Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2003, 1

WWW-ОБОЗРЕНИЕ ВЛАДИМИРА ГУБАЙЛОВСКОГО

“Научный атеизм”

Cайт “Научный атеизм” http://www.atheism.ru (1998 — 2002) представляет собой довольно большое собрание материалов (на 12.05.2002 года его приблизительный объем составлял 20 с лишним мегабайт, количество статей, книг, очерков и т. д. более 1000 ед.), посвященных различным аспектам атеизма, агностицизма, религиоведения, а также естественно-научным и философским исследованиям.

Точка зрения на все эти области знания заявлена в названии сайта. Необходимость в подобном ресурсе авторы объясняют так: “Создавая этот сайт, мы преследовали несколько целей. Во-первых, он предназначен как введение в атеизм для тех, кто не знает, что это такое, или хочет получить больше информации по этому вопросу. Во-вторых, предоставить вашему вниманию ряд очерков, наглядно демонстрирующих логическую противоречивость христианской догматики. И наконец, в-третьих, развеять некоторые мифы о якобы существующем └союзе” науки и религии, о непротиворечивости религии и научных представлений о действительности” (http://www.atheism.ru/library/Introd_2.phtml).

Прежде чем перейти к анализу материалов, собранных на сайте, необходимо отметить грамотный и экономичный дизайн. Сайт сделан удобно и без излишеств. Есть полнотекстовый поиск, рубрикация продумана, обеспечивает простую ориентацию на сайте и быстрый доступ к документам. Присутствуют все обязательные для профессионально выполненного ресурса средства обратной связи: форум, гостевая книга, новостная рассылка. Есть большое собрание ссылок на другие ресурсы, посвященные атеизму. Все это позволяет рассматривать сайт как один из самых полных и удобных атеистических сетевых ресурсов в Рунете.

На сайт заходят и за его деятельностью следят многие. По счетчику Rambler Top100 <http://top100.rambler.ru/cgi-bin/stats_top100.cgi?279627> количество посетителей сайта составляет около 145 в день в среднем за последний год и около 223 в день в среднем за последние 30 дней (сентябрь — октябрь 2002 года)1. Сайт имеет положительную динамику — он становится более популярным из месяца в месяц. Это может значить только то, что сетевой ресурс “Научный атеизм” закрепился в Интернете, он нужен и востребован. И это, на мой взгляд, совсем не плохо. Атеизм — это необходимая тема, и если мы говорим о свободе совести, то атеистическое мировоззрение должно открыто и спокойно обсуждаться.

Самым трудным вопросом оказывается выяснение того, что же такое “атеизм” вообще и “научный атеизм” в частности. Определение атеизма дается сразу же, но при ближайшем рассмотрении оно оказывается и неполным, и некорректным. Во всяком случае, разные люди, называющие себя атеистами и чьи работы помещены на сайте, понимают под атеизмом вещи иногда прямо противоположные.

“Атеизм. Вводная часть” <http://www.atheism.ru/library/Introd_2.phtml> — своего рода credo создателей сайта. “АТЕИЗМ (греч. а — отрицание и theos — Бог; буквально — безбожие) — философско-материалистическое учение. Атеизм, с одной стороны, постулирует несостоятельность всякой религии как фантастического, искаженного отражения действительности, отвергает веру в реальность существования всего сверхъестественного, бога, богов, духов, потустороннего мира, воскресения из мертвых, бессмертия души, ее переселения из одних существ в другие, отрицает возможность сотворения мира и всего сущего из ничего, а с другой — признает вечность и несотворимость материального мира, развитие природы и общества по своим собственным законам и посредством отрицания сверхъестественных сил утверждает самоценность бытия мира и человека, ценность земной жизни как единственно возможной и способствует формированию у людей материалистического мировоззрения”.

С отрицательной частью этого определения спорить особенно не приходится, некоторое сомнение вызывает только список отрицаемого. Вероятно, его можно продолжать неограниченно. Можно добавить бабу-ягу или категорический императив и т. д. и т. п. Можно было сказать и короче: атеизм не допускает существования сверхъестественного. И далее следовало бы подробно остановиться на том, что же такое сверхъестественное, что такое чудо. Но понятие сверхъестественного вводится так же, как само понятие атеизма: через отрицание первичной посылки. Если а-теизм — отрицание Бога, то сверхъестественное — это а-естественное — отрицание естественного как тоже некоторого первично-данного. Значит, мы откуда-то знаем, что такое естественное, — иначе определение неконструктивно.

