Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2003, 2

Книги

(составитель Сергей Костырко)

Эугениюс Алишанка. Божья кость. Избранные стихотворения. Перевод с литовского Сергея Завьялова. СПб., 2002, 125 стр., 1000 экз.

Первая на русском языке книга поэта из нового, еще неизвестного отечественному читателю поэтического поколения Литвы. Алишанка известен также как переводчик современной европейской, в частности польской, поэзии и философской литературы (Юнг, Честертон, Лиотар, Мамардашвили и другие). Издание содержит выборку из четырех книг поэта, сделавших его имя известным не только в Литве, но и во многих европейских странах. Стихи публикуются в оригинале с параллельным переводом.

Фредерик Бегбедер. Каникулы в коме. Роман. Перевод с французского И. Кормильцева. М., “Иностранка”, 2002, 207 стр., 7000 экз.

Второй роман на русском языке современного французского писателя, претендующего на репутацию дерзкого ниспровергателя и интеллектуала. Первый роман, с которого русский читатель начал знакомство с Бегбедером, “99 франков” (в переводе И. Волевич — М., “Иностранка”, 2002, 312 стр., 8000 экз.; первая публикация — в “Иностранной литературе”, 2002, № 2), был посвящен нынешним пиар-технологиям и психологии делателей современной рекламы и соответственно создал автору репутацию “французского Пелевина”. Новый роман “обличает” нравы парижской богемы: “В воздухе пахнет дорогими духами, алкогольными парами и потом высшего общества”; “Званый ужин, как было предусмотрено, плавно перетекает в оргию. Душ из шампанского, ведерки для льда, надетые на головы вместо шляп... Танцуют на столах. В этом году нимфомания — коллективна” — ну и так далее.

Мартин Бубер. Гог и Магог. Роман. Перевод с немецкого Е. Шварц. СПб., “Модерн”, “ИНАПРЕСС”; Иерусалим, “Гешарим”, 2002, 336 стр.

Художественная проза знаменитого философа, писавшаяся им в годы Второй мировой войны, — сюжет образует диалог двух хасидов в Польше начала ХIХ века, беседующих о мессианизме и о Наполеоне.

Давид Бурлюк. Николай Бурлюк. Стихотворения. Вступительная статья, составление, подготовка текста и примечания С. Красицкого. СПб., “Академический проект”, 2002, 584 стр., 2000 экз.

Полное собрание стихотворений братьев-футуристов, вышедшее в серии “Новая библиотека поэта”.

Круговая чаша. Русская поэзия серебряного века. 1890 — 1920-е годы. Антология. Составитель В. Кудрявцев. Рудня — Смоленск, 2002, 504 стр. 50 нумерованных экземпляров.

Изначально раритетное издание самой представительной по персоналиям (более пятисот поэтов) антологии серебряного века.

Латифа. Украденное лицо. Перевод с французского Е. Клоковой. М., “Текст”, 2002, 159 стр., 4000 экз.

Афганистан под талибами изнутри, глазами молодой женщины-мусульманки, сумевшей с семьей бежать в 2001 году в Европу и написавшей эту книгу-свидетельство.

Джейн Остен. Леди Сьюзен. Уотсоны. Сэндитон. Романы. Перевод с английского А. Ливерганта, Н. Калошиной, Н. Кротовской. М., “Текст”, 2002, 299 стр., 3500 экз.

Впервые на русском языке три романа классика английской литературы. Предисловие к книге Е. Гениевой, в качестве послесловия — эссе Мартина Эмиса “Мир Джейн” в переводе Э. Меленевской.

Дмитрий Стахов. Арабские скакуны. Роман. М., “ОЛМА-ПРЕСС”, 2002, 317 стр., 5000 экз.

Стахов продолжает осваивать “новорусский литературный дискурс”, в котором динамичность современной жизни с ее криминальной отчасти окраской, прагматизм доведенный до цинизма, и прочее подаются как современная бытовая экзотика. В отличие от предыдущих его сочинений (рассказов из цикла про Подсухского или романа “Семь путешествий Половинкина”) здесь почти нет открытой игры с архетипами мифов. Автор как бы ориентируется на поэтику социально-психологического исповедального (но при этом — и остросюжетного) повествования с обыгрыванием некоторых фирменных для недавней “остросовременной прозы” (аксеновской, времен “Острова Крыма”, например) стилистик. Герой романа, он же повествователь, — удачливый в недавнем прошлом журналист, сумевший выжить после “разборки” торговцев оружием, деятельность которых он “пиарил” в прессе, снова оказывается в центре криминального сюжета, возникшего вокруг наследия некоего могучего финансово-религиозного объединения. Среди персонажей — бизнесмены, бандиты, работники спецслужб, персонажи московской художественной богемы, алкаши, роковые женщины, шлюхи, а также современная Москва и условная провинциальная “кондовая Россия”, явленная в образе бывшего военно-промышленного полузакрытого города Кокшуйска.

