Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2008, 6

Книги

(составитель Сергей Костырко)

Шарль Бодлер. Цветы зла. Перевод с французского В. Шершеневича. Подготовка текста и послесловие В. А. Дроздова. М., “Водолей Publishers”, 2007, 330 стр., 500 экз.

Впервые — полный перевод книги, сделанный в 30-е годы Вадимом Шершеневичем.

Януш Головацкий. Из головы. М., “Новое литературное обозрение”, 2008,

312 стр., 1000 экз.

Повествование, составленное из автобиографических новелл польского прозаика и драматурга, известность которому принесли его рассказы о “золотой молодежи”, написанные, как утверждала тогдашняя критика, с “особым моральном цинизмом”; затем, став популярным молодым драматургом, он отправился в Лондон на премьеру своей пьесы, премьера состоялась в декабре 1981 года, именно в те дни, когда генерал Ярузельский объявил в Польше военное положение, и Головацкий оказался сначала в вынужденной, а потом уже в добровольной эмиграции, — вот сюжет, на который “прирожденный пересмешник” (так называется представляющее автора предисловие Генрика Даско) нанизывает рассказы об эпизодах и персонажах своей литературной молодости на родине в годы “польской оттепели” и о становлении как драматурга-эмигранта в США, куда он перебрался из Англии.

Фазиль Искандер. Путь из варяг в греки. М., “Время”, 2008, 704 стр., 2000 экз.

Из классики русской литературы ХХ века — избранные рассказы Фазиля Искандера: “Начало”, “Петух”, “Мой кумир”, “Моя милиция меня бережет”, “Англичанин с женой и ребенком”, “Летним днем”, “Попутчики” и другие.

Тимур Кибиров. Три поэмы. 2006 — 2008. М., “Время”, 2008, 128 стр., 2000 экз.

Поэмы “Покойные старухи (лирико-дидактическая поэма)”, “Лиро-эпическая поэма” и “Выбранные места из неотправленных e-mail-ов (вольная поэма)”; а также — “Вступительный центон” и “Комментарии”, состоящие из небольшой подборки стихотворений, — “Мне в два раза больше, чем Китсу, лет, / На вопрос ребром не готов ответ. / Мог остаться перцем и огурцом, / Просвистать скворцом и прослыть спецом. / И буквально каждый свой каламбур / Размещать в ЖЖ, ждать комментов… Чур! / Чур меня, лукавый! Не так я плох, / Чтоб такую гибель послал мне Бог! / Впрочем, кто Его знает… Но Мать-Троеручица, / Уж она не даст мне настолько ссучиться / И заступится за своего паладина. / Своего осетина. / Сына. / Кретина”.

Наум Коржавин. На скосе века. Стихи и поэмы. М., “Время”, 2008, 624 стр., 2000 экз.

Из классики русской поэзии ХХ века — наиболее полное собрание стихотворений Наума Моисеевича Коржавина; из предисловия Станислава Рассадина: “Он был поэтом отчаянного вызова, противостояния, поэтом борьбы (которую я осмелюсь доморощенно определить как героическую форму несвободы — ведь человек освобождающийся еще не свободен). Был поэтом независимости, которую отвоевал и возвысил до уровня └высшей верности”; стал поэтом существования. То есть — многообразной зависимости”.

Григорий Кружков. Пироскаф. Из английской поэзии XIX века. СПб., Издательство Ивана Лимбаха, 2008, 688 стр., 2000 экз.

“Перемежая стихи английских поэтов с эссе об их авторах, переводчик и исследователь зарубежной поэзии Григорий Кружков рассказывает о судьбе лирики в нелирическую эпоху” (“Книжное обозрение”); в книге представлено творчество Уильяма Блейка, Томаса Мура, Уильяма Вордсворта, Джона Китса, Джона Клэра, Элизабет Браунинг и других.

Эрнст Левин. Декамерон переводчика. М., “Время”, 2008, 368 стр., 1000 экз.

Из классики современного перевода — книга избранных переводов, а также несколько эссе. В первый раздел книги вошли переводы из Шекспира (Сонет 66 дан в подробном подстрочнике и двух авторских вариантах перевода), Байрона, Гёте. Гейне, Целана, Мицкевича, Тувима и других; во втором разделе — подборка избранных стихотворений — впервые на русском языке — знаменитого идишского поэта Ицика Мангера (1901, Черновцы — 1969, Израиль); третий раздел составил перевод Книги Экклезиаста.

