Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 2000, 11

III. Джованна Спендел. Москва 20-х годов

Мечты и утопии целого поколения

III. GIOVANNA SPENDEL. La Mosca degli anni Venti. Sogni e utopie di una generazione. Roma, Editori Riuniti, 1999, 219 p.

ДЖОВАННА СПЕНДЕЛ. Москва 20-х годов. Мечты и утопии целого поколения.

Издательство “Риунити” уже выпустило ряд интересных книг с богатыми иллюстрациями, своеобразных монографий-романов о городах — например, “Футуристический Рим” или “Берлин экспрессионизма”. В эту же серию входит и книга, посвященная Москве 20-х годов. Подзаголовок сразу определяет перспективу, в которой автор рассматривает представленную в книге эпоху. Описанием энтузиазма, мечтаний о новой жизни, обещанной революцией 1917 года, книга открывается, а последняя глава ее звучит как реквием: “Закат мечты”. Обозревается панорама жизни в Москве с 1918 года, когда в марте она вновь стала столицей, и до конца 20-х годов, до первых зловещих признаков “великого перелома” и полного контроля партии над культурой. Через московскую действительность намечается, хотя и бегло, общее развитие русской истории советского периода.

В первой главе читатель знакомится с обликом нэповской Москвы. Здесь главные темы: “Что значит, по Булгакову, быть в 20-е годы москвичом?”, “Первая сельскохозяйственная выставка”, “Новая мораль”.

Три следующие главы освещают роль искусства в жизни Москвы этих лет. В главе, посвященной архитектуре и живописи, подробно обсуждаются творческие эксперименты Мельникова, Щусева, Ладовского, попытки конструктивистов создать новый стиль в архитектуре и применить его в условиях столицы. Особое внимание автор обращает на роль зародившегося в те годы искусства дизайна (например, место афиши в общественной жизни и во влиянии на массы), на значение творческих поисков таких художников, как Родченко, Попова, Эль Лисицкий. Текст сопровождается обширными иллюстрациями, к сожалению, бело-черными (как и во всей книге).

В главе “Литературная жизнь в Москве” рассматривается динамика литературного процесса (литературные группы, журналы, полемика, дискуссии). Лаконично, но рельефно охарактеризованы Маяковский, Катаев, Ильф и Петров, Олеша. Больше всего внимания уделено Михаилу Булгакову, названному здесь “певцом Москвы”.

Завершается это увлекательное путешествие по Москве 20-х годов знакомством с театром и кино. Тут подчеркивается значение экспериментов Мейерхольда не только для советского, но и для европейского театра и дается интересный анализ некоторых наиболее известных его спектаклей (“Мистерия-буфф”, “Лес”, “Ревизор”, “Клоп” и др.). С похвальной объективностью сочувствующий авангарду автор не обходит вниманием и судьбу, тоже нелегкую, МХАТа, обращаясь к таким спектаклям, как “Горячее сердце” или “Дни Турбиных”...

В области тогда еще молодого советского кино книга выделяет два главных направления: это, естественно, революционное кино, представленное в первую очередь С. Эйзенштейном, и документальное кино — начинание Дзиги Вертова “Киноглаз”.

Еще и еще раз подчеркнем высокую ценность иллюстративного материала (фотодокументов и проч.), обогащающего книгу.

Татьяна НИКОЛЕСКУ.

Милан.



Версия для печати