Кодзиро Сэридзава. Умереть в Париже. Избранное. Составитель Фумико Сэридзава. Перевод с японского Дмитрия Рогозина, Татьяны Соколовой-Делюсиной, Виктора Мазурика. Предисловие Татьяны Розановой. М., “Иностранка”, 2002, 543 стр., 5500 экз.

Впервые на русском языке избранная проза классика современной японской литературы Кодзиро Сэридзава (1897 — 1993), чья стилистика складывалась под перекрестным влиянием традиционной японской культуры и парижской художественной элиты середины 20-х годов, в среде которой он прожил несколько лет. В книгу вошли: написанный на автобиографическом материале — детство, отрочество, юность, начало литературной деятельности — роман “Мужская жизнь” (1940), “японско-французский” роман, сделавший известным имя писателя в Европе, “Умереть в Париже” (1942), рассказы “Храм Наньсы” (1938) и “Таинство” (1941). Завершает книгу эссе “Разговор с умершими” (1948). В качестве послесловия — эссе Оока Макота “Японская литература и Кодзиро Сэридзава”.

Сергей Шаргунов. Александр Остапенко. Два острова. М., О.Г.И, 2002, 176 стр., 2000 экз.

Повести двух участников премии “Дебют” — повесть Шаргунова “Малыш наказан”, вещь более ранняя и не менее эмоционально написанная, чем опубликованный “Новым миром” его роман “Ура!” (2002, № 6). Повесть Остапенко “Колыбель смерти” представляет попытку социально-психологической прозы в жанре антиутопии, ближайшая литературная аналогия — голдинговский “Повелитель мух”, только в отличие от англичанина наш автор помещает на необитаемый остров не детей, а стариков, казалось бы, уже полностью завершивших свои расчеты с жизнью, но и здесь, что называется “через не могу”, воспроизводящих привычные им формы социального поведения.

.

Антоний, митрополит Сурожский. Труды. Составитель Е. Л. Майданович. Переводы с английского и французского Е. Л. Майданович и Т. Л. Майданович при участии А. И. Кырлежева и Е. В. Шохиной. Вступительная статья “Богословие митрополита Сурожского Антония в свете святоотеческого Предания” епископа Керченского Илариона (Алфеева). М., “Практика”, 2002, 1080 стр., 6000 экз.

После разрозненных брошюр с отдельными статьями и проповедями вышло наконец объемное (68 печатных листов), прекрасно подготовленное собрание текстов, представляющее труды одного из ведущих современных религиозных мыслителей митрополита Антония Сурожского (в миру Андрея Борисовича Блума), главы епархии Русской Православной Церкви в Великобритании, выходца из семьи русских эмигрантов, врача по образованию (военный хирург французской армии во время Второй мировой войны, затем — врач в антифашистском подполье), принесшего монашеские обеты в 1939 году, в 1948 году рукоположенного в иеромонахи и посланного в Англию духовным руководителем; архиепископа с 1962 года и митрополита с 1966 года, почетного доктора богословия многих (в том числе Московской и Киевской духовных) академий. В книге семь разделов: “Материя и дух”, “Вопрошание”, “Человек”, “Слово Божие”, “Пути Божии”, “Встреча”, “Проповеди”. “Все беседы, лекции и проповеди митрополита Антония, собранные в этой книге, представляют собой запись живой устной речи” и “построены совершенно прозрачно... все богословские концепции христианских и иных религиозных культур, с которыми митрополит Антоний зачастую спорит или беседует, все литературные аллюзии он максимально уводит в подтекст, то есть стилистически, композиционно строит свою речь так, чтобы она служила мостом между слушателем и Евангелием... он максимально сокращает расстояние, отделяющее современного человека от живого Христа, и делает нас участниками Евангельской истории” (“От редакции”).

Пьер Бурдье. О телевидении и журналистике. Перевод с французского Т. Анисимовой, Ю. Марковой. Предисловие Н. Шматко. М., Фонд научных исследований “Прагматика культуры”, Институт экспериментальной социологии, 2002, 160 стр., 3000 экз.

Книга французского социолога и публициста о феномене современного телевидения, в частности, о противостоянии телевидения и культуры, телевидения и реальностей политической и общественной жизни. Телевидение (и шире — современная журналистика) представляют, по мнению автора, сложный симбиоз информационных технологий и порожденной ими социальной (она же профессиональная) среды, функционирующей по своим законам.

Норберт Винер. Кибернетика и общество. Перевод с английского Е. Панфилова. Вступительная статья И. Поспелова. М., “Тайдекс Ко”, 2002, 183 стр., 1000 экз.