Конрад Фердинанд Майер. Последние дни Гуттена. Перевод с немецкого Марка Ребристого. СПб., “Деметра”, 2008, 288 стр., 2000 экз.

Поэма классика швейцарской литературы Конрада Фердинанда Майера (1825 —1898).

Лариса Миллер. Золотая симфония. М., “Время”, 2008, 288 стр., 2000 экз.

Лирико-биографическая эссеистская проза — детство, родители, Москва 40 — 50-х годов, юность, студенчество, работа на целине в 60-е, путешествия по стране, вхождение в литературу, наставники и друзья, одним из которых был Арсений Тарковский, а также — размышления о природе литературного творчества. К книге приложен CD-диск с записью стихов и прозы Ларисы Миллер в авторском исполнении, песни на стихи Миллер поют Любовь Хотьян, Александр Дулов, Михаил Приходько и Галина Пухова, Петр Старчик.

Филип Рот. Заговор против Америки. Роман. Перевод Виктора Топорова. СПб., Издательство К. Тублина; “Лимбус Пресс”, 2008, 544 стр., 5000 экз.

Впервые на русском языке роман знаменитого американского писателя, сюжетом которого автор делает фантастическую ситуацию, — на президентских выборах в США побеждает не Рузвельт, а его соперник Линдберг, в результате чего в Белом доме приходят к власти фашисты.

Также вышла книга: Филип Рот. Обычный человек. Роман. Перевод с английского Ю. Шер. СПб., “Амфора”, 2008, 191 стр., 5000 экз. (“…история одного совершенно обыкновенного человека и его обыкновенной жизни, проходящей в бешеной борьбе за свое ничем не примечательное, но все-таки бесконечно родное тело” — “Книжное обозрение”).

Ихара Сайкаку. Пять женщин, предавшихся любви. Перевод с японского Веры Марковой, Н. Иваненко, Евгении Пинус, Татьяны Редько-Добровольской. М., “Эксмо”, 2008, 544 стр., 4000 экз.

Книга классика японской литературы Ихара Сайкаку (1642 — 1693).

Федор Чирсков. Маленький городок на окраине Вселенной. СПб., “Журнал └Звезда””, 2007, 264 стр., 1000 экз.

Стихи и проза писателя, творческое становление которого проходило в среде ленинградского литературного андеграунда 60 — 70-х годов, Федора Борисовича Чирскова (1941–1995), с предисловием Андрея Арьева “Современник метели”; книгу составили роман “Маленький городок на окраине Вселенной”, рассказ “Через воскресение. Отечество” и подборка стихотворений.

Ян Шенкман. Скоро придет конец птице, оглохшей от собственного пения. М., “Воймега”, 2008, 56 стр., 500 экз.

Новая — на этот раз поэтическая — книга Яна Шенкмана — “ночью ветер сильней чем тоска по дому / ночью дождь вышибает слезу из окон / и любовь по закону причинно-следственной связи / запинаясь читает стихи прошлого века / я люблю тебя потому что заперта дверь / я смотрю на тебя потому что поднято веко / но я не люблю ее потому что ее здесь нет / и я не могу дышать потому что здесь слишком душно / скажи мне твердое └нет” / больше мне ничего не нужно”.

Татьяна Щербина. Побег смысла. Избранные стихи. 1979 — 2008. М., “АРГО-РИСК”; “Книжное обозрение”, 2008, 96 стр., 300 экз.

Предварительные итоги — избранное за три десятилетия; “Каждый прожитый день — это плюс или минус / Больше пыли нанес или мусора вынес? / Приголубит судьба, а из голубя — гриф / Вдруг как цапнет когтями и бросит на риф. / Так невроз укусил меня в детскую пятку, / Ахиллесовым сделав во мне по порядку / Всё…”

 

Зара Абдуллаева. Кира Муратова. Искусство кино. М., “Новое литературное обозрение”, 2008, 424 стр., 3000 экз.

Первое в отечественном киноведении исследование творчества одного из ведущих современных режиссеров русского кино.

