Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1999, 6

Утаенный подвиг

УТАЕННЫЙ ПОДВИГ

А. Паперно. Ленд-лиз. Тихий океан. М., “Терра” — “Книжный клуб”, 1998, 367 стр.

Казалось бы, по прошествии более полувека после окончания Великой Отечественной войны об этой исторической трагедии появилось столько научных трудов, исследований, мемуаров, что трудно тут обнаружить какие-либо “белые пятна”. Но, оказывается, прояснено далеко не все. Одно из таких “белых пятен” — все, что связано с поставками американской военной помощи по ленд-лизу в Советский Союз в 1941 — 1945 годах.

В Большом Энциклопедическом Словаре (1997) сказано: “Ленд-лиз (англ. lend lease), система передачи (взаймы или в аренду) вооружения, боеприпасов, стратегического сырья, продовольствия и т. п.; поставки по л-л. осуществлялись США в страны-союзницы по антигитлеровской коалиции в период 2-й мировой войны”.

Одна из этих “стран-союзниц” — СССР, куда шла значительная часть американских поставок. В денежном выражении они составили свыше 10 миллиардов (!) долларов. К слову, наш долг США за эти поставки полностью не погашен и до сих пор.

Даже в период войны, когда американская помощь по ленд-лизу поступала к нам широким потоком, официальные инстанции публично почти не упоминали о ней, что, естественно, крайне обижало американцев. В марте 1943 года, к примеру, посол США в Москве, адмирал У. Стэндли вынужден был заявить журналистам на пресс-конференции: “Российские власти, по-видимому, хотят скрыть факт, что они получают помощь извне. Очевидно, они хотят уверить свой народ, что Красная Армия сражается в этой войне одна”.

Резкое выступление посла на какое-то время возымело действие: власти публично признали заслуги американской стороны по оказанию России помощи. Когда же после завершения Второй мировой наступила “холодная война” и опустился “железный занавес”, в нашей печати вовсе перестали упоминать о ленд-лизе. А если и заходила об этом речь, приводилась явно заниженная цифра: мол, поставки по ленд-лизу достигали всего четырех процентов от общего валового объема продукции, произведенной в СССР в военный период.

Надо думать, что из-за постоянных колебаний нашего политического маятника в отношениях с США в последующие годы, вопрос о ленд-лизе почти не затрагивался и не изучался. В результате до самого последнего времени у нас не появилось ни одного серьезного труда на эту тему, а в наших архивах не сохранилось и документов о том, как осуществлялась на практике доставка американской помощи в Россию. По крайней мере журналисты, историки, обращавшиеся в соответствующие инстанции с просьбой о доступе к архивным материалам, получали отказ именно с подобной формулировкой.

Не удивительно, что автор первой у нас обстоятельной книги о ленд-лизе Алла Паперно начала свою работу по сбору данных пятнадцать лет назад с розыска непосредственных участников доставки ленд-лизовских грузов, тех, кого судьба разметала по всей стране, и приступила к записи их рассказов и свидетельств.

Все это автор сделала не от хорошей жизни: архивные материалы по этой теме в ту пору были закрыты. Вместе с тем чисто интуитивно А. Паперно нащупала верный путь своего исследовательского поиска, да и не хотела она упустить редкую возможность побеседовать с последними живыми свидетелями малоизвестных событий минувшей войны.

Поскольку книга во многом построена на устных рассказах очевидцев, это обстоятельство сообщает ей определенную особенность. Поначалу создается впечатление, что материал излагается автором довольно бессистемно. Отсутствует четкая хронологическая канва, точнее, А. Паперно часто отступает от хронологического принципа. В книге много побочных сюжетов, индивидуальных человеческих судеб, драматических эпизодов, которые наслаиваются друг на друга, образуя своеобразный палимпсест.

Постепенно, однако, из этого “развихренного” материала проступает авторская концепция, помогающая нам схватить проблему в целом, увидеть те новые ее грани, которые прежде оставались в тени.

Оказывается, само понятие “ленд-лиз” трактовалось подчас превратно, вразрез с реальными историческими фактами. Даже те из представителей нашего старшего поколения, что слышали или читали что-то о ленд-лизе, часто связывают все это с северными конвоями союзников в Мурманск или Архангельск в начале Великой Отечественной войны. При этом считалось, что в силу малой эффективности таких конвоев в борьбе с подводными лодками и авиацией противника подобная форма доставки вооружения в Россию себя не оправдала и союзники вскоре от нее отказались. Часто также в ряде публикаций сообщалось, что тем самым военная помощь России вроде бы и вовсе прервалась. В действительности же изменилась только география этих поставок. Увеличился их объем в наши южные моря через зону Персидского залива, если говорить об Атлантике. На Тихом же океане грузы шли через Петропавловск-Камчатский, Владивосток и другие тамошние наши порты. Нередко в отечественной и зарубежной печати утверждалось также, что и по тихоокеанскому маршруту эти поставки прекратились, поскольку после нападения японцев на Пёрл-Харбор США вели против них в этой акватории активные боевые действия.

Именно такую версию с фактами в руках и опровергает А. Паперно. Из ее работы явствует, что по маршруту США — Владивосток и далее по Транссибирской железнодорожной магистрали все грузы шли без серьезных задержек. По этому пути в Советский Союз было доставлено больше половины импортных грузов, поступивших к нам в 1941 — 1945 годах.

