Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2001, 9

ПРУТКОВИАДА

Публикация и предисловие Алексея Смирнова

ПРУТКОВИАДА

САФЬЯННЫЙ ПОРТФЕЛЬ

Интерес к творческому наследию Козьмы Пруткова никогда не ослабевал. Автор неизменно завоевывал себе почитателей в новых поколениях. Легко предположить, что внимание к личности и произведениям Козьмы Петровича усилится в преддверии двухсотлетнего юбилея великого барда (1803 — 2003). Вместе с тем известно, что даже самые полные собрания его творений недостаточно полны. Вот почему мы предприняли дополнительные разыскания в его собственном архиве. Они привели к некоторым любопытным находкам. Одной из них хотелось бы поделиться с читателями “Нового мира”, среди которых наверняка найдутся любители размышлений и старины.

В последнем из знаменитых сафьянных портфелей автора за нумерами и с печатною золоченою надписью “Сборник неоконченного (dinacheve №)”, в особенном отделении обнаружились избранные мысли и афоризмы Козьмы Петровича, не печатавшиеся прежде. Видимо, требовательный к себе сочинитель счел эти плоды раздумий не вполне дозревшими. Похвальная строгость! Но по прошествии лет само время, кажется, довело их до надлежащей кондиции, подобно тому как зеленый персик поспевает с наступлением срока, к удовольствию садовника.

Современникам трудно постичь гения. Козьма Прутков до дна испил горькую чашу зоилова яда. Критика не раз отмечала “самоуверенность, самодовольство и умственную ограниченность” гениального мыслителя, его способность ломиться в открытые двери, что, по общему мнению, сочеталось, однако, с некоторыми проблесками ума и “прирожденным добродушием, делающим его невинным во всех его выходках”, “забавным и симпатичным”. Если эти черты присутствуют в предлагаемой находке, то подвергать сомнению ее достоверность было бы смешно, равно как и безоговорочно принимать ее на веру.

Алексей СМИРНОВ.

 

 

 

ПЛОДЫ РАЗДУМЬЯ,

не включавшиеся в собрание сочинений Козьмы Пруткова

по разделу “└Плоды раздумья”, не включавшиеся в

собрание сочинений Козьмы Пруткова”

 

1

Человек незлобивый и подаст с любовью; человек вздорный и примет с бранью.

 

2

Лучший способ сохранить свое инкогнито — прославиться на самых отдаленных поприщах. Тогда сочтут тебя за однофамильцев.

 

3

Слово набухвостить столь же неуместно в галантном письме, сколь бычьи хвосты в модной лавке.

 

4

Химия уступает физике в математике, но превосходит оную в аромате.

 

5

Ищи сходства, а различия сами сыщутся.

 

6

Не будь врагом нового, будь другом старого.

 

7

Человек чувствительный питает любовь к Отечеству, тогда как для человека бесчувственного главное — насолить неприятелю.

 

8

В старости Вольтер сделался похож на бабу-ягу. Доязвился!

 

9

Афоризм дороже денег.

 

10

Начинающему афористу: подстригись и надень фрак в обтяжку.

 

11

Опережая атакующих, страх преследует отступающих.

 

12

Согласитесь, господа, что если бы земля была шаром, то спускаться к югу было бы куда легче, чем взбираться на север.

 

13

Сей нумер благоразумней опустить.

 

14

Юноша! Обнимая необъятное, не вывихни плечевой сустав свой.

 

15

Идучи на званый обед издалече, можно так нахлебаться киселя, что уж и самый аппетит твой не нагуляется, а вовсе пропадет.

 

16

Загадка любителям изящной словесности: отчего монах может стать ханом, а хан монахом нет?

17

(Подсказка: в языке нашем могучем, как в зеркале, отразился могучий наш язык.)

 

18

Хочешь быть, хоти!

 

19

Кто берет, тому не дано.

 

20

Спя, спи; бдя, бди!

 

21

Хочешь настроиться, помысли о вечном.

 

22

И трезубец Нептуна давно бы проржавел, когда бы сталь его ни была такою нарочито нержавеющею.

 

23

Подобно языку нашему, женщины суть самая отразилась, как в зеркале, в самой сути женщины.

 

24

Если у тебя спрошено будет: кто приятнее, жена или девица? — ответствуй смело: жена. Ибо девица только волнует, когда и без того достаточно тревог, а жена — утешает.

 

25

Поэтический гений подобен молнии: он поражает одиноко стоящих.

 

26

Сугроб, обвалившийся с крыши, сравню разве что с комом, упавшим как снег на голову.

 

27

Рифма Герасим — квасим хороша для военного афоризма и дурна для церковного.

