.

Озрик

Там победивший в Польше Фортинбрас
В честь встреченных посланников английских
Дает салют.

Гамлет

        Ну, вот и смерть, Горацио,
Всесильный яд превозмогает дух,
Но предскажу, что выбор здесь падет
На Фортинбраса. Мертвый голос мой —
Ему. Дай знать ему о всех невзгодах,
Которые у нас... Теперь молчанье.
О, о, о, о...

(Умирает.)

Горацио

Так гаснет сердце. Спи, прекрасный принц,
Да упокоят ангелы тебя.
Зачем здесь этот барабан!

Входят Фортинбрас и английские послы, с барабанщиком и свитой.

Фортинбрас

Где это место?

Горацио

        Что вам нужно видеть?
Коль горе или диво, это здесь.

Фортинбрас

Какая жатва гибели. О, смерть,
Что ты за пиршество себе готовишь,
Коль скоро столько знати уложила
Одним ударом?

Посол

        Скорбная картина,
И наша весть из Англии некстати.
Нас эти уши выслушать не в силах,
Кому сказать, что выполнен приказ
И Розенкранц и Гильденстерн мертвы?
Кто будет благодарен нам?

Горацио

(указывая на Клавдия)

        Не этот,
Пусть если бы и мог благодарить.
Он никогда их смерти не желал.
Но коль уж вы к кровавой этой жатве,
Кто с битвы в Польше, кто из Альбиона,
Поспели, прикажите, чтоб тела
Сложили на помост для обозренья,
Я расскажу незнающему миру,
Что здесь произошло. Услышьте все
О плоти, крови, о деяньях гнусных,
Пустых словах, о гибели случайной,
О смерти, замышляемой коварством,
Которая, вдруг давши рикошет,
Коварство поразила. Все, как было,
Поведаю.

Фортинбрас

        Мы выслушаем все
И соберем здесь знать для наставленья.
Что до меня, мой скорбный жребий ясен.
Мои права на это королевство
События подвигли утвердить.

Горацио

Я расскажу вдобавок, что поведал
Мне тот, кому уж не разъять уста.
И лучше не откладывать, а тотчас,
Пока в смятенье все, чтоб новых бед
Не вызвать.

Фортинбрас

     Пусть четыре капитана
Снесут к помосту принца, как бойца.
Он был бы славным королем, сложись
Иначе все. И пусть военный марш
Звучит над ним, и весь обряд военный
Ему по рангу.
Тела убрать. Они на поле битвы
Уместнее, а здесь лишь след беды.
Распорядитесь, пусть дают салют.

Все уходят под звуки марша, унося тела, после чего раздается залп орудий.