Описанию “естественного” и посвящена вторая часть определения.

Естественный мир несотворим и материален. Образующие естественный мир природа и общество развиваются по “собственным” законам. “Собственные” нужно отличать от “сверхъестественных”. Собственные законы имманентно устанавливаемы и проверяемы в самбом несотворенном и материальном мире. Это самое трудное место. Законы, будь они хоть собственными, хоть какими другими — даже статистическими, — теми, которые устанавливаются как некоторое приближенное описание непосредственных наблюдений, эти законы — идеальные сущности, и существование этих идеальных сущностей мы допускаем в материальном мире. Более того, мы утверждаем в некотором смысле первенство идеального, поскольку естественный материальный мир подчиняется идеальным законам.

Атеизм утверждает самоценность бытия мира и человека. Поскольку ничего, кроме несотворенного мира, подчиняющегося имманентно познаваемым законам, нет, то и человек этому миру принадлежит как один из его элементов, как протон или бабочка. А самоценность здесь нужно понимать как самооценку, неизбежную за отсутствием какого-либо внешнего критерия.

Мир несотворим, материален и рационально познаваем человеком, который в свою очередь полностью этому материальному миру принадлежит. Атеизм ставит перед собой гордую цель доказательства того, что наблюдаемый и познаваемый мир не нуждается ни в каких дополнительных гипотезах, ни в каких сущностях, выходящих за пределы этого мира. Он полно и непротиворечиво познаваем изнутри самого себя.

Взгляды на то, что такое “атеизм” вообще, и на то, является ли тот или иной мыслитель атеистом в частности, варьируются очень широко.

Кажется, еще совсем недавно в отечественной литературе мало кто высказывал сомнения в атеизме Карла Маркса. На то, что не все в этом совершенно вроде бы ясном вопросе однозначно, обратил внимание Рассел в “Истории западной философии”. Он пишет: “При этой привязанности к делам земным у Маркса есть готовность уверовать в прогресс как в универсальный закон... Именно вера в неизбежность прогресса позволяла Марксу думать, что можно избавиться от этических рассмотрений. Если социализм наступит, то это будет улучшением. Он должен был бы с готовностью допустить, что это будет улучшение не для помещиков и капиталистов, но это лишь показало бы, что они не в гармонии с диалектическим движением времени. Маркс провозглашал себя атеистом, но придерживался космического оптимизма, который может быть оправдан только теистически” (http://www.philosophy.ru/library/russell/01/07.html)2.

Точка зрения Маркса — это даже не деизм3, который не позволяет обосновать развитие как прогресс, то есть как восходящее движение, а разве что как процесс — закономерное изменение. Улучшение жизни человечества необъяснимо, с точки зрения законов природы. Природа попросту не знает, что же на самом деле для человечества лучше: капитализм или социализм. И если она развивается именно таким образом, чтобы привести человечество к высшему благу — коммунизму — естественным путем, то это возможно в одном только случае: промыслительной заботы о человечестве. Не об отдельном человеке, но обо всем человечестве как о целом. А это, конечно, теизм, и довольно радикальный.

Не все атеисты XIX века разделяли точку зрения Маркса. Его безжалостный оппонент — Александр Герцен — отказывался верить в какую бы то ни было возможность прогресса. Он был сильный и последовательный мыслитель и один из тех немногих людей, которых можно назвать радикальными атеистами.

Разница между атеизмом, деизмом и теизмом оказывается очень существенной, и на ней нужно остановиться подробнее.

В статье “Разум и вера” академик Виталий Гинзбург (http://www.atheism.ru/library/Ginzburg_1.phtml) пишет: “Под верой в Бога понимается └интуитивное суждение”, согласно которому помимо природы, всего окружающего нас мира существует еще что-то. Это может быть какой-то абсолютный разум, не вмешивающийся ни во что земное, но создавший Вселенную (несколько условно, будем говорить о деизме). Иногда верующими называют и пантеистов, отождествляющих Бога с природой, но я не понимаю, чем пантеизм отличается от атеизма. Приходилось сталкиваться и с термином └космическая религия”. Именно такое понятие использовал великий Эйнштейн, отмечавший, что это └космическое религиозное чувство не ведает ни догм, ни Бога, сотворенного по образу и подобию человека”; └оно не приводит ни к сколько-нибудь завершенной концепции Бога, ни к теологии”. Эйнштейн был атеистом и пользовался религиозной терминологией лишь в условном смысле. Например, он писал: └Я не могу найти выражения лучше, чем ▒религиозная’, для характеристики веры в рациональную природу реальности... Какое мне дело до того, что попы наживают капитал, играя на этом чувстве?””

