Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2006, 2

WWW-ОБОЗРЕНИЕ ВЛАДИМИРА ГУБАЙЛОВСКОГО

“Великая огненная стена”

а всемирном саммите, посвященном информационному обществу (Тунис,

16 — 18 ноября 2005 года), одной из важнейших проблем, поднятых участниками, стала свобода слова в Интернете. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан сказал в своем вступительном слове: “Жизненная сила Интернета — в свободе. При помощи Интернета журналисты могут реализовывать свободу слова, а граждане — контролировать действия чиновников. Без этого информационную революцию можно считать пустой и безрезультатной”. Лауреат Нобелевской премии мира иранская правозащитница Ширин Эбади в своем выступлении на саммите сказала, что у нее подавление свободы слова в Интернете, которое активно проводят такие страны, как Китай и Иран, вызывает крайнюю озабоченность.

Что же происходит в Интернете с этим важнейшим правом человека — правом на публичное высказывание? Еще совсем недавно казалось, что Интернет — это пространство неограниченной свободы, что установить цензуру в киберпространстве никто и никогда не сможет. Сегодня цензура Интернета — вещь достаточно обыденная, и самые большие “достижения” здесь принадлежат Китаю.

Цензура в китайском Интернете. Все блоги (сетевые журналы) и сайты, действующие на территории Китая, должны проходить государственную регистрацию; несколько более простую, чем регистрация бумажных или электронных СМИ, но тем не менее: частные блоггеры должны при регистрации предоставить полную информацию о личности, ответственной за созданный сайт, в Министерство информационной индустрии. Уклонившиеся могут быть подвергнуты штрафу в 1 миллион юаней, то есть около 120 тысяч долларов. На сайте Министерства информационной индустрии Китая предпринятые меры объясняются так: “Интернет полезен людям, но он является и источником секса, насилия, средневековых предрассудков и другой пагубной информации, которая отравляет душу человека”.

Борьба с сексом и насилием (особенно на рынке онлайновых игр) — это один из приоритетов китайского правительства. И борется с ними народный Китай с помощью самого традиционного доносительства: если вам показалось, что некий сайт пропагандирует насилие или на нем процветает порнография, — вы пишете в Министерство информации. А чиновники (не суд, а именно чиновники) придут, посмотрят, и если они увидят, что сайт действительно порнографический, его закроют (причем тоже церемониться особо не будут и суд не станут беспокоить), а бдительному гражданину заплатят в зависимости от степени опасности сайта от 100 до 250 долларов.

Кроме бдительных граждан в китайском Интернете также работают специальные программы, которые обходят сайты и строят “индекс подозрений” — то есть регистрируют все сайты, на которых попались упоминания секса, насилия, критика коммунистической партии или обсуждение “религиозных предрассудков”. Как только сайт попадает в “индекс подозрений”, его владелец получает уведомление об этом — он должен в течение короткого времени привести сайт в порядок; если этого не произойдет — сайт будет закрыт, а с владельцем будут разбираться отдельно.

Для того чтобы система работала эффективно, естественно, нужна регистрация владельцев всех онлайновых ресурсов и контроль регистрации. Это и делает система, которая контролирует сайты в режиме реального времени, отыскивает соответствие между адресом сайта и кодом регистрации. Сообщение о любом незарегистрированном адресе передается в Министерство информации. Организация “Репортеры без границ” справедливо полагает, что тот, кто продолжит в таких условиях публиковать сообщения под своим подлинным именем на сайтах, расположенных в Китае, будет либо избегать политических тем, либо займется коммунистической пропагандой. Власти надеются вытолкнуть большинство неугодных сайтов за границу, где эти ресурсы окажутся недоступны для пользователей внутри страны. Китай будет закрыт от внешнего мира мощной системой фильтрации, названной “Великая огненная стена” (“Great Firewall”). Уже в течение первых дней после выхода постановления правительства летом 2005 года 75 процентов сайтов в китайском Интернете прошли регистрацию.

Кроме прямого давления китайские власти используют и другие методы контроля Интернета. Китайские власти внедряют своих агентов влияния в популярные китайские чаты и форумы. Государственные чиновники работают под прикрытием, выдавая себя за обычных пользователей. Их задача — отстаивать единственно верную линию партии, что называется, “от чистого сердца”. А чтобы сердце стало гарантированно чистым, человек должен поступить на службу и пройти курсы подготовки (цитатник председателя Мао — входит).

“Великая огненная стена” — “Great Firewall” — это очень китайское название, и кажется, что только в Поднебесной его и могли придумать. А между тем класс программ, известных как “firewall”, или “брандмауэр”, или совсем прозаично — “межсетевой экран”, получил свое название на Западе, где эти программы и были разработаны для защиты корпоративной сети или отдельного компьютера от сетевых вирусных атак. Эта “огненная стена” должна точно фильтровать обмен между локальной сетью и внешним Интернетом и вовремя отсекать возникающие угрозы.