 

28

Август мухами кусач.

 

29

Тихий океан чересчур бурный. Предлагаю сперва его засбыпать, а потом вырыть канал от Японии к Америке.

 

30

Ученый имеет право на ошибку. Большой ученый имеет право на большую ошибку. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

 

31

Если не ручаешься за слог, бей на сафьянный переплет с золотыми пряжками!

 

32

Красавица! Обнимая необъятное, не вывихни сустав свой.

 

33

Рифма ecu — на небеси плоха для военного афоризма и отменно хороша для церковного.

 

34

То, что на Руси капуста, в Индии — ананас. Трескай и не сетуй.

 

35

Дерзость послушания! — вот суть монашеского подвига.

 

36

Взять хотя бы комод. Он просто врос в пол! Невооруженным глазом вижу, что Вселенная неподвижна.

 

37

Одним нравятся петербуржанки, другим — москвички, и только гармонический поэт сойдет где-нибудь на станции Бологое...

 

38

Справедливо ли упрекать путешествующего в том, что он столько времени тратит на дорогу, когда преодоление пути и есть предмет его странствия?

 

39

Меняй что-нибудь одно: либо картину, либо рамку, либо стену.

 

40

И роза розе розь.

41

Древней греческой старухе, надкусившей паука: сплюнь!

 

42

Повторяя зады, ученик узнает много нового.

 

43

Пo Священному Писанию Бог творил мир шесть дней, а на седьмой отдыхал. Еретик же говорит, что Господь создал все за одно воскресенье... Не верю! Тут соблазн кроется в преувеличении Господних сил, а ошибка — в неправильном расписании.

 

44

Бабка, играющая с юношей, совсем иное, нежели юноша, играющий в бабки.

 

45

Почем известно, что именно гуси спасли Рим, а не гусыни?

 

46

При виде обмочившегося пред Адмиралтейством младенца: большому кораблю большое плаванье!

 

47

Афоризм без мысли — что солдат без амуниции.

 

48

В каналах вода стоячая, в Неве — проточная, одуванчик желтит нос.

 

49

Ухнув в сугроб по пояс, не вини валенки, что голенища коротки.

 

50

Влепившись лбом в косяк, на порог не сетуй.

 

51

Ветошь к лицу лишь тому, коий прижимает оную к оному.

 

52

Не завидуй таланту: италианский мудрец однажды заметил, что гениальный художник в окружении своих полотен нередко просит милостыню у бездарного галерейщика.

 

53

Путник усталый! Какого покоя ждешь ты на Земле, когда она все время вертится?

 

54

Афоризм без нумера то же, что нестроевой солдат.

 

55

Страдающий мигренью обыкновенно сетует на мигрень; подверженный простудам рассуждает о вреде сквозняков; а давно не мывшийся поминутно возвращается мыслию своею к жарко натопленной бане.

 

56

Лучше будь целиком, чем отчасти.

 

57

Энциклопедист подобен двум флюсам vis-a-vis: полнота его всеобъемлюща.

 

58

Петербург всасывают с молоком охтенки, Москву — с монастырским квасом.

 

59

В семьдесят лет трудно стяжать славу начинающего ученого, но легко снискать лавры молодого поэта!

 

60

Чтоб загнать шар в лузу, сперва изловчись ткнуть кием по оному.

 

61

Не всякий Потемкин — Таврический; не всякий Суворов — Рымникский; не всякий Козьма — Прутков.

 

62

Красота взялась от ласточек; ласточки взялись от стрекоз; стрекозы — от комаров; комары — от сырости. Заключаю: без сырости не на что было б и любоваться.

 

63

Любовь есть постижение своей сущности чрез растворение в Предсущем.

 

64

Какой июль без мух?

65

Климат бразильский уподоблю климату сингапурскому, а оный сопоставлю с отменно экваториальной Африкой.

 

66

Иной Архип сипнет, а иной Осип хрипнет.

 

67

Сырость равно противна и в яйцах, и в колодезях, и в простынях.

 

68

Афоризм есть лаконическое выражение бесконечного.

 

69

Не держи в себе!

 

70

Случается, что философ одолевает вершину разума, но, споткнувшись о рытвину, летит кувырком в придорожную канаву.

 

71

В мире масса вещей ни на что не пригодных, и все они у нас есть.

 

72

Страсти равно кипят как в пробирке, так и в Пробирной Палатке.

 

73

При хорошей укрывистости краски не бывает ни трещиноватости, ни пузырчатости.

 

74

Малиновый мусс столь же приятен устам каптенармуса, сколь и устам генералиссимуса. Тут дело не в чинах, а во вкусе.