Так что же такое “атеизм”? Гинзбург принимает рациональность природы, но он не видит различия между атеизмом, деизмом (как мы обнаружим в дальнейшем) и пантеизмом. А между тем эти различия есть, и они очень глубокие. Представим себе мир, в котором нет места “космической религии” Эйнштейна, радикальный атеистический мир. Оказывается, в нем никакое рациональное познание невозможно, потому что нечего познавать. В нем нет тех самых законов природы, которыми занимается наука. Принятие “космической религии” — обязательная предпосылка любого научного познания. Сначала мы должны быть уверены в том, что мир рационально познаваем, а уже только потом мы можем попытаться его познать.

Только внутри деистической или пантеистической парадигмы возможна та наука, которой занимается академик Гинзбург. Но даже пантеизма, по-видимому, недостаточно. Во всяком случае, в той его чрезвычайно развитой рациональной форме, в которой его проповедовали греки, его не хватило, чтобы выработать основные положения математики Нового времени. В частности, чтобы развить математический анализ — основной инструмент современной физики, — потребовалось принятие актуальной бесконечности. А вот для ее обоснования необходимо было исходить из аксиомы единого Бога-творца. Что становится совершенно ясно, если проследить становление этой базисной идеи от Николая Кузанского до Галилея, Ньютона и Лейбница4.

Рационализм — основа современного научного знания — имеет своим источником, конечно, не атеизм, а средневековую теологию, которая в свою очередь восходит к неоплатоникам и их интерпретациям, сделанным бл. Августином и Псевдо-Дионисием Ареопагитом. Именно в школе схоластической логики учились все перечисленные ученые.

Но “космическая религия” — это фактически довольно-таки строгая форма деизма. Мало того, что мир создан по рациональным законам, но человек способен познавать эти законы. То есть язык мира и язык человека — это один и тот же язык, но притом человек способен абстрагировать мир — отделить его от себя, чтобы взглянуть на него отстраненно, способен поставить себя в позицию независимого наблюдателя, а эта позиция подразумевает единственную аналогию — это позиция творца, который смотрит на свое творение. Человек оказывается не только элементом мира, он в определенном смысле является вместилищем этого мира. Отсюда до принятия Бога-творца меньше шага. А вот выхода к радикальному атеизму просто нет.

Я думаю, что научный атеизм — это внутренне противоречивое понятие, которое по недоразумению досталось нашему времени от советских времен. Либо мир рационален и познаваем, и тогда говорить о последовательном атеизме просто некорректно. Либо он иррационален и непредсказуем, и тогда о науке, по крайней мере в том виде, в котором это понятие существует в современном западном мире, нельзя говорить вообще.

Меня удивило то, что на сайте, посвященном атеизму, нет текстов Герцена (например, о “Роберте Оуэне” из “Былого и дум”) и Камю — самых последовательных атеистов. Конечно, эти тексты ненаучны, но так и должно быть. Атеизм и наука — “две вещи несовместные”, последовательно атеистический мир — абсурден. И это прекрасно продемонстрировал Камю в своем эссе “Миф о Сизифе”.

На сайте размещен текст радиопередачи Алексея Цветкова (радио “Свобода”) “После Камю” (http://www.atheism.ru/old/OthAth6.html), на который я хочу обратить особое внимание, потому что в нем как раз сказано многое о том радикальном атеизме, который не замалчивает присутствие Бога-творца, как это неявно делает научный атеизм, а, напротив, с богоборческим предельным отчаянием сталкивается с пустотой. Комментируя Камю, Цветков замечает:

“Свободный человек вправе сам выбирать себе мировоззрение, и если он считает, что Бога нет, — таков его свободный выбор. Но, если, приняв такое решение, он просто вновь берется за газету или садится к телевизору, его выбор не заслуживает уважения. Устранение Бога оставляет в мироздании такую дыру, что вся оставшаяся жизнь должна уйти на ее штопку, в то время как средней руки атеист продолжает жить как ни в чем не бывало. Бертран Рассел, один из виднейших атеистов нашего столетия, утверждал, что у нас просто нет иного выхода, как смириться с фундаментальной бессмысленностью нашего существования. Смириться — вот ключевое слово, но есть люди, которым этот выход не подходит ни по их духовному складу, ни по темпераменту.

