Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2008, 5

Просто не просто

стихи. Вступительное слово Михаила Рыклина

Азарова Наталия Михайловна родилась в Москве, окончила филологический факультет МГУ, кандидат филологических наук. Автор книг: “Телесное-лесное” (2004), “Цветы и птицы” (2006), “ШПУ. Шутки после ужина” (2006), “Буквы моря” (2008). Живет в Москве.


Аполлоническая поэзия — редкость; огромное большинство поэтов — дионисийцы. Мы привыкли связывать поэзию с тем, что развивается во времени, зарождается, нарастает, достигает своего пика.
Эти стихи последовательно аполлоничны. Перед нами речь одинаково напряженная в каждой точке. Время в них развивается как в прямом, так и в обратном направлении; соответственно увеличиваются возможности прочтения.

Свою задачу автор усматривает не просто в равном присутствии значительного числа поэтических элементов, но и в одинаково созерцательном отношении к ним. Это распространяется и на место, в котором написано стихотворение (Нью-Йорк, Кордова, Полтава); места эти — также элементы стиха, далекие от того, чтобы определять вектор его протекания во времени. Элементы не расслаблены, но и не перенапряжены, каждая строка, а внутри нее слово — в пределе, в идеале — несут одинаковую нагрузку.

Значимость этой поэзии заключена в ее архитектонике, в тщательном соблюдении баланса между частями. Эффект философичности возникает потому, что поэт как бы останавливает время и, освобождаясь от бремени самовыражения, просто вслушивается в гармонию элементов стиха.

Он смотрит издалека, из точки неразличения. Эти стихи могут — как в сборнике “Цветы и птицы” — вступать с образами в отношения, которые нельзя назвать иллюстративными.

Сходные эксперименты со временем — у Кэрролла, Борхеса, сюрреалистов — протекали, как правило, вне сферы лирической поэзии. Поэзия была слишком увлечена спонтанностью (чувства), чтобы отстраненно и в то же время внимательно предаваться разглядыванию собственных элементов, гармонизации соотношений между ними.

Когда поток останавливается, оказывается, что частицы, из которых он состоит, не ориентированы во времени и могут располагаться в разном порядке. Аполлоническую поэзию сложно разбалансировать, лишить внутреннего равновесия, вытекающего из последовательно созерцательной установки.

Михаил Рыклин.

*     *

    *

вот к примеру камень
освободи его       от чувств
      от множественного
доведи его       до простоты
      до бесконечной простоты
но тогда о нём и сказать нечего
и тогда он камень и не-камень
он тогда всё
вот ты и молчишь
не молчи
говори о камне

 
 

*     *

    *


      Геннадию Айги
из декора из мадонны из короны
проступает квадрата порода
апельсинами мокнет кордова
мудрым сыро у мечети холодно
назвали голубкой восточную родину
галеви и пошёл за этой паломой
но в феврале твои голуби были в нью-йорке
на твоём обелиске сидели в метрополии
ты видишь как улучшается ночь?
как садовая птица проявится в поле?

 
 
 

*     *

    *

я вылезла из шлюза
из “плыть”
перепрыгнула
вверх
искрилась
искривилась —
вырвалась

истрёпанным подолом
истребителем
рытвин
              полтавы

промчалась

алым
краем-душой

как движением тела

февральские

    смерти

закрытая дверь в морг
время побыло вне
и запнулось

хризантемы на морозе
каменеют сразу
не прикоснувшись к могиле

на кладбище мело
поле за полем показывая
с воздухом здесь повезло

в вагоне
шуба на плечиках дрожит
возвращаясь с востока

 

*     *

    *

она одна посередине осталась одна
она свеча в черепице трава
она одноусый звонарь
и узкоротый оленек

души пересолены жабры
души переделаны фибры
душу отоспать бы
от просторных и долголицых движений

буду в неё входить
буду в дом в куб входить
будет легче перепрыгивать
полчища мачех рук на перешейке

 

*     *

    *

можно на Ты обратиться к городу
      ну Ты нью Ты
не отделаешься лёгким вдругом

можно на Ты обратиться к дереву

дерево откровенно произрастало

эй-дерево! я к Ты всетело
            
а ты за океаном отошла в вещь
в ума нетто
в трубчатую болтовню
твоего сознания гетто
яснее чем-сейчас? а Ты?

 

*     *

    *

на перепутье сосредоточься
не перепутай пол с потолком
белое не белое
спокойное бельё неаполя
просто не просто
простое
болото моря
между насыпями дождя
отойди от края
созерцания
опознаны не опознаны
буквы-ветки валяются
в грязи-вязи трав
украшать не украшать
ветками миндаля
отойди от края
объяснения

лень протекает в подобных встречах

Версия для печати