Изобретение Китая заключается в попытке закрыть “огненной стеной” не локальную сеть корпорации, а целый сегмент Интернета, и сегмент огромный. Насколько это реально? Если бы Китай попробовал это сделать собственными силами — это было бы совершенно нереально, по крайней мере в ближайшее время. Но так же, как Китай приспособил для своих нужд программистский термин “firewall”, он попытается использовать знания, опыт и разработки западных программистов для “постройки” своей “Великой огненной стены”. Согласятся ли западные корпорации участвовать в таком сомнительном проекте? Почти уверенно можно сказать — да, согласятся.

Корпорации и правительство Китая. Как утверждает организация “Репортеры без границ”, крупнейшие корпорации не слишком разборчивы в средствах достижения все больших прибылей и идут на соглашения с правительствами, настроенными по отношению к свободе слова очень жестко. И это касается в первую очередь правительства Китая. Вполне вероятно, что и правительства других стран начнут проводить политику ограничения свободы слова. Тем более что в призывах к этому недостатка нет.

Первой среди западных корпораций, активно помогающих Китаю бороться со свободой слова, “Репортеры без границ” назвали французскую компанию “Thales”, чье оборудование используется для глушения сигналов зарубежных радиостанций. Компания “Cisco” предоставила свои разработки, которые позволяют выслеживать граждан, посещающих сайты, “сомнительные” с точки зрения властей. Компания “Microsoft” поддерживает фильтрацию содержания китайских сервисов MSN Spaces — ведения интернет-журналов. Пользователи этих сервисов не могут применять такие слова, как “демократия”, “свобода”, “права человека”, “независимость Тайваня” или “демонстрация”. Попытавшись использовать эти и другие слова, которые с точки зрения властей имеют отношение к политике или порнографии, блоггер видит напоминание о запрете и настойчивую просьбу заменить использованные слова на другие. Компания “Yahoo” по требованию китайских властей передала им информацию о личности журналиста, который использовал электронную почту “Yahoo”, в результате чего тот был арестован и приговорен к десяти годам лишения свободы. Он сейчас сидит в тюрьме, а “Yahoo” зарабатывает деньги на китайском Интернете.

Интернет-рынок Китая является одним из самых крупных и быстрорастущих. Уже сегодня число пользователей Интернета в Китае превысило сто миллионов, а по абсолютному числу широкополосных подключений Китай вышел на второе место в мире после США. Крупные корпорации активно конкурируют за место под солнцем Поднебесной и готовы идти на уступки китайскому правительству. Они уже вложили в Китай огромные средства, и отступить — значит потерять миллиарды. Поисковый гигант “Google” расширяет свое присутствие на рынке поисковой рекламы в Китае, скупая крупные и средние китайские поисковые и новостные ресурсы. “Yahoo” уже вложила миллиард долларов в покупку 40 процентов компании Alibaba.com — одного из крупнейших онлайновых магазинов розничной торговли в китайском Интернете. Это стало самой крупной разовой инвестицией в экономику Китая за всю историю страны.

Коммунистическое правительство Китая умело пользуется сложившейся ситуацией в своих целях — оно борется со свободой слова руками западных корпораций.

Китайское правительство наглядно демонстрирует, что Интернет можно контролировать и в случае необходимости делать это можно очень оперативно. В те дни, когда Папа Римский Иоанн Павел II умирал и весь мир, затаив дыхание, следил за последними днями и часами главы католической церкви, и в газетах, и в Интернете не было человека более упоминаемого. Китайский Интернет не отличался в этом от других сегментов Сети. Десятки тысяч пбостов были посвящены Папе и, конечно, теме религии и веры. А эти темы в коммунистическом Китае никак не приветствуются. Чтобы “вычистить” китайский Интернет от “религиозной пропаганды”, потребовались всего сутки — все упоминания о Папе исчезли. Представитель китайского портала “Sohu.com” признал факт цензуры и сказал, что это сделано только для того, чтобы “люди, не искушенные в религии и конфессиях, не публиковали необоснованных заявлений”.

Декларация независимости киберпространства. В знаменитой на весь Интернет “Декларации независимости киберпространства” (“A Declaration of the Independence of Cyberspace”) Джон Перри Барлоу (John Perry Barlow), основатель Фонда электронных рубежей (Electronic Frontier Foundation) — организации, посвященной исследованию социальных и правовых проблем, связанных с киберпространством, и защите свободы на Интернете, писал в 1996 году: “Я заявляю, что глобальное общественное пространство, которое мы строим, по природе своей независимо от тираний, которые вы стремитесь нам навязать. Вы не имеете ни морального права властвовать над нами, ни методов принуждения, которые действительно могли бы нас устрашить. Истинную силу правительствам дает согласие тех, кем они правят. Нашего согласия вы не спрашивали и не получали. Мы не приглашали вас. Вы не знаете ни нас, ни нашего мира”.

Имеют ли правительства — эти “утомленные гиганты из плоти и стали”, как их назвал Барлоу, — моральное право контролировать Интернет? На мой взгляд, в некоторых случаях безусловно — да. Но, конечно, не в административном порядке, не по решению Министерства информации, а исключительно через суд.

А в том, что правительства и государства не имеют “методов принуждения” свободных граждан киберпространства, борец за свободу киберпространства, вероятно, ошибался. Как показывает опыт Китая — уже имеют, и очень эффективные.

Версия для печати