Каковы уроки Камю наступающему скептическому столетию? Атеизм не может быть результатом простого ученого анализа жизненной ситуации — он требует веры не в меньшей, а скорее даже в большей степени, чем религия. Чтобы не стать простым поводом к досужей болтовне, атеизм сам должен быть религией, причем самой трудной из всех — верой в абсурд. Камю, конечно, не был философом в том смысле, в каком им был Ницше; его └Миф о Сизифе” — это в первую очередь евангелие для себя самого. Но именно в этом пункте он сумел заглянуть дальше, чем его ученый предшественник, и показал почти невыносимую элитарность атеизма, полное одиночество, на которое он обрекает. Атеизм в терминах Камю равнозначен героизму, а героизм нельзя проповедовать. Лечь самому на дзот — совсем иное дело, чем подбивать к этому других”.

Несомненным плюсом сайта нужно признать рубрику “Слово оппонентам”, с текстами авторов, придерживающихся неатеистических воззрений. Если человек не боится открытой дискуссии, значит, у него есть продуманная точка зрения и его взгляд аргументирован и достаточно подробно разработан. В этой рубрике Сергей Худиев (“Атеизм глазами христианина”) <http://www.atheism.ru/old/HudAth1.html> пишет: “Прежде всего мне хотелось бы сердечно приветствовать моих читателей-атеистов и русское атеистическое движение вообще. Такое приветствие может показаться странным в устах христианина, но я готов его объяснить... Некоторые черты в современном русском атеизме мне глубоко симпатичны. Прежде всего — это взрослость, готовность брать на себя ответственность за свой выбор и свои убеждения... Когда человек говорит: └Я сам принял осознанное решение отказаться от веры в Бога”, — это по крайней мере слова взрослого человека. Мне нравится также стремление атеистов к внутренней цельности и правдивости. Открытое неверие — гораздо более достойная позиция, чем то легкомысленное кокетство с религией, когда человек может испускать прочувствованные охи и вздохи перед иконами и в то же время вести явно безнравственный, а то и преступный образ жизни”.

Да, это все верно. Атеизм сегодня не приносит никаких очевидных дивидендов. Да, это ответственная позиция. Но она должна быть еще и глубоко продуманной и непротиворечивой.

Именно этого нет, на мой взгляд, в научном атеизме. Агностицизм — гораздо последовательнее в своем отказе утверждать какие бы то ни было абсолютные истины, например, материальность и несотворимость мира. Он фактически говорит: я вижу то-то и то-то и могу предложить свою относительную интерпретацию. И все. Агностицизм ищет истину под фонарем, потому что в темноте ее все равно не видно. А может быть, она как раз там? Агностика это уже не интересует.

Научный атеизм — все-таки оксюморон. И мне кажется, авторам сайта следовало уделить этой теме особое внимание. Как возможна рациональная наука в радикально-атеистической вселенной? На мой взгляд, повторю, она невозможна.

Да, художник может быть атеистом — это продемонстрировали Герцен и Камю. Но как атеистом может быть ученый — человек, поразившийся красоте и гармонии реального мира? Как он отвечает на вопрос об источнике этой гармонии? И на вопрос о том, каким образом человек может понять и оценить эту гармонию? Возможно, он себя об этом просто не спрашивает. Но тогда его мировоззрение внутренне противоречиво. И если человек из каких-то соображений считает невозможным употреблять слово “Бог”, а использует вместо него тот или иной синоним, например, “космическая гармония мира”, он не перестает опираться на идеальные сущности в своих рассуждениях. Вряд ли возможно назвать такого ученого атеистом, даже если он на это претендует.

1 Для сравнения: количество посетителей «Журнального зала» на октябрь 2002 года около 1100 в день.

2 Здесь нельзя не напомнить и об известной статье С. Н. Булгакова «Карл Маркс как религиозный тип» (1906) — Булгаков С. Н. Сочинения в 2-х томах, т. 2. М., 1993, стр. 240 — 272.

3 «Деизм (от лат. deus — бог), религиозно-философское воззрение, получившее распространение в эпоху Просвещения, согласно которому бог, сотворив мир, не принимает в нем какого-либо участия и не вмешивается в закономерное течение его событий. Т. о., Д. противостоит как теизму, в основе которого лежит представление о божественном провидении и постоянной связи человека и бога, так и пантеизму, растворяющему бога в природе, и атеизму, вообще отрицающему само существование бога» (БСЭ).

4 См., например: Гайденко Пиама. История новоевропейской философии в ее связи с наукой. М., 2000.

Версия для печати