Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2002, 9

Книги

составитель Сергей Костырко

Борис Акунин. Внеклассное чтение. Роман. М., “ОЛМА-Пресс”, 2002, 382 стр. + 379 стр., 300 000 экз.

Новый роман Акунина, в котором действует уже знакомый читателю по роману “Алтын-толобас” Николас Фандорин, а повествование, так же как и в предыдущем романе, оформлено в два потока: наше время и Россия XVIII столетия. Значительным событием появление этого романа делает цифра в выходных данных: тираж 300 000 экземпляров. За последние десять лет работы с библиографией мне не приходилось вписывать такую оглушительную цифру в данные о новой книге современного прозаика.

Юрий Андрухович. Перверзия. Перевод с украинского А. Бражкиной, И. Сида. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 386 стр., 2000 экз.

Роман одного из ведущих прозаиков новой волны в украинской литературе. Журнал уже писал о предыдущих его романах (см. “Сетевая литература”, 2000, № 12, и “Библиография. Книги”, 2001, № 11).

Ирина Василькова. Белым по белому. Сорок стихотворений. М., Издательство “МХТ”, 2002, 75 стр.

Вторая книга стихов (первая — “Поверх лесов и вод”. М., “ЭРА”, 2001) — продолжение знакомства с автором, долгое время писавшим “в стол” и, может быть, благодаря этой — довольно редкой в современной литературе — ситуации сосредоточенности и неспешности представшим перед публикой сложившимся поэтом. Стихи разных лет, собранные Васильковой в три цикла (“Белым флагом”, “Полнолуние”, “Белыми нитками”), производят впечатление написанных на одном дыхании. Автор предисловия Татьяна Бек, представляя поэта как “остро отдельного, некичливо яркого и упорно традиционного”, также отметила это качество: “Как ни окрести эту плотную череду не случайно сведенных вместе стихов, эту совокупность, — она являет собой внутреннее единство, сплошное, как белый цвет, в котором все оттенки радуги”.

Александр Генис. Раз. Культурология. М., “Подкова”, “ЭКСМО”, 2002, 504 стр., 6000 экз.

Александр Генис. Два. Расследования. М., “Подкова”, “ЭКСМО”, 2002, 492 стр., 6000 экз.

Александр Генис. Три. Личное. М., “Подкова”, “ЭКСМО”, 2002, 456 стр., 6000 экз.

Трехтомное собрание сочинений, написанных за прошедшее десятилетие. В первом томе культурологическая эссеистика — циклы “Американская азбука”, “Вавилонская башня”, “Билет в Китай”, “Пейзажи”. Во втором — литературно-критическая эссеистика: циклы “Беседы о новой словесности” (о Синявском, Битове, Маканине, Довлатове, Саше Соколове, Толстой, Пелевине и других), “Швы времени” и “Частный случай”. Третий том составили философская проза “Темнота и тишина”, филологический роман “Довлатов и окрестности” и автобиографическая проза “Трикотаж”. Нервная, остроумная, афористичная, лирически-взволнованная и философски нагруженная (к своей ипостаси философа автор относится с легкой иронией, но именно эта самоирония и придает весомость его “максимам”), ностальгическая, веселая и всегда предельно серьезная проза, написанная в жанрах, изобретаемых каждый раз заново самим Генисом. Предисловие к трехтомнику с некоторым пиитическим даже волнением написала Татьяна Толстая: “Генис-писатель, Генис-культуролог, Генис-кулинар, Генис-странник, Генис-голос, — который из них настоящий? И знает ли он сам себя? В поисках себя он выходит в мир. ...Мы — за ним, а он — от нас, только следы, четко отпечатавшиеся на странице, еще хранят память о его присутствии, только уголь его таланта дымится, — дым очага русской словесности, дым отечества, вечерний костерок, радость повара или грамотно притоптанный бивуак вечного скитальца, вечного путешественника? Мы — за ним, а он уже шагает куда-то с утречка пораньше; любопытный к миру и щедрый к нам, он опять уходит вперед, чтобы разведать, разузнать, приостановиться, присесть, рассказать и снова собраться в дорогу”.

Дуглас Коупленд. Жизнь после Бога. Роман. Перевод с английского В. Симонова. СПб., “Симпозиум”, 2002, 286 стр., 5000 экз.

Роман канадского писателя, написанный после “Поколения Х”, принесшего ему всемирную известность. Грустное, лирическое и ироничное повествование про расчеты героя романа с молодостью, про обретение им зрелости и соответственно нового взгляда на реальность как на “доведенный до схематизма мир тотального потребления, индивидуализма и быстрого исполнения желаний. Бог остался где-то позади, за поворотом шоссе, по которому катит на └форде-мустанге” герой романа, рефлексирующий одинокий канадец, которому перевалило за тридцать...” (“Книжное обозрение”).

Григорий Медведев. Ядерный загар. М., ЗАО “МК-Периодика”, 2002, 512 стр., 5000 экз.