Но дело в конечном итоге не в цифири, которая, однако же, разрушает создавшийся в нашем сознании стереотип о ленд-лизе. Главное достоинство книги А. Паперно, на мой взгляд, в другом. В своем повествовании о тихоокеанской ветви ленд-лиза, оставшейся, по сути, за пределами внимания исследователей, историков и журналистов, автор назвала конкретных людей, причастных к этой грандиозной морской эпопее. Она не только назвала их поименно, но и рассказала о каждом из них немало интересного, что особенно ценно, так как некоторые из этих реальных персонажей невольно оказались несправедливо забытыми, обойденными вниманием соотечественников.

Вот хотя бы рассказ о такой трагической и яркой фигуре, как А. Афанасьев, который в начальный период войны был человеком номер один в Приморье: начальник Дальневосточного морского пароходства, уполномоченный ГКО в этом регионе, позже даже министр морского флота СССР. Облыжно обвиненный Л. Берией в “шпионаже”, Афанасьев шесть лет провел в тюрьме, лагерях, ссылке. Лишь после казни Берии его реабилитировали. Заслуги А. Афанасьева на Дальнем Востоке особенно значительны как раз в налаживании бесперебойной доставки американских грузов через Владивостокский порт и далее — вглубь страны. Сперва в порту образовалась гигантская пробка. Грузы прибывали из США по морю, а переброска их на железную дорогу застопорилась: не было платформ, вагонов и т. п. Лишь энергия, опыт, организаторский талант позволили А. Афанасьеву разрядить крайне сложную ситуацию, угрожавшую сорвать дальнейшие поставки по ленд-лизу этим маршрутом.

Я упомянул фамилию только одного из тех людей, о которых рассказывает А. Паперно (в книге их, естественно, больше). А сколько в ней разного рода драматических коллизий, историй, связанных с самой тихоокеанской одиссеей наших моряков: не раз случалось, что наши транспортники с грузом взрывчатки на борту оказывались в зоне непосредственных боевых действий американских и японских военных кораблей. Кроме того, в оборонительных целях в прибрежной акватории возле Владивостока, Совгавани, Петропавловска-Камчатского были выставлены наши минные поля. Провести караваны судов в таких водах могли только военные лоцманы, изучившие подобные маршруты (недаром в книге А. Паперно лоцманам, людям столь опасной профессии, посвящена отдельная глава).

Одиночные плавания наших кораблей по Тихому океану в те годы в США и обратно с военными грузами сами по себе были подвигом, по достоинству еще не оцененным и поныне. Иногда сами капитаны американских субмарин ночью, в тумане, не разобравшись как следует в обстановке, торпедировали советские пароходы с импортным грузом, принимая их за японские. (Так произошло, к примеру, с нашим крупнотоннажным кораблем “Трансбалт”, потопленным подлодкой США уже на самом исходе Второй мировой.)

Рассказ о тихоокеанском маршруте в книге вполне органично дополняется главой об АЛСИБе: речь идет о воздушном мосте Аляска — Сибирь, продолженном и далее на Запад, к линии фронта. По АЛСИБу к нам поступали американские боевые самолеты. Эта воздушная трасса, с аэродромами, взлетными полосами, заправочными станциями, расположенными на земле, создана была за десять месяцев, хотя по предварительным прикидкам специалистов для этого потребовалось бы не менее пяти лет. Часть трассы пролегала по территориям, принадлежавшим “Дальстрою”. Эта организация и осуществляла в основном подготовку всего маршрута. Работа, понятно, выполнялась силами зеков...

И еще одно. Труд А. Паперно увидел свет в популярной серии издательства “Терра” — “Тайны истории”. В состав ее входят романы и повести о венценосцах разных веков, мемуары и дневники государственных мужей и политиков.

Причислить книгу А. Паперно к этой серии можно, на мой взгляд, только условно. Если и говорить здесь о какой-то исторической тайне, то это тайна чисто искусственного порядка, результат советской секретности. Не исключено, что в свое время она порой и была необходима. Но с того момента минуло более полувека. XX столетие на исходе, а автора “Ленд-лиза” до сих пор не подпускают к ряду ведомственных архивов, несмотря на ходатайства академических институтов и научных обществ. Не допускают туда, где хранятся документы о тех людях, деяниями которых в любой другой стране давно гордилась бы вся нация.

Впрочем, А. Паперно не только отказывали в информации. Подчас ей препятствовали даже в праве рассказать (например, на волнах радиостанции “Тихий океан”) слушателям о героических делах моряков-тихоокеанцев в годы Отечественной войны. С понятной горечью автор пишет: “Остается констатировать факт: Владивосток не знает и, что самое поразительное, не хочет знать свою настоящую историю военного времени. Если же и появляется у кого-то желание, люди при должностях стараются не допускать узнавания. А ведь это были самые трудные, но и, несмотря ни на что, самые славные четыре с лишним года советского периода биографии города, края, всего Дальнего Востока”.

Вот уж воистину можно сказать, перефразируя известную поговорку: от секретности до беспамятства — один шаг. Такое беспамятство в данном случае обернулось тем, что сами от себя мы утаили подвиг наших отцов и дедов, оставив непрочитанной важную страницу военной отечественной истории.

С. ЛАРИН.



Версия для печати