Владимир Бондаренко. Поколение одиночек. М., Издательство ИТРК, 2008,

640 стр., 1000 экз.

Один из вариантов истории современной русской литературы, предлагаемый критиком Бондаренко, согласно которому наиболее значительными именами оказываются Анатолий Афанасьев, Михаил Ворфоломеев, Леонид Губанов, Иван Жданов, Юрий Кублановский, Эдуард Лимонов, Александр Потемкин, Татьяна Реброва, Сергей Алексеев, Петр Паламарчук, Юрий Поляков и другие. О себе (в открывающей книгу беседе с Александром Прохановым): “Я очень часто был причастен к появлению нового. Трижды был инициатором рождения или соучастником рождения литературных и театральных явлений. Вместе с Чичковым я создавал журнал └Современная драматургия”, который называли <…> самым вольным журналом России, где, не скрываю, играл огромную идеологическую роль. Тогда и утвердилось во мне сочетание так называемой кондовости <…> и моей тяги к мировой культуре, соединение открытий нового русского авангарда, открытий мировой культуры, мирового с великими тайнами русского прошлого”.

Воспоминания о В. Каверине. Составление Татьяны Бердиковой, Николая Каверина. М., “Б. С. Г.— Пресс”, 2007, 352 стр., 3000 экз.

Публикация трех текстов Каверина, извлеченных из архива (“Характеры”, “Приветствие Пскову”, “Письмо с фронта”), и воспоминания Николая Каверина, Лидии Тыняновой, Якова Гордина, Константина Паустовского, Александра Борщаговского, Юрия Буртина, Вольфганга Казака, Вл. Новикова и О. Новиковой и других.

Рената Гальцева. Знаки эпохи. Философская полемика. М. — СПб., “Летний сад”, 2008, 668 стр., 1000 экз.

Собрание избранных работ, автор которых “согласен с В. С. Соловьёвым, а также с Ф. Энгельсом, констатировавшим во второй половине ХIХ века, что время отвлеченного системообразования прошло. Но, кроме того, он уверен, что сегодня, к концу ХХ века, не только все системы созданы, но и все идеи уже высказаны и каждая философская новация несет в себе карикатуру на какую-нибудь из них. └Отвлеченные начала”, господствовавшие в новоевропейской философии, в Новейшее время вытесняются искаженными началами, уже никак не взывающими к человеческому разуму, а вызывающими по отношению к нему. Таково последнее слово западной философии: деконструкционизм. Таким образом, если поле спекулятивного системосозидания сужается и даже совсем

сузилось, то расширяется поле для диагностических исследований по └распознаванию духов”. Философ принужден по преимуществу становиться пневматологом, определителем болезненных уклонений ума, культурфилософ — определителем уклонений в коллективно-историческом сознании, которые откладываются в формах культуры”. Основные разделы книги: “Философия и историофилософия в России” (центральные фигуры здесь — Бердяев, Шестов, Флоренский), “Культура и искусство” (часть работ из этого раздела публиковалась в “Новом мире” — http://magazines.russ.ru/authors/g/galtseva/), “Полемические отклики. Беглые заметки”, “О христианстве и Церкви”, “О Пушкине”, “In memoriam”. Журнал намерен отрецензировать эту книгу.

Грегг Геркен. Братство бомбы. Подробная и захватывающая история создания оружия массового поражения. Перевод с английского А. Галыгина. М., АСТ; “Астрель”; “Харвест”, 2008, 624 стр., 3000 экз.

Об истории создания атомной бомбы — от издателя: “История человеческого конфликта, который связал трех ученых, в наибольшей степени ответственных за наступление ядерной эры, — Роберта Оппенгеймера, Эрнеста Лоуренса и Эдварда Теллера — до настоящего времени была известна только в общих чертах. Грегг Геркен потратил десять лет на исследования и написание этой книги, основанной на личных документах, интервью с дожившими до наших дней участниками Манхэттенского проекта, недавно рассекреченных документах и шифрованных сообщениях, полученных из архивов ФБР и КГБ, и на других первоисточниках”.

А. Иваницкий. Чудо в объятиях истории. (Пушкинские сюжеты 1830-х годов). М., РГГУ, 2008, 473 экз., 1500 экз.