Сборник художественной и документальной прозы, автор которой сочетает в себе талант прозаика и доскональное знание темы (по первой профессии Медведев инженер-энергетик с большим опытом работы на атомных электростанциях). Основу сборника составили “Чернобыльские тетради”, первоначально публиковавшиеся в “Новом мире” (1989, № 6), предисловие к этому тексту написано А. Д. Сахаровым. Также в книгу вошли повести “Ядерный загар” и “Энергоблок” (см. рецензию С. Костырко в № 8 за 1987 год), рассказ “Теплое бревно” и два публицистических очерка “Шестнадцать лет спустя” и “Ядерные хвосты”. Предисловие к книге — Г. А. Явлинского, послесловие — С. Костырко.

Орхан Памук. Меня зовут красный. Роман. Перевод с турецкого В. Феоновой. СПб., “Амфора”, 2002, 538 стр., 4000 экз.

Роман одного из ведущих прозаиков Турции, романтический мифологический средневековый Стамбул глазами современного художника.

Йоргос Сеферис. Шесть ночей на Акрополе. Перевод с новогреческого и послесловие Олега Цыбенко. СПб., “Алетейя”, 2002, 256 стр., 1000 экз.

Роман классика европейской литературы, лауреата Нобелевской премии 1963 года, греческого поэта Йоргоса Сефериса (1900 — 1971) — единственное его законченное прозаическое произведение. Попытка написать лирико-философское сочинение. “Идеологическую фантасмагорию или фантасмагоричную идеологию”, посвященную судьбам Европы и европейской культуры в начавшемся ХХ веке; действие романа происходит в Афинах 20-х годов. Работа над романом шла почти тридцать лет (с 1926 по 1954 год), и тем не менее при жизни автора он так и не был опубликован. На родине роман вышел в 1974 году, на русском языке публикуется впервые.

Владимир Сорокин. Лед. Роман. М., “Ad мarginem”, 2002, 318 стр., 30 000 экз.

Новый роман известного писателя-фантаста с претензиями на философию.

Владимир Яковенко. Русское золото. М., “Олимп”, 2002, 316 стр., 10 000 экз.

Попытка совместить традиции современной русской психологической прозы со стилистикой триллера — детективный сюжет развивается на жестко прописанном социально-психологическом фоне жизни середины 90-х.

.

Лидия Бердяева. Профессия: жена философа. Составление, предисловие и комментарии Е. Бронникова. М., “Молодая гвардия”, 2002, 262 стр.

Дневники жены Николая Бердяева с записями 1934 — 1945 годов.

Михаил Гробман. Левиафан. Дневники 1963 — 1971 годов. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 544 стр., 2000 экз.

Дневники известного поэта и художника-авангардиста, писавшиеся в последние восемь лет перед эмиграцией, воспроизводят легендарную уже атмосферу жизни московского художественного андерграунда 60-х. В ближайшем окружении автора — Станислав Фанталов, Анатолий Тюков, Анатолий Брусиловский, Андрей Судаков, Михаил Шемякин, Эдуард Штейнберг, Борис Алимов, Владимир Немухин, Евгений Крапивницкий, Илья Кабаков, Игорь Холин, Эдуард Лимонов, Геннадий Айги, Генрих Сапгир, Всеволод Некрасов и другие. Приложенный к тексту “Указатель упоминающихся имен” занимает 35 страниц. Последняя дневниковая запись (30.IX.1971) заканчивается фразами: “Самолет └Ил” взял курс на Вену. Невероятное ощущение неотвратимо приближающейся свободы”.

Институтки. Воспоминания воспитанниц институтов благородных девиц. Составление, подготовка текста и комментарии В. М. Боковой и Л. Г. Сахаровой. Вступительная статья А. Ф. Белоусова. М., “Новое литературное обозрение”, 2001, 576 стр., 3000 экз.

Воспоминания шести воспитанниц Воспитательного общества благородных девиц при Смольном монастыре, впоследствии — Смольного института (1768 — 1919), начинаются в этом издании записками выпускницы первого выпуска Глафиры Ивановны Ржевской (1759 — 1826) и заканчиваются воспоминаниями Татьяны Григорьевны Морозовой (1904 — 1997), которая покинула институт осенью 1919 года. История института представлена также в воспоминаниях А. В. Стерлиговой, А. Н. Энгельгардт, Е. Н. Водовозовой. Учеба, общение, быт, история страны.

К 200-летию Боратынского. Сборник материалов международной научной конференции, состоявшейся 21 — 23 февраля 2000 года (Москва — Мураново). М., ИМЛИ РАН, 2002, 367 стр.

Кроме многочисленных статей литературоведов (И. А. Пильщиков, Л. В. Дерюгина, М. И. Шапир, С. Г. Бочаров, Олег Зырянов, А. М. Песков и другие), литераторов (А. Кушнер, Ю. Кублановский, О. Мраморнов) о творчестве и о судьбе Боратынского, сборник содержит републикацию работы Г. О. Винокура “Баратынской и символисты” (предисловие и примечания С. Г. Бочарова), а также “Речь Петра Боратынского по поводу женитьбы польского короля Сигизмунда-Августа на Варваре Радзивилл (17 ноября 1560 года)” в переводе с польского М. Е. Бычковой, она же выступает в сборнике с сообщением “Легенда о происхождении Боратынских”.

