Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2006, 2

Книги

(составитель Сергей Костырко)

Георгий Владимов. Бремя свободы. М., “Вагриус”, 2005, 464 стр., 3000 экз.

К трем книгам, изданным “Вагриусом” и представляющим прозаическое наследие Владимова (см. “Библиографические листки” в № 7 за 2005 год), добавилась четвертая, содержащая его литературно-критические статьи, эссе, публицистику, открытые письма, интервью и выступления на радио “Свобода”.

Елена Долгопят. Гардеробщик. М., “Престиж Книга”, 2005, 384 стр., 3000 экз.

Новая книга автора “Нового мира” — “городская проза четвертого поколения, отшлифованная латиноамериканскими и западноевропейскими влияниями” (от издателя) — новеллы: “Гардеробщик”, “Знакомство”, “Дверь”, “Роль”, “Физики”, “Архитектура”, “Лекарство”, “Репетитор”, “Признание”, “Страна забвения”.

Дмитрий Коваленин. Коро-коро. Сделано в Хиппонии. М., “Эксмо”, 2005, 5100 экз.

Широко известный ранее как переводчик и пропагандист японской литературы, открывший русскому читателю Харуки Мураками, а также как один из создателей популярного в Интернете сайта “Виртуальный СУСИ” <http://www.susi.ru>, Дмитрий Коваленин появляется перед широкой публикой как прозаик с рассказами и эссе, написанными на материале своей жизни русского филолога-япониста в сегодняшней Японии. Тексты, вошедшие в книгу, доступны также со страницы <http://www.susi.ru/menu.html> на его сайте.

Георгий Кубатьян. Ворованный воздух. Статьи и заметки. Ереван, Издательство Российско-армянского (Славянского) государственного университета, 2005, 560 стр.

Книга известного поэта, критика, переводчика, составленная из литературоведческих штудий и критических статей, написанных на материале творчества О. Мандельштама, М. Цветаевой, Б. Пастернака, Е. Чаренца, А. Исаакяна, Б. Слуцкого, С. Параджанова, Б. Ахмадулиной, Б. Окуджавы, А. Битова и других.

Александр Кушнер. Избранное. М., “Время”, 2005, 720 стр., 2000 экз.

Одно из самых полных собраний стихотворений Кушнера. Издательство “Время” продолжает издание своей серии “Поэтическая библиотека”, представляющей избранное современных поэтов, своеобразный аналог “Библиотеки поэта”, только без комментариев; зато издатели позволяют себе некоторый риск в выборе авторов, не дожидаясь, пока имена работающих сегодня поэтов забронзовеют до статуса классических. В 2005 году в серии также вышли: Александр Башлачев. Как по лезвию. М., “Время”, 2005, 256 стр., 3000 экз. — самое полное собрание песен и стихов; Марина Бородицкая. Оказывается, можно. М., “Время”, 2005, 160 стр., 1000 экз. — стихи из ранее вышедших сборников и журнальных публикаций, а также публикуемые впервые; Сэда Вермишева. Из камня и песка. М., “Время”, 2005, 368 стр., 1000 экз. — от издателя: “Поэзия Сэды Вермишевой совмещает в себе традиции двух художественных миров, армянского и русского”; Владимир Захаров. Перед небом. М., “Время”, 2005, 352 стр., 1000 экз. — стихи за сорок лет; Тимур Кибиров. Стихи. М., “Время”, 2005, 856 стр., 3000 экз. — от ранних стихов до последних (сборники “Нотации”, “Юбилей лирического героя”, “Шалтай-Болтай”); Илья Короп. “Слово, исцеляющее душу...” М., “Время”, 2005, 272 стр., 1000 экз. — четвертая книга молодого поэта; Юрий Кублановский. Дольше календаря. М., “Время”, 2005, 736 стр., 2000 экз. — самое полное на сегодняшний день собрание его лирики; Юрий Левитанский. Черно-белое кино. Составитель И. В. Машковская. М., “Время”, 2005, 496 стр., 2000 экз. — почти полное собрание стихотворений (одновременно с этой книгой в этой же серии в том же формате вышла и еще одна книга поэта: Юрий Левитанский. Каждый выбирает для себя. Составитель И. В. Машковская. М., “Время”, 2005, 640 стр., 2000 экз. — собрание стихотворений дополнено переводами из Фернандо Пессоа, Бертольда Брехта, Владимира Голана, Ярослава Ивашкевича и других, а также стихотворными пародиями); Инна Лиснянская. Эхо. М., “Время”, 2005, 648 стр., 2000 экз. — стихи, писавшиеся с 1948 по 2004 год. А также издательство выпустило книгу Юнны Мориц “По закону — привет почтальону” (М., “Время”, 2005, 576 стр., 5000 экз.), не включенную в серию “Поэтическая библиотека”, надо полагать, потому, что это в основном книга новых стихов.

