Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1998, 4

Крымский альбом

Историко-краеведческий и литературно-художественный альманах

КРЫМСКИЙ АЛЬБОМ. Историко-краеведческий и литературно-художественный альманах. Феодосия — Москва, Издательский дом “Коктебель”. Выпуск 1 — 1996, 2 — 1997.

 

Выход в свет двух книжек “Крымского альбома” — явление в культурной жизни Крыма неординарное. Но чтобы согласиться с этим, необходимо хотя бы в общих чертах представить современный культурологический контекст полуострова.

Газетно-журнальный ажиотаж, развернувшийся сегодня в Крыму (194 газеты, 27 журналов, 4 альманаха), на первый взгляд, впечатляет, но и... настораживает. Так, вслед “Крымскому альбому” с подачи издательства “Таврия” появился “Симферопольский альбом”. Глядишь, не сегодня-завтра возникнут ялтинский, бахчисарайский, керченский... Полное отсутствие общей издательской скоординированности — потому приходится растерянному читателю плутать в дебрях с похожими друг на друга вывесками: “Крымские пенаты”, “Крымский музей”, “Крымский архив”, “Крымский контекст” и т. д. От одного только перечня с неизменной привязкой “крымский” путаница в голове. О газетах и говорить не стоит: там бессмысленная раздробленность еще пуще. И все это — на фоне социального, политического, экономического хаоса.

Справедливости ради стоит отметить, что все перечисленные выше издания каждое по-своему содержат любопытные историко-краеведческие, музейные, архивные материалы, что авторы их в большинстве случаев вполне профессиональны. Но вот парадокс: извлеченные из небытия рукописи при непродуманной стратегии и низкой издательской культуре почти не доходят до широкого читателя, вновь возвращаясь на круги своя — в небытие. Скажут: выживает сильнейший. Я бы поправил — мудрейший! Так, безусловно мудрейшим среди литературно-художественных изданий Крыма оказался журнал Содружества русских, украинских, белорусских писателей “Брега Тавриды” (главный редактор А. Домбровский), созданный в 1991 году. У редакционной коллегии хватило прежде всего ума и такта, а не только денег, чтобы четко выстроить концепцию журнала, привлечь к работе перспективных авторов и медленно, но уверенно проводить в жизнь свою творческую линию. Сегодня “Брега Тавриды” — самый стабильный и популярный литературно-художественный журнал в Крыму.

...С появлением “Крымского альбома” наметился лидер и среди многочисленных историко-краеведческих изданий. Твердый переплет, офсетная финская бумага, золотое тиснение, элегантное художественное оформление поначалу даже насторожили: мы в Крыму приучены к полиграфической скромности. Но, слава Богу, “форма и содержание” в данном случае оказались в нерасторжимом единстве.

Благословляя альманах, Д. С. Лихачев определил его направление, обусловленное тем, что “Крым — это поразительный феномен русской культуры, основанный на культуре греческой, византийской, итальянской, татарской, болгарской... Тут русская культура оказалась в целом собирателем культур разных народов”.

...На излете жизни поэт Борис Чичибабин (первый выпуск альманаха посвящен его памяти) вслед за академиком Лихачевым успел произнести напутственные слова: “Среди десятков и сотен каждый месяц появляющихся и пропадающих изданий оно (“Крымский альбом”. — В. К.) представляется мне особенным и единственным, потому что и тот уголок нашей, несмотря ни на что, общей родины, тот край, та земля — Восточный Крым, волошинская Киммерия, на которой оно возникло и которой посвящено, земля совершенно и воистину особенная и единственная”...

Сегодня отводить роль собирателя культур разных народов в Крыму русской культуре ох как нелегко! Костью в горле стала она для некоторых здешних политиканов.

Знал об этих подводных рифах и Дмитрий Лосев, издатель и редактор “Крымского альбома”. Можно только позавидовать его целеустремленности, сочетающейся с деловитостью, умению сплотить вокруг альманаха замечательных специалистов — краеведов, ученых, литераторов, художников, не только крымских, но и российских. Участником совместной программы выступил московский журнал “Наше наследие”, что значительно расширило поле действия, привлекло внимание общества. В редакционный совет вошли Аксенов, Лихачев, Енишерлов, Искандер, Купченко.

...В первом выпуске “Альбома” интересны изыскания доктора исторических наук Э. И. Соломоник о поэзии античного Крыма. О древней Тавриде писали во времена Гомера, о крымской земле упоминается в “Слове о полку Игореве”. Но чьи стихи начертаны на здешних античных развалинах?

“Самая ранняя стихотворная надпись Херсонеса, — пишет Э. Соломоник, — была найдена в 1969 году в кладке оборонительной стены. Она относится к рубежу IV — III веков до нашей эры и впервые упоминает о деятельности врача в Крыму, прибывшего в Херсонес вместе с сыном с далекого острова Тенедос:

Сыну воздвиг своему,

усопшему Лесханориду,

Эту гробницу отец,

врач с Тенедоса Эвклес”.

