Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1998, 7

ЧИТАТЕЛИ — О “НОВОМ МИРЕ”


ЧИТАТЕЛИ — О “НОВОМ МИРЕ”

В апрельском номере “Нового мира” за этот год мы напечатали некоторые из писем, поступивших в редакцию в ответ на обращение Сергея Павловича Залыгина к нашим читателям. Вот еще три.

Огромная благодарность всем, нашедшим время написать нам. Повторим еще раз: Ваши мнения, замечания и предложения очень важны для нас. Наш адрес: 103806, ГСП, Москва, К-6, Малый Путинковский переулок, 1/2. Редакция журнала “Новый мир”. Не забудьте указать Ваш возраст, образование, место жительства, специальность.

Вашим журналом я заинтересовалась после того, как прочла в нем “Не хлебом единым” Дудинцева. В каком это было году — не помню. Но после этого, с 1962 по 1998 год (на который уже подписалась), не пропустив ни одного года, я являюсь подписчицей вашего журнала (35 лет).

Из публикаций 1997 года особенно понравились и запомнились мне два произведения: Ирины Полянской “Прохождение тени” и Ирины Поволоцкой “Разновразие”. Первое заинтересовало необычностью темы. Мы мало что знаем о слепых. Автор очень тонко раскрыла эту тему и, по-моему, очень талантливо описала. А автор “Разновразия” тоже в необычном ракурсе описала наше недавнее прошлое через видение человека из народа, человека очень интересного, умного, со своим отношением к окружающему миру и с своеобразным, красочным и выразительным языком. И это произведение, по-моему, тоже написано прекрасно.

С удовольствием прочла и другие произведения. Например, Марка Кострова “Рыбные дни...”. Я вообще люблю его рассказы как бы о природе, а на самом деле — намного шире. Интересны материалы В. Шенталинского о семье Марины Цветаевой. Б. Екимова — “Отцовский двор спокинул я...” и другие ранее опубликованные его рассказы о деревне.

Из публицистики большое впечатление оставили статьи Ю. Каграманова — “Демократия и культура” и особенно — “Мировой Юг бросает вызов”, С. Залыгина — “Культура, демократия и тоталитаризм”, а из искусства — С. Файбисович, “Актуальные проблемы актуального искусства”.

Хотя вы об этом не спрашиваете, но позволю себе высказать одно пожелание. Я хотя и не имею профессионального отношения к искусству, но люблю читать статьи о литературе, музыке, живописи. Но, к сожалению, некоторые авторы, помещая свои работы в “Новом мире”, забывают, что это не их профессиональный журнал и что читатели не обязательно их коллеги. Они часто так перегружают свои статьи профессиональной терминологией и вообще иностранными словами, что иногда непонятно, на каком языке они написаны, так как русских слов там меньше, чем иностранных (Т. Чередниченко и другие). Читать такую статью скучно, не будешь же каждую минуту лазить по словарям...

Я лично соскучилась по таким писателям, как В. Астафьев, Ф. Искандер, Д. Гранин, Ч. Айтматов, с которыми редко можно встретиться на страницах вашего журнала. Хотелось бы также увеличить удельный вес фундаментальной художественной прозы, хотя, может быть, во времена нашей “смуты” для нее еще не наступил срок. Надо подождать, чем все это кончится.

Разнообразия в журнале, по-моему, достаточно. Не хотелось бы превращать журнал в арену для “драк”. Мы устали от них на экранах телевизоров.

Полиграфическое оформление журнала я бы оставила таким, какое оно есть. Должно же хоть что-нибудь у нас быть устойчивое, традиционное. Всем известно, что “Новый мир” славен не обложками.

Ближайшее будущее толстых журналов, в том числе и “Нового мира”, увы, не видится мне в розовом свете (я имею в виду его популярность среди читателей). При очевидном падении интеллектуального и нравственного уровней населения, при сумасшедшем увлечении детективами и эротикой рассчитывать на скорые перемены в психике основной массы читателей не приходится. Но и подыгрывать им, как это делают радио и телевидение, по-моему, не следует...

Успехов вам и благополучия.

С благодарностью

Степанищева Зинаида Гавриловна, 1913 года рождения,

доктор биологических наук, профессор.

Москва.

 

 

...Пишу вам с большим чувством благодарности за то, что вы есть.

Я постоянно читаю “Новый мир” с того времени, когда в нем был напечатан “Один день Ивана Денисовича”, потом я стала его подписчиком и была им почти 30 лет, хотя подписаться на него было не так-то легко. И мои ученики, и взрослые знали, что этот журнал у меня есть (живу я в рабочем поселке, где всё про всех знают).

Помню потрясение от “Зимнего перевала” Е. Драбкиной, от произведений В. Тендрякова, Ч. Айтматова, Ю. Домбровского и многих других.