Габриэль Гарсия Маркес. Воспоминания моих грустных шлюх. Перевод с испанского Л. Синянской. М., “ОНЛАЙН”, 2005, 160 стр., 10 000 экз.

После двадцатилетнего молчания писатель, уже давно ставший легендой, напомнил о себе новым романом, приступать к чтению которого было страшновато — во-первых, возраст, а литература требует воловьего здоровья, и, во-вторых, она обычно не терпит таких простоев. Однако и название романа (не вполне, правда, отвечающее содержанию — нет там воспоминаний), и первая фраза “В день, когда мне исполнилось девяносто лет, я решил сделать себе подарок — ночь сумасшедшей любви с юной девственницей”, и, разумеется, последовавший за ними текст возвращают читателя к тому Маркесу, который был автором такой, например, повести, как “Полковнику никто не пишет”. Предупрежденный кратким уведомлением переводчика, что это “грустная книга о бездарно для души прожитой жизни”, читатель может обнаружить, что, напротив, это, может быть, самая счастливая книга Маркеса. Разумеется, грусть там есть, но — не более, чем во всякой книге о старости, старостью написанной. Герой звонит знакомой бандерше с просьбой устроить ему свидание с юной девственницей и, сопровождаемый напутствием таксиста, отправляется в бордель. Девочка, ожидающая его, спит, и герой не решается потревожить сон, он просто любуется ею. Спит она и во вторую их ночь, и в третью. И так до конца повествования. Они ни разу не встретятся взглядами. Но повествователь, никогда не имевший семьи, мужскую жизнь свою проведший исключительно в борделях, испытывает абсолютно новое для него и неожиданное по силе чувство. Его повседневная жизнь, уже давно превратившаяся в набор почти бессодержательных для героя телодвижений и психомоторных реакций, неожиданно наполняется звуками, запахами, неведомой — болезненной и радостной, завораживающей — глубиной. Он счастлив находиться рядом с этой девочкой, он в полном отчаянии, когда она вдруг исчезает, и снова счастлив, когда возвращается. Маркесу удается изобразить — как бы от противного — саму субстанцию любви к женщине, свободную от романтических воспарений и свободную от похоти. У старости свои неоспоримые привилегии, как минимум способность реально оценивать значимость жизненных явлений и соответственно умение отсеивать преходящее. И, подводя вместе со своим героем итоги жизни, в качестве первой из непреходящих ценностей автор выбирает любовь.

Виктор Пелевин. Все повести и эссе. М., “Эксмо”, 2005, 416 стр., 15 100 экз.

Повести: “Затворник и шестипалый”, “Проблема верволка в средней полосе”, “День бульдозериста”, “Принц Госплана”, “Желтая стрела”; эссе: “ГКЧ как тетраграмматон”, “Зомбификация”, “Джон Фаулз и трагедия русского либерализма”, “Икстлан — Петушки”, “Имена олигархов на карте Родины”, “Мост, который я хотел перейти”.

Виктор Пелевин. Все рассказы. М., “Эксмо”, 2005, 512 стр., 15 100 экз.

Собрание рассказов, расположенных в разделах “Спи”, “Миттельшпиль”, “Память огненных лет”, “Ника”, “Греческий вариант”, “Фокус-группа”.

.

Анджей Вайда. Кино и все остальное. Перевод с польского И. Рубановой. М., “Вагриус”, 2005, 352 стр., 3000 экз.