Монография, посвященная чудесному в поэтике Пушкина. Автор обращается к текстам “Маленьких трагедий”, “Повестей Белкина”, “Пиковой дамы”, “Капитанской дочки” и “Евгения Онегина”.

Арон Каценелинбойген. Воспоминания. О времени. О людях. О себе. USA, “Hermitage publishers”, 2007, 522 стр. Тираж не указан.

Воспоминания одного из ведущих советских экономистов 60-х годов, сотрудника Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ), профессора МГУ

Арона Каценелинбойгена (1927 — 2005). В первом разделе — детство и юность, во втором — работа экономиста в СССР в один из самых сложных и по-своему драматических моментов: в годы активных попыток власти провести экономические реформы, неизбежно разбивавшиеся о железобетон тогдашней идеологии, государственного

устройства и уже окончательно сложившейся советской ментальности заказчиков

реформ; автор описывает этот процесс изнутри, в ситуациях и личностях ведущих

отечественных экономистов, социологов, математиков: Е. Фаерман, В. Шляпентох,

А. Аганбегян, Л. Канторович, Т. Хачатуров, Н. Федоренко, В. Новожилов и другие — именной указатель книги напоминает словник небольшого энциклопедического словаря, посвященного советской экономике и политике, а также общественной и культурной жизни страны. Третий раздел посвящен жизни ученого в США, где он, став в 1973 году эмигрантом, заново выстраивал свою научную биографию, начав с лекций в Пенсильванском университете о советской экономике; затем продолжил свою деятельность и как ученый-экономист, и как математик, социолог, культуролог и даже биолог. Из авторского предисловия: “Я полагаю, что основной вопрос, на который я должен ответить в этих мемуарах, заключается в следующем: └Состоялся ли я?”

В глазах многих людей, которые считают меня очень способным человеком, я не состоялся, так как не стал широко известным ученым, не получил высокие академические титулы, не стал богатым человеком или выдающимся администратором. Все это так. Но я выбрал другую стратегию жизни. Я постепенно переходил из одной области знаний в другую, оставляя за собой работы по проблемам, которыми я занимался и которыми дорожил”. “У меня были реальные возможности выбора жизненного

пути, и я выбирал тот, который давал мне возможность становления в собственных глазах”.

Петр Люкимсон. Ариэль Шарон. Война и жизнь израильского премьер-министра. М., “Эксмо”, 2008, 656 стр., 4000 экз.

Жизнеописание одного из самых ярких и противоречивых политиков Израиля.

Кристиан Паризо. Модильяни. Перевод с французского И. Васюченко и Г. Зингера. М., “Текст”, 2008, 269 стр., 3000 экз.

Биография Модильяни, а также достаточно развернутое описание парижской художественной богемы начала ХХ века; автор — директор Архива Модильяни в Париже и Ливорно.

Гавриил Попов. Вызываю дух генерала Власова. М., Издательский дом Международного университета в Москве, 2008, 216 стр., 3000 экз.

Художественно-документальная книга о генерале Андрее Андреевиче Власове — знакомство с материалами из закрытых архивов позволило историку сделать предположение о том, что создание Добровольческой армии, как и вся деятельность Власова в годы войны, было попыткой сформировать третью силу, противостоящую Сталину и Гитлеру. Попытка не удалась, поскольку Гитлеру нужна была не антисталинская Россия на оккупированных немцами территориях, а полностью подчиненные Третьему рейху территории и население.

Станислав Рассадин. Умри, Денис, или Неугомонный собеседник императрицы. Книга о Д. И. Фонвизине. М., “Текст”, 2008, 381 стр., 2000 экз.

Из авторского предисловия, названного “Тридцать лет спустя”: “…ну почти тридцать, когда книга писалась, впервые выйдя в издательстве └Искусство” в 1980 году. Вряд ли стоит говорить — однако же говорю, что если бы я считал ее никудышной, то не согласился бы на переиздание (в отличие от некоторых моих сочинений…)”. “Извиняться ли (или скрывать?), что тридцать лет назад цитировал немодные сейчас имена? Энгельса, а то и самого Ильича (!). А вот не буду. Не из гордости, а чтобы

сохранить, хотя бы отчасти, ощущение контекста времени, когда книга писалась.