С 1995 года я не работаю учительницей литературы, но продолжаю регулярно читать журнал, беру его в районной библиотеке. Я не беру на себя смелость писать о недостатках журнала, я просто попытаюсь показать, как журнал помогает мне в новой моей работе (о ней потом).

Из прозы 1997 года мне понравились произведения Алексея Варламова, Бориса Екимова, Анатолия Наймана.

Всегда внимательно читаю “Крохотки” А. И. Солженицына и его статьи из “Литературной коллекции”. Очень интересно, как писатель анализирует произведения другого писателя. И еще: поражает то, что писатель ТАК работает (читая, делает выписки) над чужим произведением. Я в этом случае вспоминаю, как в 1995 году А. И. Солженицын в музее Малышкина стал что-то записывать в свою тетрадь из рассказа научного сотрудника (уж что мы могли ему такого рассказать?). Видимо, сказалась привычка постоянно работать.

С истинным удовольствием прочитала статью поэта А. Кушнера “Среди людей, которые не слышат...”. Умный поэт всегда поможет в стихах другого поэта открыть то, мимо чего прошла, не обратив внимания.

Заставила по-новому оценить личность А. А. Фета публикация Г. Аслановой “Навстречу сердцем к Вам лечу”.

Из литературной критики не только прочитала, но и законспектировала статью И. Роднянской “Сюжеты тревоги. Маканин под знаком └новой жестокости””.

Но особая благодарность журналу за рубрики “Книжная полка” и “Периодика”. Я всегда начинаю читать ваш журнал с конца и сразу делаю выписки, что и где мне искать. Так, о Маканине я стараюсь читать все (мы считаем его земляком, так как корни его рода из Сумарокова, села нашего Мокшанского района), и из рубрики “Периодика” я узнала, что о нем в 1997 году появились статьи в журналах “Звезда” и “Знамя”. Поработала и с этими статьями.

Сейчас я работаю научным сотрудником в музее А. Г. Малышкина, вашего бывшего сотрудника (работал в редакции “Нового мира” с 1929 года до конца жизни — 1938 год). Работаю всего три года. Горько сожалею об упущенном времени. Не сумел музей связаться с Л. Леоновым, М. Шагинян и т. д., с которыми работал А. Г. Малышкин. Вот сейчас мы собираем материал о литературном окружении Малышкина. Может быть, у вас в архивах есть что-то о И. М. Гронском, В. П. Ставском, К. Треневе, Л. Сейфулиной, В. Инбер, Огневе, их отношении к Малышкину. Нам, сотрудникам маленького провинциального музея, невозможно в нынешних условиях выехать в Москву для работы в архивах...

С уважением

Безрукавникова Лидия Васильевна.

Мокшан, Пензенская обл.

 

...Мы всю свою взрослую жизнь провели с вашим журналом, и предложение сказать свое слово не оставило нас равнодушными.

Журнал мы начали выписывать около сорока лет назад, с 1959 года, когда еще жили в Казахстане. С 1995 года получаем номера непосредственно в редакции. Не знаем, понравится ли вам наше письмо, но оно — от души. Откровенно говоря, в последние годы задумывались, стоит ли продолжать подписку, до того однообразно серы большинство номеров. Сдерживают нас не отказываться от журнала многолетняя привычка, благодарность за прошлые радости и надежда встретить на страницах немногочисленных полюбившихся авторов.

В свое время “Новый мир” открыл для нас А. Солженицына, опубликовав “Один день Ивана Денисовича”, Василя Быкова и Вл. Богомолова с их замечательной прозой о войне. Через “Новый мир” мы познакомились с “Доктором Живаго” Б. Пастернака, “Тишиной” Ю. Бондарева, “Полководцем” В. Карпова, хроникой И. Эренбурга “Люди, годы, жизнь” и многими другими хорошими работами. Часть из них мы сохранили в отдельных переплетах и даем читать родным и знакомым, заглядываем сами.

Из современных авторов, печатающихся в “Новом мире”, безусловно первым для нас является Борис Екимов. Не боясь перехвалить, можно предположить, что многие его вещи, особенно рассказы о селе, войдут в классику о нынешнем времени. Так талантливо показать сложные и противоречивые явления, происходящие сегодня в деревне, удается пока только ему. И художественно, и точно, и социально значимо. На многие вопросы, что ставит жизнь, и сам Б. Екимов не может ответить (а кто сумеет?), но так откровенно, тонко, с душой и болью может писать лишь человек, страдающий вместе со своими героями. Глубиной чувств его рассказы напоминают творчество А. Пушкина, А. Чехова, И. Бунина, А. Солженицына. Но Б. Екимов — автор самобытный, и думается, его талант еще будет и будет радовать нас на страницах журнала. Желаем ему здоровья и успехов, и если можно, то передайте большое спасибо за радость общения с ним!