Андрей Немзер. Памятные даты. От Гавриила Державина до Юрия Давыдова. М., “Время”, 2002, 511 стр., 3000 экз.

Новая книга одного из ведущих современных критиков — после первой (“Литературное сегодня. О русской прозе. 90-е”. М., “Новое литературное обозрение”, 1998), посвященной новейшей русской литературе, вторая представляет историю русской (и отчасти — европейской) литературы от Державина, Карамзина, Булгарина, Грибоедова, Пушкина до Твардовского, Астафьева, Трифонова. Журнал намерен отрецензировать эту книгу.

П. П. Перцов. Литературные воспоминания 1890 — 1902 гг. Вступительная статья, составление, подготовка текста и комментарии А. В. Лаврова. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 496 стр., 2000 экз.

Мемуары критика, публициста, редактора религиозно-философского журнала “Новый путь” Петра Петровича Перцова (1868 — 1947). Среди персонажей — Владимир Соловьев, В. Розанов, Н. Михайловский, С. Дягилев, З. Гиппиус, В. Брюсов, А. Белый, Д. Мережковский, А. Скабичевский, Ф. Сологуб. В книгу вошли не издававшиеся с 1933 года “Литературные воспоминания”; а также, в “Приложениях”, — впервые публикуемые “Литературные воспоминания. Часть II”, “Силуэты старого Петербурга”, “Театральные силуэты”, “О Владимире Соловьеве. (Встречи и воспоминания)”; выходившие отдельными изданиями, но труднодоступные сегодня очерки “Ранний Блок” (1922), “Брюсов начала века” (1940) и некоторые другие работы. Журнал намерен отрецензировать эти мемуары.

Марсель Райх-Раницкий. Моя жизнь. Перевод с немецкого В. Брун-Цеховского. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 528 стр., 2000 экз.

Автобиографическая книга одного из самых авторитетных в Германии литературных критиков, судьбу которого определило его положение “наполовину немца, наполовину поляка и на сто процентов еврея”. Первая половина книги повествует о попытках автора выжить в условиях надвигающейся войны — в 1938 году как еврей он был депортирован из Германии, где прошло детство и юность, в Польшу, жил в Варшавском гетто, спасся, прячась в польской семье; после войны, побывав короткое время сотрудником польских служб безопасности и дипломатическим работником, оказался в положении полубезработного опального литератора, исключенного из коммунистической партии. В 1958 году смог переехать в ФРГ. Во второй части книги автор сосредоточивается на описании своей литературной судьбы и литературной жизни Германии. Перед нами записки именно критика, имеющего свою, выработанную профессией точку зрения на особенности писательской психологии и поведения (например, разговаривая с Анной Зегерс, автор вдруг обнаруживает, что “эта достойная и заслуживающая любви женщина не поняла свой собственный роман └Седьмой крест”. Она и понятия не имела об утонченности примененных в книге художественных средств, о виртуозной композиции... Чему я научился из этого разговора с Анной Зегерс? Тому, что большинство писателей понимает в литературе не больше, чем птицы в орнитологии”. Другое наблюдение: для Станислава Ежи Леца в общении “существовала только одна тема — его стихотворения, его афоризмы, его поэтические переводы... Примерно через час Лец вдруг сказал: └Так больше не пойдет. Мы говорим все обо мне да обо мне. Давайте теперь поговорим о вас. Как вам понравилась моя последняя книга?”... Я не знал еще ни одного писателя, который не был бы тщеславным и эгоцентричным, разве только это был очень уж плохой автор...”. Острый глаз, независимость суждений умного, много испытавшего человека и притом профессионала придают неожиданную рельефность его литературным портретам. Среди тех, с кем сводила Рейх-Раницкого профессия, были Эрих Кёстнер, Элиас Канетти, Теодор Адорно, Генрих Бёлль, Макс Фриш, Ингеборн Бахман, участники “Группы 47”.

Ирина Рейфман. Ритуализированная агрессия. Дуэль в русской культуре и литературе. М., “Новое литературное обозрение”, 2002, 336 стр., 2000 экз.

Монография профессора кафедры славянских языков и литератур Колумбийского университета — история дуэли в России с ее “этикой и эстетикой”, поведенческими кодами и идеологией; описание самых знаменитых дуэлей и дуэлянтов; “дуэльный дискурс” в русской литературе с наиболее детальной проработкой этой темы на материале творчества Бестужева-Марлинского (глава “Александр Бестужев-Марлинский. Бретер и апологет дуэли”) и Достоевского (глава “Как воздержаться от дуэли. Поединок в произведениях Достоевского”).

Составитель Сергей Костырко.

Версия для печати