Ну, Энгельс — вообще умница из умниц, он, состоя при Марксе, настоящим марксистом, думаю, не был, но ведь и Ленин для многих из нас, тогдашних, бывал прикрытием…”

Геннадий Трошев. Чеченский излом. Дневники и воспоминания. М., “Время”, 2008, 416 стр., 5000 экз.

О Чеченской войне — из первых рук; воспоминания генерала Геннадия Николаевича Трошева, бывшего командующего группировкой войск на Северном Кавказе, рассказывающего о ходе военных событий и политической ситуации вокруг них, об их ключевых фигурах, о нравах современной войны, о своеобразии стиля отношений на этой войне, — вот, например, описание того, как Трошев пытался устроить встречу Масхадова с тогдашним министром обороны Грачевым: “Я обеспечил Масхадову связь с Грачевым. Переговорив лично, они условились о предварительной дате встречи. А я должен был сообщить уже конкретный день и час. Схема планировалась такая: я прилетаю в Новые Атаги на вертолете, остаюсь там, а Масхадова увозят к Грачеву на этом же вертолете. Я жду, пока Масхадов вернется живым и здоровым. О своем └заложничестве” я ничего не знал, даже не догадывался. Мне сам Масхадов об этом рассказывал, но никто из наших — ни Грачев, ни грушники, ни фээсбэшники — и словом не обмолвились по этому поводу. Держали в секрете. П. Грачев один раз

перенес срок встречи, второй раз, потом вообще не вышел на связь. И после этих └темных игр” Масхадов мне сказал (у нас тогда была самая короткая встреча): нет смысла больше встречаться, это ни к чему не приведет, нам с тобой при всем желании эту проблему не разрешить. Мы пожали друг другу руки, по традиции обнялись и разъехались”.

Нина Хрущева. В гостях у Набокова. М., “Время”, 2008, 176 стр., 2000 экз.

Под “гостеванием” в данном случае подразумеваются не встречи с Набоковым, а вхождение в его художественный мир. Книга написана профессиональным литературоведом и философом, но в самом построении ее, в структуре чувствуется ориентация на “Прогулки с Пушкиным”, только, в отличие от Синявского, свою эссеистскую прозу Хрущева пишет как литературовед, а не прозаик. Книга ее представляет собой редкий по нынешним временам случай трезвой любви к автору, то есть ломает сложившуюся в наше время схему, когда вхождение в широкий культурный обиход великих, насильственно удерживавшихся десятилетиями в тени, происходит сначала в ореоле любовного, по-фанатски безудержного поклонения пишущих о них, а через некоторое время, как бы очнувшись, наше литературное сообщество начинает “трезво оценивать” “реальное” место в культуре недавнего кумира, меняя тональность разговора о персонаже на почти пасквильную (путь, который прошел образ Ахматовой в нашей литературно-критической эссеистике в последние два десятилетия). Хрущева пишет свой образ Набокова, не жмурясь на его недостатки, которые считает продолжением достоинств (“Набоков прекрасен, потому что он хочет казаться прекрасным и знает, как заставить читателя в эту прекрасность поверить. Великий фокусник, непревзойденный иллюзионист, он умеет залучить, заворожить, заставить замереть

в восхищении. Но в его прекрасных конструкциях, переполненных блестящим великолепием его личности, нам не хватает свободы мандельштамовского обращения с надперсональными реалиями”). При этом автор исключительно высоко оценивает и художественный дар писателя, и место, которое он по праву занимает в наших сегодняшних взаимоотношениях с литературой: “Как нам выжить в └нормальной цивилизованной стране” без возможности выскочить из себя, сбежать в духовность и мечту от необходимости жить, └как люди живут”, день за днем, размеренно и обыденно, не помышляя об утопическом светлом будущем, которое кто-то для нас построит,

не имея лучшего выхода, чем └разумный эгоизм”, — не бессмысленная революционность Чернышевского, осмеянная в └Даре”, а самосохраняющая холодность, самодостаточность и отстраненность, — всему этому учит нас самый недобрый и презрительный, самый страдающий и болеющий за нас, самый современный писатель в

России”.

Составитель Сергей Костырко

Версия для печати