Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2001, 12

Свеча в сугробе

стихи

Тарасова Марина Борисовна родилась в Москве. Окончила Московский полиграфический институт. Автор восьми стихотворных книг и статей о современной литературе. Печаталась в «Арионе», «Континенте», «Дружбе народов» и др. изданиях. Живет в Переделкине.

*
СВЕЧА В СУГРОБЕ

* * *

Я одинок абсолютно,
одинок в белом свете.
Отец П. Флоренский.

Зажглось под снегом одиночество,
когда погасло электричество,
о, мое белое высочество,
переходящее в величество.

О, белизна моя сугробная
и тишина моя дремучая.
Быть может, это жизнь загробная,
неизъяснимая, но лучшая.


* * *

Три старца молятся в скиту,
всю ночь свеча горит в сугробе,
зима, подобная киту,
качает их в своей утробе.

Не сдвинется земная ось,
и мы не пропадем в тумане,
мы все, плывущие поврозь, —
снежинки в белом океане.


* * *

Подымается пар над морозной ковригой болот,
это солнце закрыл серый волк-самоглот,
туча-волк с черно-белым искристым хвостом.
То не волк, а Перун пригрозил леденящим перстом.
Зря пороги кропят в Божий праздник старушки,
как ромашки из снега, облетят их опрятные души.
Что мне делать, зима? Не сердись, объясни.
Постарею, как ты, доживу до весны,
и очнутся во мне, я и вспомнить боюсь,
те слова о любви, те слова наизусть...


* * *

Не стану я искать приспособленья,
как мне уйти из сумрачного сада;
я дух и плоть, я Божее творенье
и не нарушу Божьего расклада.

Свою судьбу у роковой границы
я не скручу услужливой удавкой.
Я не хочу исчезнуть, расщепиться
и прорасти дурной дурманной травкой.

В ее пыльце, струящейся над полем,
в ее цветках, невзрачных, бледнолицых,
кто знает, может быть, орет от боли,
живет вторая жизнь самоубийцы.


Виртуальное кладбище

— На наших сайтах открыто
(как вы могли подумать о живодерне!)
кладбище для ваших любимцев.
Принимаем соболезнования квадратные сутки.
Ведь никто не забыт и ничто не забыто.
Вот кошка Мария-Луиза в белой манишке,
похожая на училку
из снежной глубинки.
Вот пара пуделей с шекспировскими именами.
Ромео ищет блох у Джульетты.
А это вот... Крысик Изя1.
Так и видишь, как он сидел за
швейной машинкой,
как за шарманкой,
а вечерами играл на
неслыханном инструменте —
гибриде души и скрипки:
— Конечно, я не Менухин,
зато не обидел и мухи.

Никто не забыт и ничто не забыто.
В новом веке с нами непременно случится
что-нибудь небывалое.
Фауст уже не будет продаваться за ящик пива.
И на далекой планете
нас встретят братки по разуму.

_________________________

1 Крысик Изя взят из Интернета.

 

* * *

Я родилась в августе,
где мой Августин?
Тот причастник радости,
Божий арлекин,

что из ножен вылущен
острого стручка,
августейший выдумщик,
певчий друг сверчка.

Все пестрит заплатами,
и росой с кустов
повисают атомы
птичьих голосов.

Над лесами лысыми
дождь сошел с ума.
Это за кулисами
прячется зима.

Где святые шалости,
взгляды на бегу?
Maine lieben Augustin,
голова в снегу.

Версия для печати