 

75

Излагай кратко, но сжато.

 

76

Кофий на болоте не растет, как ни поливай.

 

77

Гений подобен бублику: самая середина его бездонна.

78

Снегопад приятен праздному созерцателю и отменно утомителен для дворника.

 

79

Америка слишком велика. Отдельные куски ея вполне можно передать герцогству Люксембург.

 

80

Будь я Державин, а не Прутков, быть бы мне Гаврилой, а не Козьмой.

 

81

Загадка юношеству: отчего летом мухи черные, а зимой белые?

 

82

Старые шлепанцы всегда хлобыщут.

 

83

Главная ненавистница человека — его любовь к себе.

 

84

Зоила, язвящего спелый плод раздумий сладкопевца, как не уподобить осе, вязнущей в роскошном персике?

 

85

Хочешь быть, хоти! Не хочешь — как хочешь.

 

86

Красота плодотворна: самый вид петуха столь возбуждает пеструх, что некоторые несутся от одного вида оного.

 

87

Старуха, порхающая древней гречанкой, не тамошней бабочке подобна, но праху, взметнувшемуся из гробовой урны.

 

88

Хочешь расстроиться, подумай о бренном.

 

89

Когда душа уходит в пятки, встань вверх ногами и встряхнись!

 

90

Искусство требовать жертв.

91

Не знающему слово комедиянничать как объяснишь его словом фиглярничать?

 

92

Коротая досуг, укорачиваешь жизнь. Посему удлиняй досуг.

 

93

Нельзя побывать в пустоте, ибо самое пребывание твое в оной делает ее не порожнею.

 

94

Афоризм есть необъятное разнообразие лаконического.

 

95

Черепаховый суп ешь не спеша, уху — молча, гречневую кашу — скрупулезно. Природную сущность постигай в сущностях природы.

 

96

Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто я.

 

97

Чтобы убедиться в том, что бананы — трава, достаточно попасть в Эквадор.

 

98

Плавать на зонтике столь же разумно, сколь и укрываться оным: главное — не замочиться.

 

99

Нисходящая линия: великодушие — снисхождение — потворство.

 

100

Кто поверит, что земля вертится, когда небосвод недвижен?

 

101

Тот, кто сорвал уже сотню зрелых плодов раздумий, с горделивым спокойствием может обойти сто первый.

 

102

Дети — цветы жизни; люди в летах — плоды ея; тогда как старики —соль земли.

 

103

Ежели бы Вселенная сжималась, то какой градоначальник допустил бы сие беззаконие?

 

104

Мысль философа рождается в извилинах, посему она и замысловата.

 

105

О порог задевши, не вини притолоку.

 

106

Человека, изменяющего общее мнение, смело уподоблю аномалии, подвигающей магнитную стрелку.

 

107

Достоин хвалы тот, кто предан душой химическому искусству, ибо он обостряет обоняние свое и на все иные ароматы жизни.

 

108

Не мелькай!

 

109

В начертательной геометрии главное — твердость линии.

 

110

Ну и что же, что шотландский стрелок ходит в клетчатой юбке? Означает ли сие, что и наш брат гусар должен скакать на парад в декольте с глубоким вырезом?

 

111

Восходящая линия: терпимость — благодушие — добросердечность.

 

112

Простая логика подсказывает, что поворот мысли связан с ее перегибом в извилине.

 

113

Поэта, дерзнувшего впервые предстать пред публикой, как не уподобить пииту в самом начале своего поприща?

 

114

Старца, гарцующего на деревянной лошадке, сравню разве что со старухой, прихлопнувшей совком своим песочный кулич. Ах, дети, дети...

115

Афоризм без чувства все равно что амуниция без солдата.

 

116

Эротический поэт обыкновенно несчастен в супружестве, целомудренный же познал все наслаждения оного.

 

117

Месяц, который светит, смело уподоблю солнцу, которое греет.

 

118

Слово укрывистость означает не скрытность характера, но тонкость сцепления.

 

119

Маскарады большею частию устраивают для дам, ибо приятная путаница столь же необходима дамам, сколь порядок мужчине.

 

120

Чтобы сделать болванчика из фарфора, китайцам пришлось крепко подумать.

 

121

Слово Творец пиша через а, будешь более прав, ибо Он есть родоначальник всех тварей.

 

122

Обнимая необъятное, не потяни плеча.

 

123

Выражение хлебать киселя равно применимо как к персоне уже обедающей, так и к токмо еще торопящейся на обед издалече.

 

124

Чтобы пролететь мимо собственной конюшни, надо быть не поэтом, а Пегасом!

