Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2007, 6

Стихи на песке

Египет. Путевые заметки

Тимофеевский Александр Павлович родился в 1933 году. Поэт, драматург, сценарист. Автор нескольких лирических книг. Живет в Москве.

египетская пальма

В чем суть твоя заключена,
Как мне с тобой разговориться,
Сравнимая с ногой слона
И в то же время с райской птицей,
Дитя иных планет и стран,
В тебе какая тайна скрыта,
Подарок инопланетян,
Тебя зовут не Аэлита?
Стою пред нею не дыша,
Почти молюсь, как на березу,
Но остается мне чужа
Душа красавицы и греза.
Она в чешуйчатой броне,
Мне явно не хватает такта,
И что-то говорит во мне,
Что нет контакта, нет контакта!

 

ворона в Хургаде

С утра ворону черти носят,
Она орет всем нам на горе,
А после извиненья просит,
Упорно повторяет: сор-р-ри!

 

пустыня-1

Пески, пески, пески, пески
Во все пространство кругозора
Спешат нам усыпить мозги
С усердием гипнотизера.
Пески и горных кряжей цепь,
Но горы кажутся пустыми,
И хочется отсюда в степь —
Ведь степь наоборот пустыни.

пустыня-2

В Египте горы из песков,
Как будто встать уже не волен,
Распавшийся на сто кусков
Лежит рассыпавшийся Голем.
И ни травинки, ни куста —
Пустыня во всю ширь безводная,
А поперек гора пуста,
Как будто женщина бесплодная.

 

пустыня-3

Над Сахарою небо синее,
И не ходят в нем облака.
Мы объелись этой пустынею.
На всю жизнь нам хватит песка.
У пустыни такая линия:
Ни травиночки, мать твою!
Только знойное небо синее,
Небо синее, как в раю.

 

пустыня-4

Пески, за ними вновь пески,
Пески, вдруг пальмы-исполины.
Поля бесплодные тоски
И Нила тучные долины.
Пустыня и цветущий сад —
Вот все мои воспоминания,
Одновременно рай и ад,
И это выше понимания.

 

скарабей

Вот скарабей — феллах трудолюбивый,
Навоз взрыхлявший десять тысяч лет,
Поля покрывший жирным илом Нила,
И он же Ра,
Дарящий людям свет.

 

Каир

мухи

Здесь все чужое: фараоны, духи,
Гробницы, пирамиды, ананас…
Но благ Господь, египетские мухи
Мне так же досаждают, как у нас.

каирский брадобрей

Как брадобрей каирский лжет
И сладкой ложью сердце греет:
Всего за доллар он стрижет,
За два с полтиной цента бреет.

 

фото

Нам вряд ли запомнится, кто нас поил
И что мы тут ели и пили,
Останется в памяти серый Каир,
Дома из песка и из пыли.
Араб на верблюде, в цветастой чалме,
Застывший, как часть пирамиды,
И древний, щербатый, на древнем холме
Приставленный к вечности идол.

 

шаг змеи

Стрекотунья белобока…

А. С. Пушкин.

Тебе гостей сулит сорока,
А нам совсем не до гостей,
Нам от себя самих морока.
Да, скифы мы! Да, мы рабы!
И вот в Египте мы, заразы.
В нас сфинкс глядится пустоглазый
Неотвратимостью судьбы.

 

Луксор

1

Карнак подобен небосводу.
Он заключил в себя природу,
Он вечности принадлежит.
А вечность вещь такого рода,
О ней болтать не надлежит.

2

Гнет судьбы, ломает кости,
Прошибает до мосла,
Чтобы оставались после
Благовонные масла.
Дух преображался в стих,
И отбрасывался жмых.

 

пустыня-5

Я, улыбаясь без причин,
Скажу вам робко:
— Из-за скопления машин
В Сахаре пробка!
Не вздумайте меня стыдить —
Как врет, каналья! —
Про пробку может подтвердить
Моя Наталья.

 

пляж

Бескрайний пляж.
Возьми и ляжь.
Тогда увидишь два следа —
Мы по песку пришли сюда,
Где море родниковой чистоты
И в целом море я и ты.

 

Прощанье с морем

Т. В. К.

Оно всегда являлось вдруг,
Когда его почти не ждали, —
Огромный синий полукруг
И с небом слившиеся дали.
Соединенная без шва,
Переливалась и сияла
Небес и моря синева,
И это сердце потрясало.
И я по серпантину вниз
Все ускоряю бег летящий,
Но вдруг открывшийся сюрприз
Внезапно исчезал за чащей.
Исчезнет и опять мелькнет
Всего на миг полоской тонкой.
А если вовсе не придет,
Как на свидание девчонка?

Стоять у моря под окном,
Страдать и изнывать часами,
Кому-то там кричать: макнем!
Куда-то плыть под парусами.
Не будет этого. Конец.
Все. Я выбрасываю ласты.
До возвращения колец!
Приходит час разлуки. Баста.
Прощай, зеленая волна!
Ах, море, море, ты ли, ты ли...
Прочти записочку. Она
Тебе отправлена в бутыли.

Прочти записочку, прочти,
Ведь ты такое голубое.
Прощанье с морем — что почти
Прощание с самим собою.
В разрезе море, как змея, —
Извилистые волн барашки,
Где каждый гребень — это я
И волны дней ушедших Сашки.
Я в прошлом, позапрошлом дне,
И это все мои фантомы,
Бегущие в морской волне
Изгибы голубого тона.
Фантомы, шелуха, лузга,
Уже не я, а пена, накипь.
Накатятся на берега,
Потом уйдут в песок и... на фиг!

Версия для печати