Издано в серии “Мой 20 век” — кинорежиссер вспоминает свою жизнь, а также размышляет о природе кино, о коллегах, о новейшей истории Польши. “Почему в предвоенной Польше, свободной и на свой лад демократической стране, ежегодно снималось несколько десятков фильмов, из которых ни один не имел ни малейшего значения, а в угнетенном коммунистическом крае под властью цензуры родилась польская кинематография, которая заняла свое место в мировом кино? Я думаю, что в этом парадоксе содержатся предпосылки всех наших взлетов и падений”.

Владимир Глоцер. Мария Дурново. Мой муж Даниил Хармс. М., “ИМА-пресс”, 2005, 200 стр., 3000 экз.

Издание третье, дополненное и сопровождаемое фотографиями автора. Впервые — в “Новом мире”.

Нина Николаевна Грин. Воспоминания об Александре Грине. Феодосия, “Коктебель”, 2005, 400 стр., 2500 экз.

Мемуары Нины Николаевны Грин (1894 — 1970), вдовы Александра Грина, а также более ста писем Н. Н. Грин, ее стихи, посвященные писателю, дневниковые записи, малоизвестные фотографии.

Игорь Дедков. Дневник. 1953 — 1994. М., “Прогресс-Плеяда”, 2005, 792 стр., 2000 экз.

Одна из главных книг Игоря Александровича Дедкова (1934 — 1994) — летопись жизни — своей и жизни нашего общества и русской культуры за четыре десятилетия, ну а в записях последних двух лет книга становится пронзительно исповедальной. Развернутые фрагменты из этих дневников регулярно печатались в “Новом мире” в 1996 — 2003 годах.

Книга будет отрецензирована в одном из ближайших номеров “Нового мира”.

Живой Есенин. Антология. СПб., “Амфора”, 2005, 544 стр., 4000 экз.

Воспоминания о Есенине Анатолия Мариенгофа (“Роман без вранья”), Ивана Грузинова (“Есенин” и “С. Есенин разговаривает о литературе и искусстве”), Матвея Ройзмана (“Все, что помню о Есенине”). Предисловие Павла Фокина “Сергей Есенин под перекрестным огнем воспоминаний”.

Павел Данилин. Новая молодежная политика 2003 — 2005. М., “Европа”, 2006, 292 стр., 2000 экз.

Книга политолога о сегодняшней молодежи в политике; содержит информацию о партиях и движениях, в частности, подробно описана НБП, а также дана справка о 16 других политических организациях — от “Идущих вместе” (“…численность: заявлено около 100 тыс. человек, однако в реальности не больше 500 активистов и 5 тыс. участников акций, сотрудничающих ради корыстного интереса…”) до “Идущих без Путина” (“…численность: 3 — 4 человека. Самые известные акции: в Санкт-Петербурге сожгли футболку с символикой „Наших”…”). Кроме того, в книге делается анализ происходящего в молодежной политической среде — вот, например, названия подглавок в главе “Как создаются молодежные организации”: “Первый вариант — молодежь под партию”, “Второй вариант — идейное движение”, “…— секта”, “…— следуем моде”, “…— создание массовки”, “…— распил бюджета”, “…— поиск заказчика” и т. д.

Алексей Козлов. Джаз, рок и медные трубы. М., “Эксмо”, 2005, 768 стр., 3000 экз.

История русского джаза и рока 60 — 90-х годов XX века глазами одного из самых деятельных ее участников, композитора и создателя (1973) группы “Арсенал”.

Андрей Макаревич. Занимательная наркология. М., “Махаон”, 2005, 160 стр., 20 000 экз.

Книга знаменитого рок-музыканта, прокомментированная врачом-наркологом Марком Гарбером, вышла в издательской серии “Для широкого круга читателей”. В размышлениях о месте в нашей жизни алкоголя и наркотиков автор опирается на свой опыт, который, как, впрочем, он замечает, “небогат и крайне субъективен”.

Метаморфозы творческого Я художника. М., “Памятники исторической мысли”, 2005, 376 стр., 400 экз.

