Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2001, 5

ЗАРУБЕЖНАЯ КНИГА О РОССИИ


Составитель Сергей Костырко

*

ЗАРУБЕЖНАЯ КНИГА О РОССИИ

AFTER PLATTLING. With an introduction and annotated translation by Olga Muller Cooke. Berkeley Slavic Specialties. USA, [б. г.], 69 p.
ПОСЛЕ ПЛАТЛИНГА. Введение, перевод и примечания О. М. Кук.

Анонимный сборник стихотворений «После Платлинга», написанных за колючей проволокой расположенного неподалеку от этого города концлагеря, впервые увидел свет в Баварии в 1946 году с подзаголовком «Сборник произведений, посвященный памяти мученически погибших героев за русское дело». Новое издание вышло на русском и английском языках в США на средства Гуверовского института.
Его авторы — русские военнопленные, власовцы, ожидающие экстрадиции. В Платлинге они оказались после Дахау, где американцы, нарушив свое обещание не выдавать невозвращенцев Советскому Союзу, 17 января 1946 года предприняли попытку насильственно погрузить 399 русских в эшелон, отправлявшийся в советскую зону. Заключенные забаррикадировались в бараке и попытались поджечь здание. Ворвавшись внутрь, американцы застали картину массового самоубийства: те, кто не успел повеситься или перерезать себе горло, умоляли расстрелять их тут же. Местом, куда были отправлены оставшиеся в живых, стал Платлинг. Для авторов cборника не было тайной, чтбо их ожидает по возвращении на родину. «После Платлинга» означало на их языке «после смерти».
Тексты, вошедшие в сборник, трудно назвать поэзией. Авторы ставили перед собой другую задачу. Поэтическая форма и анонимность здесь не случайны. Авторы хотели, чтобы их последние слова не были истолкованы потомками как попытка кучки отщепенцев подвести под свое предательство идеологическую базу. Оставляя свои стихи без подписей, они считали, что приносят свои имена в жертву своим идеалам, надеялись, что их стихи превратятся в песни и лозунги.
Такова баллада «Орлы». В ней рассказывается история орлиной стаи, в которой власть захватили вороны (аллегория революции, Гражданской войны и возвышения Сталина). На орлино-воронью стаю нападают удоды, вороны прячутся, орлы побеждают и не хотят больше подчиняться воронам. Аллегория, вполне подходящая для изображения судьбы послевоенного поколения, но не совсем соответствующая случаю власовцев.
Эта «несостыковка» наряду со многими другими указывает на другой аспект, возможно не очень ясно осознаваемый авторами книги, но от этого ничуть не менее важный. Организаторы РОА не могли не понимать, что средства, которыми они пытаются спасти Россию от коммунизма и диктатуры Сталина, не только, мягко говоря, сомнительны с моральной точки зрения, но и очень ненадежны. После полного провала, в ожидании экстрадиции и казни власовцам нужно было в первую очередь ответить на вопрос «зачем?» самим себе, доказать самим себе, что у них были идеалы, что у них есть идеалы, за которые они умирают, и что эти идеалы будут жить после их ухода из этого мира.
Таким идеалом становится мученическая смерть за русское дело. Его определения в предисловии к сборнику 1946 года, которое воспроизведено в американском издании в качестве приложения, расплывчаты и безнадежно утопичны: «Тесное братское сотрудничество трудового народа всех русских народностей осуществит подлинную свободу каждого человека без партийного насилия и сословного гнета». Казалось бы, вопрос столь отдаленного будущего не имеет отношения к текущему моменту, но авторы сборника в мученической смерти видят для себя возможность очищения, ибо своею кровью погибшие в Дахау «омыли запятнанные грязью вражеской лжи знамена Русского Дела».
Цель авторов сборника — вопреки истории найти точку опоры и умереть достойно, подобно трагическому герою, берущему вину на себя.

Версия для печати