 

125

Каждый парижанин знает, что Сена впадает в Ла-Манш. А знают ли о том в Астрахани? То, что для одних трюизм, для других — географическое открытие.

 

126

В марте мух не бывает.

127

Идучи на риск, убедись сперва в своей безопасности.

 

128

Случается и так, что, пока отцы трудятся на природе, природа отдыхает на детях.

 

129

Афоризм суть самая удачная из всех неудачных попыток обнять необъятное.

 

130

Самые неприятели в живом мире — пингвины и белые медведи. Иначе зачем природа расселила бы их по полюсам Земли?

 

131

Петух, перелетевший чрез бельевую веревку, натянутую на цыпочки привставшей хорошенькой прачкою, в некотором роде гений. Суть понятия сего относительна.

 

132

Чтобы оставить свой след, не обязательно ходить по грязи.

 

133

За каждую дурную рифму я бы сощипывал по листку с лаврового венка поэта. Манкируешь? Ходи ощипанным.

 

134

Кто не берет, тому дано.

 

135

Признаваться в любви под дождем все равно, что разжигать мокрые спички.

 

136

Игрец на дуде бывает не менее любезен в своем Отечестве, нежели жнец серпом или швец иглою. Но трижды славен тот, в коем сошлись все сии благодати!

137

Щекотать самолюбие девицы полезней, нежели играть у ней на нервах.

 

138

Воображение начинающего стихотворца подобно ноге, болтающейся в старом валенке.

139

Некоторые слова я бы и посреди строки писал с прописной буквы. Например, Укрывистость.

 

140

Законы химии проще унюхать, нежели уразуметь.

 

141

Ежели бы Вселенная расширялась, то земной шар давно бы лопнул, как мыльный пузырь.

 

142

Ранее я имел удовольствие заметить, что благочестие, ханжество и суеверие — три разницы. Теперь дополняю: а вольнодумство, вольтерьянство, либерализм — один черт.

 

143

Цензор подобен парикмахеру: тот стрижет власы твои, сей же бреет самые мысли.

 

144

Рифма пороша — Параша для военного уха туга, а для статского весьма благозвучна.

 

145

Простая вещь — яблоко, а попробуй сделай.

 

146

Если плоды раздумий зрели долго, они не испортятся никогда.

 

147

У иголки есть ушко, у тротуара — бровка, у жука — усики, у ключа —бородка. Но все сии благодати сошлись разом разве что в гишпанце!

 

148

Спелая репа еще повкусней будет иного банана.

 

149

Натура суть такова, каковою ты ее мыслишь, а не каковою она является в действительности.

 

150

Не всякий носорог сойдет по косым сходням. Только африканский.

 

151

Спроси у солнца: “Кто не без пятна?”

 

152

Чтобы левое стало правым, достаточно повернуться к нему лицом.

 

153

Откуда узнаешь ты, что такое дождь, пока не вымокнешь?

 

154

Можно опешить, ежели тебя огорошат, и ощутить легкую оторопь от мелкой неожиданности. Наблюдая следствие и причину, сохраняй масштаб.

 

155

Попав на выставку, не изображай из себя знаменитости, пока не убедишься в том, что тебя там никто не знает.

 

156

На вопрос невежи: “Отчего вы всю жизнь копаетесь с одним червяком?” — некий ученый муж ответил: “Оттого, сударь, что жизнь короткая, а червяк длинный”.

 

157

Не налюбуюсь на слово укрывистость: сколько в нем совокупно рыка и посвиста, скрытности и дерзновенного порывания!

 

158

Петербург купили в магазине, а Москву нашли в капусте.

 

159

Одному Богу известно, как обнять необъятное.

 

160

Адмиралы в пруду не плавают.

 

161

Лису, разорившую курятник, смело уподоблю любительнице строить куры.

162

Хочешь ходить сидя, поступай в шахматисты.

 

163

Афоризм без нумера все равно что дворник без бляхи.

164

По размышлении истина дороже Платона; но по человеколюбию Платон дороже истины.

 

165

Преувеличения не приводят к величию, оное складывается из мелочей.

 

166

Если б Ньютон упал с яблони, то, зашибившись, навряд ли б изобрел земное тяготение.

 

167

Астролябия и мундиролюбие суть два кита морской службы.

 

168

Стих без чувства уподоблю старому скареду; стих без мысли — молодому щелкоперу; и только гармонический поэт избегает крайностей, будучи чувствительно умудренным.

 

169

Дайте мне точку опоры, и я переверну рычаг.

 

170

Люблю астрономию. Созерцая вечный покой и порядок небесных сфер, приятно думать, что и оне взирают на тебя с тем же чувством.

Версия для печати