Сборник статей, выстроенный как коллективная монография. Разделы: “Творчество как процесс самопревышения: психологические аспекты”, “Исторические модусы Я-сознания в сфере творчества и искусствоведческой рефлексии”, “Парадоксы рождения нового художественного видения: между авторской инициативой и императивами культуры”, “Автопортрет: самоидентификации воображаемого Я” (в последнем разделе, в частности, речь идет о творчестве искусствоведа-феминистки Гризелды Поллак и об автопортретах раннего Пикассо). Авторы: О. А. Кривцун, В. В. Ванслов, Е. А. Кондратьев, В. Г. Арсланов, А. А. Бабин и другие.

Неизвестный Гитлер. Составители: Маттиас Уль и Хенрик Эберле. Перевод с немецкого Ф. Парпарова. М., “Олма-Пресс”, 2005, 512 стр., 10 000 экз.

Воспоминания о Гитлере, написанные в советском плену его адъютантом Отто Гюнше и камердинером Гейнцем Линге, так сказать, для служебного пользования.

Валентин Оскоцкий. Спор на рубеже веков. (История литературы, литературная критика: избранные статьи). М., “Пик”, 2005, 448 стр., 3000 экз.

Новая книга известного критика, составленная из статей последних лет, — взгляд из сегодня на историю литературы (относительно недавнюю историю — творчество Каверина, Трифонова, Окуджавы, Василя Быкова и других) и на нынешнее состояние нашей литературы. В последнем разделе (“Полемика”) автор, уже в качестве публициста, вступает в спор с автором двухтомного жизнеописания Сталина “Генералиссимус” — Владимиром Карповым (“Полковник о генералиссимусе: праведное житье в антисемитском прищуре”), а также анализирует сложную, не всегда, по мнению автора, адекватно прочитанную критиками последнюю работу Солженицына (“„Еврейский вопрос” по Александру Солженицыну”). Отдельная, очень близкая автору, много лет занимавшемуся вопросами национального своеобразия и одновременно органичного единства многонациональной литературы СССР, тема — утрата связей между писателями и читателями бывших союзных республик СССР, обедняющая наш литературный процесс. Автор осознает, что здесь он встретит резкое несогласие части своих коллег, “для которых такое понятие, как советская многонациональная литература, не просто перестало существовать одновременно с распадом СССР, но и вообще утратило сколь-либо реальный исторический смысл”.

Юрий Прокофьев. До и после запрета КПСС. Первый секретарь МГК КПСС вспоминает… М., “Алгоритм”, “Эксмо”, 2005, 288 стр., 3000 экз.

О том, как демонтировались руками советской и партийной элиты структуры СССР и КПСС в начале 90-х годов, на излете советской власти.

Дональд Рейфилд. Жизнь Антона Чехова. Перевод с английского О. Макаровой. М., “Издательство „Независимая газета””, 2005, 864 стр., 3000 экз.

Книга английского литературоведа, которую следует считать неким прорывом в чеховедении, — образ Чехова-человека, одного из самых знаменитых русских писателей, творчеству и жизни которого посвящено огромное количество монографий и книг, тем не менее оставался в нашем литературоведении излишне заретушированным, выполняя функцию как бы некой персонификации всего лучшего, что должно быть в российском интеллигенте, — ума, порядочности, доброты, душевной чистоты и глубины. Разумеется, личность Чехова давала реальную основу для создания именно такого образа, но чрезмерная иконописность лишала этот образ жизненной убедительности. Более того, образ автора, встававший из чеховских текстов, и образ, рисуемый его биографами, не всегда согласовывались между собой. В своем предисловии Рейфилд замечает: “В архивах <…> хранится около семи тысяч писем, адресованных Антону Чехову. Примерно половина из них никогда не упоминалась в печати — это прежде всего письма, затрагивающие частную жизнь писателя”; “Советская традиция избегать „дискредитации и опошления” образа писателя (формулировка из постановления [ЦК КПСС], запрещающего публикацию некоторых чеховских текстов) и по сей день вселяет в российских ученых неуверенность относительно предъявления публике чеховских архивов во всей их полноте”. Рейфилд попытался воссоздать жизнь Чехова и склад его личности во всей их противоречивости. При этом автор не ставил перед собой задачу развенчать образ писателя, обращаясь к “шокирующим” подробностям его жизни. Он стремился только к полноте. Вводимый автором в оборот биографический материал, представляющий всю сложность Чехова-человека (таким же сложным и неоднозначным показано здесь литературное поведение Чехова), дает читателю возможность приблизиться к реальному Чехову, понять, “чем” писались, скажем, “Ариадна” или “Три года”. Рассказывая о таких не укладывающихся в канонический образ Чехова проявлениях его характера, как писательский эгоцентризм, жесткость по отношению к братьям, уклончивость в отношении с друзьями, запутанные, почти двусмысленные отношения с женщинами, исследователь — что также является несомненным достоинством работы Рейфилда — не пытается читать в душе своего героя; он просто рассказывает, как именно поступал Чехов тогда-то и тогда-то, но избегает говорить почему, справедливо полагая, что для любого поступка существует огромное количество возможных мотивов и для их адекватного понимания явно недостаточно воспоминаний современников, неизбежно фрагментарных и субъективных, и даже — высказываний самого Чехова в письмах, писавшихся в определенном жизненном контексте и определенным адресатам. Чехов действительно был весьма закрытым человеком. Иными словами, работа Рейфилда предоставляет внимательному читателю огромный материал для того, чтобы самому выстраивать образ писателя. Ну а к недостаткам монографии я бы отнес те ее места, где исследователь пытается анализировать художественные вещи Чехова в контексте его жизненных обстоятельств — сугубо “биографическое” прочтение чеховской прозы упрощает и выпрямляет ее мысль.