Запомнилась в прошедшем году проза А. Варламова (“Дом в деревне”), О. Ларина (“Ехала деревня мимо мужика...”). За кажущейся простотой повествования — теплота, раздумья, понимание жизни. Понравилась работа И. Полянской “Прохождение тени”. Из других разделов журнала хотелось бы отметить глубокие статьи Ю. Каграманова “Демократия и культура”, “Мировой Юг бросает вызов”. Не со всеми выводами автора можно согласиться, но написано добротно, аргументированно и интересно. Богатый материал попал в руки В. Шенталинскому, и опубликованные им в этом и прошлых годах работы очень познавательны, однако мешает их полному восприятию излишняя идеологизированность, предвзятость. Обработка исторических документов требует более отстраненного взгляда. Материал сам играет, требуется лишь дать ему соответствующую оправу. В свое время мы выписывали несколько толстых журналов, но пришлось отказаться от них в основном из-за идеологического давления, которое сквозило во многих, особенно публицистических, статьях, да и в прозе.

В прошлом году в “Новом мире” с удовольствием и пользой прочитали очерки опять-таки Б. Екимова “В снегах” и “Итоги └тринадцатой пятилетки””, а также работы А. Паникина “Записки русского фабриканта” и М. Кострова. Вот уж где, казалось бы, простор для того, чтобы кого-то заклеймить и навесить ярлыки. Этого нет. Свободное изложение, знание дела, владение пером, самоирония...

К сожалению, приходится переходить к тому, что огорчило в прошлом году в журнале. А огорчило немало: В. Пьецух, “Городской романс”; И. Поволоцкая, “Разновразие”; А. Мелихов, “Роман с простатитом”; Найман, “Б. Б. и др.”; А. Азольский, “Облдрамтеатр”; Я. Гольцман, “Островок...”; В. Исхаков, “Пудель Артамон”; Ф. Солянов, “Повесть о... самокипе”...

Общее впечатление от указанных романов и повестей — надуманность содержания, сложность, даже вычурность формы, заметная умозрительность ситуаций и сюжетов, натурализм в бытовых деталях. Конечно, авторы неплохо владеют пером, но это “искусство” иногда становится самоцелью. У многих переходит грань использование жаргона и, что неприемлемо для нас в “Новом мире”, злоупотребление матерщиной. Наверное, А. Солженицын и Б. Екимов не меньше, а больше сталкивались с этим явлением, но как осторожно они обращаются со словом. Нам могут сказать, что как в жизни, так и в литературе. Можно ответить: тогда зачем литература, будем учиться только у жизни. Не хочется думать, но волей-неволей напрашивается мнение: авторы негативно отмеченных нами работ то ли в меру своих способностей не могут подняться до уровня интересной, умной и занимательной прозы, то ли сознательно хотят принизить уровень читателей до кинокартин “Ширли-мырли”, “Особенности национальной охоты” и тому подобных поделок.

В самом деле, в указанных работах жизненные ситуации надуманны, доводятся до абсурда, герои поступают часто иррационально, почти нет добрых, душевных людей. Поступки героев, как правило, не вытекают из логики нашей прошлой и даже нынешней жизни, их быт часто утрирован до гротеска. Все-таки серьезная литература — это не эстрада и даже не водевиль. Думается, есть серьезный повод для редакции задуматься о позиции журнала, об ограничении желаний авторов стоять вверх ногами и показывать жизнь еще хуже, чем она есть. Тем более, что сегодняшняя жизнь задает такие реальные сложные сюжеты и ситуации, так богата новыми явлениями и процессами, характерами, отношениями, что настоящему писателю дает огромный простор для творчества. Такое же по насыщенности событиями время питало М. Булгакова, М. Шолохова, А. Солженицына, К. Симонова, А. Твардовского. Какие глубокие вещи дал В. Распутин, которого, к сожалению, почему-то не жалуют в редакции журнала, нет публицистики видных экономистов, пусть и имеющих разные точки зрения на развитие общества и его потенциала. Не появляются на страницах журнала статьи известных врачей (одних из наиболее интеллигентных во все времена наших сограждан), редко даются объективные и доступные большинству читателей обзоры театральной жизни, нет умного писательского слова о причинах деградации и поиска выхода из кризиса нашего кино. Что делается в школе, куда идет образование, как живет армия? Да разве мало тем, волнующих людей?

Возможно, стоит сократить объем публикаций воспоминаний, переписок малоизвестных широкому кругу личностей, общественная значимость которых оценивается узкими специалистами...

С уважением

В. С. Смышляев, Н. И. Мутерко.

Москва.

 





Версия для печати