 

В Херсонесе и на Боспоре, считает исследователь, жили и творили поэты разных жанров. Одни писали для театра, другие создавали гимны, восхвалявшие богов и победителей на различных состязаниях, третьи — стихотворные эпитафии. Имена поэтов (за редкими исключениями) неизвестны.

Романовы и Крым — одна из “глав” альманаха. К 150-летию со дня рождения императора Александра III помещен материал искусствоведа А. Пальчиковой о царском дворце в Массандре. Архитектура второй половины прошлого века — до модерна — считается архитектурой безвременья. Нам еще предстоит раскрыть и оценить ее эстетические особенности.

Крым был для России и крестильной купелью, и Голгофой. О страшных годах гражданской бойни в Крыму, о последней пристани белых воинов на родной земле — Графской в Севастополе, об уходе Врангелевского войска повествуют публикации В. Петрова (“Последний оплот России”), Н. Николаенко (“Рассеяны, но не расторгнуты”), М. Лезинского (“Прощальные гудки над Графской пристанью”).

Венцом литературно-художественной части первого выпуска альманаха можно считать обнародуемый в полном объеме незавершенный роман Александра Грина “Недотрога”. После смерти писателя были опубликованы отдельные его куски; “...собрав их впервые воедино, — пишет в своем предисловии Л. Варламова, — а также использовав рукописные листы └Недотроги”, хранящиеся в фондах музея (до этого — не публиковавшиеся), мы получили возможность выстроить сюжетную линию в более-менее последовательном виде”.

Несмотря на незавершенность повествования, впечатление велико, конфликт чисто гриновский: столкновение красоты и житейской пошлости.

Волошиниана пополнилась не публиковавшимися ранее воспоминаниями Леонида Домрачева (1912 — 1987), ценными еще и тем, что большое место в них уделено не только поэту, но и М. С. Волошиной, жене Максимилиана Александровича. (Воспоминания были написаны в 1977 году; публикуются с небольшими сокращениями.)

Есть в альманахе и современные поэты: Б. Чичибабин, В. Микушевич, М. Кабаков, Н. Турбина... Крымские мотивы их стихов достаточно легко, не нарушая гармонии, вписываются в основной корпус материалов и — как всегда поэзия — придают изящество всему своду текстов альманаха.

В завершение читателю предстоит еще одно путешествие — на этот раз с французским славистом Жоржем Нива; отрывок из его книги “Крым. Путешествие в потерянную Россию” — это взгляд на Тавриду просвещенного европейца, знатока нашей культуры.

...Во втором выпуске “Альбома” хочется отметить воспоминания Ирины Медведевой-Томашевской “Синяя калитка” — об Ольге Леонардовне Книппер-Чеховой, чья дача в Гурзуфе находилась по соседству с Томашевскими. (О самой Ирине Николаевне Медведевой-Томашевской, занимавшейся историей создания “Тихого Дона”, не принадлежащего, по ее мнению, перу Шолохова, проникновенно написал А. И. Солженицын в книге “Бодался телёнок с дубом”.)

180-летию со дня рождения И. К. Айвазовского посвящено несколько материалов второго выпуска, в частности интервью с М. С. Ровицкой “Моя тетя — Анна Айвазовская”: о гостеприимном доме Айвазовских, быте, судьбе жены художника, Анны Никитичны, в послереволюционные годы и во времена немецкой оккупации.

Множество удивительных подробностей из жизни мастера исторического пейзажа Константина Богаевского и поэта-переводчика Сергея Шервинского узнает читатель из их переписки 1925 — 1939 годов.

Историк Владимир Шавшин публикует на страницах альбома очерк о Балаклавском Георгиевском монастыре, его возникновении, расцвете и упадке. (29 ноября 1929 года Георгиевский монастырь был ликвидирован и передан курортному тресту; уникальный храм св. Георгия снесен, полностью уничтожены надгробия некрополя, часовня на могиле митрополита превращена в склад. И только в наши дни сделаны первые шаги по восстановлению величайшей святыни христианского Крыма.)

Я перечислил лишь немногие публикации в двух выпусках “Крымского альбома”, но, думаю, и они дают представление о диапазоне издания, в котором, повторяю, литература, культурология и высокой пробы краеведение находятся в нерасторжимом единстве.

...Культура Крыма — с нами. У такой культуры не может не быть будущего. “Крымский альбом” — тому свидетельство.

Владимир КОРОБОВ.

Ялта.

 

 

P. S. Хотя автор рецензии и называет “мудрейшим” литературно-художественный журнал “Брега Тавриды”, мы не можем не выразить своего недоумения по поводу публикации в нем “желтого”, провокационного материала Н. Винокурова-Васильчикова “Салон мадам Сохновской” (вып. 1, 1997) — о якобы имевшем место сотрудничестве с чекистами близкого друга адмирала Колчака А. В. Сафоновой-Тимиревой. Подобного рода клеветнический “компромат” пятнает не светлую память о выдающемся человеке, но культурный престиж Крыма.

Отдел публицистики.





Версия для печати