Д. Святополк-Мирский. История русской литературы с древнейших времен по 1925 год. Перевод с английского Руфи Зерновой. Новосибирск, “Свиньин и сыновья”, 2005, 964 стр., 5000 экз.

Впервые для массового читателя — малоизвестный у нас (но высоко ценившийся специалистами, в частности Набоковым) труд Дмитрия Петровича Святополка-Мирского (1890 — 1939). Об авторе: князь (из Рюриковичей), участник Первой мировой войны и Белого движения, с 1920 года в эмиграции, доцент Лондонского университета и Школы славистических исследований (1922 — 1931), один из деятелей евразийского движения, учредитель и соредактор журнала “Версты” (1926 — 1928), в 1932 году вернулся в СССР, с 1934-го член Союза советских писателей, арестован в 1937 году, погиб в лагерях.

Юзеф Тишнер. Избранное. Том 1. Мышление в категориях ценности. Составление и перевод с польского Елены Твердисловой. М., “Российская политическая энциклопедия”, 2005, 432 стр., 1000 экз.

Юзеф Тишнер. Избранное. Том 2. Философия драмы. Спор о существовании человека. Составление и перевод с польского Елены Твердисловой. М., “Российская политическая энциклопедия”, 2005, 488 стр., 1000 экз.

От издателя: “Юзеф Тишнер (1931 — 2000) — польский философ, священник, педагог, духовный лидер Солидарности. Автор более двух десятков книг по проблемам истории идей, философии драмы, жизни человека в тоталитарном обществе. Создатель концепции аксиологического Я, агатологической науки и современной этики, ставил в центр размышлений о человеке надежду. Пропагандист и исследователь современной философии (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер, Р. Ингарден, Э. Левинас, Г. Марсель), обобщал ее достижения, стремясь сделать доступной широкой аудитории элитарную философскую мысль. Первый том — „Мышление в категориях ценности” — посвящен анализу духовного наследия, полемике с современным томизмом и проблемам аксиологии. Второй том составляют: книга „Философия драмы”, которая одновременно явилась своеобразным „введением” к другой книге — „Спору о существовании человека”. В них „драма жизни” рассматривается в категориях веры, пространства и времени”.

Илья Эренбург. Люди. Годы. Жизнь. В 3-х томах (комплект из 3 книг). Составитель Борис Фрезинский. М., “Текст”, 2005, 1952 стр., 4000 экз.

Мемуары Ильи Григорьевича Эренбурга (1891 — 1967), опубликованные в “Новом мире” в начале 60-х годов и ставшие энциклопедией истории русской и отчасти европейской культуры ХХ века для нескольких поколений. Новое отдельное издание сопровождается подробным комментарием и уникальными фотографиями.

Составитель Сергей Костырко.

Версия для печати