Переиздание книги, ставшей некогда (вышла в 1954-м, русский перевод — в 1958 году) событием. “Хотелось бы сказать, что книга за полвека не потеряла актуальности и все такое, но сказать так не получится... То есть в книге можно обнаружить какие-то отдельные высказывания, которые с некоторыми оговорками можно назвать └злободневными”, но в целом изложенный здесь утопический проект кибернетики следует признать провалившимся” (Роман Ганжа — “Русский Журнал”, http://www.russ.ru/krug/vybor/20021001.html).

Кирилл Кобрин. Письма в Кейптаун о русской поэзии и другие эссе. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 128 стр.

“В кейптаунском порту, с пробоиной в борту... Бог мой, кто бы мог подумать... что само слово └Кейптаун” имеет отношение не к строчке, а к точке, географической точке, — такими словами начинает Кобрин свою новую книгу. — И что заплывет сюда не романтическая └Дженнет” ...а остатки экипажа потонувшего сверхлайнера под названием └СССР”? На берег был отпущен экипаж...” В частности — приятель автора, обосновавший свое дело и свой дом под Кейптауном и попросивший бывшего однокурсника присылать ему письма про современную русскую поэзию. В своей эпистолярной прозе автор описывает для оторвавшегося от родины (и для нас) ситуацию в сегодняшней русской поэзии — про то, как эпигоны меняют ориентации — с Бродского на Кибирова, про Салимона, про стихи и про смерть Бори Рыжего, про Александра Леонтьева, про феномен Шиша Брянского, про Москву, бегущую от своей истории в “наив, в модную французскую философию”, в “мухоморные глюки” и “пикейную политику”, и про многое другое. Мне как читателю уже не кажется существенным вопрос о реальности первоначального адресата этих писем. Гораздо существеннее другое, обусловленное в книге символом “Кейптаун” писание о русской поэзии как о некоем виртуальном островке, своеобразном культурном заповеднике, в котором могут сойтись разбросанные по миру соотечественники (письма самого Кобрина писались сначала из Нижнего Новгорода, а потом — из Праги), сдвигается к прямо противоположному — к рассмотрению русской поэзии (и шире — русской литературы) в качестве полноправного участника “мирового поэтического диалога”. Отсюда композиция книги: от собственно писем про современность в первой части ко второй части “Пушкин и другие”, где автор уже ведет разговор о некоторых ментальных чертах русской литературы (Пушкин и украинская культура в “Полтаве”, Пушкин и де Кюстин, князь Вяземский, Теофиль Готье, Лидия Гинзбург, Андрей Левкин и т. д.).

Исабель де Мадариага. Россия в эпоху Екатерины Великой. Перевод с английского Н. Л. Лужецкой. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 975 стр., 2000 экз.

Классическая для современной историографии работа представителя британской школы историков-славистов (приоритет информативности над интерпретацией). Написанная в 1981 году монография Мадариаги “остается наиболее полным обобщающим трудом о екатерининской России. Более того, она является и единственной в своем роде, поскольку попытка, предпринятая в свое время историком В. И. Бильбасовым, осталась незавершенной” (из предисловия А. Каменского).

Рой Медведев. Солженицын и Сахаров. М., “Права человека”, 2002, 272 стр.

Первая часть книги историка и бывшего диссидента содержит очерк общественной деятельности А. Солженицына и А. Сахарова, анализ их взглядов, так сказать, локальный и сравнительный. Здесь автор стремится к определенной жанровой дисциплине исторического очерка — каждая глава имеет четко сформулированную тему, и автор не выходит за ее рамки; привлекается достаточно обширный материал, и при этом с чувством меры используются воспоминания о личных встречах и беседах с героями книги; в конце каждой главы приводится список использованной литературы. Вторую, менее “академическую” по форме, часть книги составили “Приложения” — публицистические статьи Медведева 70-х годов о содержании и судьбе книг Солженицына в СССР, а также его “внутридиссидентская полемика” с Солженицыным и Сахаровым по поводу отдельных их высказываний и выступлений.

Юня Родман. Москва — Бостон. М., “КРУК-Престиж”, 2002, 584 стр.

Мемуарная (она же — историко-хроникальная, путевая и страноведческая, “эмигрантская”, лирико-биографическая, портретная, пейзажная, культурологическая и проч.) проза московской переводчицы англоязычной классики ХХ века, с 1992 года живущей в Бостоне.

Ревекка Фрумкина. Внутри истории. Эссе, статьи, мемуарные очерки. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 479 стр.

“Что значит ощущать себя внутри истории? Как переживает историю человек науки? Какова роль образованного человека в сегодняшней России? Что значат гуманитарные науки для современного общества?” — об этих и множестве других вопросов размышляет в своей эссеистике лингвист и психолог Ревекка Фрумкина, для которой как бы абстрактные понятия экзистенциального и социального всегда были конкретизированы абсолютно реальным — порой на уровне просто житейского — опытом жизни (или — выживания) русского интеллигента внутри советской истории. Журнал намерен отрецензировать эту книгу.

Составитель Сергей Костырко.

Версия для печати