Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1998, 4

Исчезновенья

стихи

ВЯЧЕСЛАВ КУПРИЯНОВ

*

ИСЧЕЗНОВЕНЬЯ

 

 

Евразия

 

300 лет
русские утверждали,
что монголы их угнетали,
а оказалось, монголы
просто приносили почту.
300 лет на Руси
получали письма,
но читать так и не научились.
Потому и сжигали Москву
многократно,
что надо было избавиться от тьмы
непрочитанных писем.

 

Но вот Иван Грозный
решился пойти на восток,
взять Казань, а письма
слать уже на запад
беглецу князю Курбскому,
на эти грозные письма
отвечал уже Петр Великий
из Голландии, из-за моря.
Затем Екатерина, тоже Великая,
наладила связь с лучшим из миров
месье Вольтера, а Наполеон
очередным сожжением Москвы способствовал
введению элегантного французского
как эпистолярной речи дворян,
дабы не смущать подлый народ
свободой, равенством, братством.
С улучшением доставки почты
декабристы слали письма
уже из Сибири, чтобы
в Лондоне разбудить Герцена.
Им отвечал уже
сам Владимир Ильич, щуря
дальновидный монгольский взор,
из Женевы, из Цюриха.

 

Вот и свершился
Октябрьский переворот
как следствие
монгольской почты,
как восточный
ответ Западу.

 

Что-то нам принесет
в ближайшие 300 лет
электронная почта
с Запада?

 

Сумасшедшая трава

 

Как в саду меня поливали,
как клялись от всего беречь!
Не приснись мне лес, я едва ли
услыхала б родную речь.

 

Я проснулась и понемногу
поняла, что сад близорук.
Я нашла оттуда дорогу,
и со мною широкий луг!

 

Среди всяких там корнеплодов
что за честь считаться травой!
Нынче клен всех времен и народов
шелестит над моей головой.

 

Я туда не вернусь вовек,
где по мне ступали бы все,
где ждала я — побег! побег!
Сколько света в моей росе!

 

 

Мотив Якоба Бёме

 

Дьявол вечно в своем аду,
невзирая на близость рая,
и надо это иметь в виду,
дьявольский путь выбирая.

 

Напротив, ангел всегда в раю,
даже в соседстве ада.
Предвосхищая судьбу свою,
над этим помыслить надо.

 

 

Свобода выбора

 

Выбирай — орел или решка!
Решай: решка или орел!
Жизнь — копейка. Судьба — насмешка.
Меньшее из двух зол.

 

А я не птица и не птицелов,
твержу с наивностью кроткой, —
с поры Прометея против орлов
и быть не хочу за решеткой!

 

 

* *
*

 

Как в Лену текут Алдан и Вилюй,
так все мы — притоки Леты.
Растают в потоке ее струй
наши мечты и заветы.

 

Исчезнут в них лепестки книг,
оперение наших слов.
Мозга вытаявший ледник
уронит в Лету улов,

 

улов друзей и улов врагов,
улов добра и вреда,
и это не отразится вновь
в кристаллах иного льда.

 

Так пусть же, как только мы канем туда,
наступит на Лете зима.
Пусть с нами войдут в нее холода,
и Лета сойдет с ума!

 

Но пусть останется небо над ней
и лед будет все прочней.
Тогда пусть дети наших детей
играют на ней в хоккей.
И с ними дети ваших детей
играют на ней в хоккей.

 

 

* *

*

 

Исчезновенья. Со временем замечаешь,
что жаль даже ушедшего облака. Исчезновение
цветов из сада смущает чуткую душу, хотя
это совсем не колышет сад. Исчезновение
снега с картины Брейгеля Старшего
невозможно, но вовсе не утешает
весной. Исчезновение листьев с появлением
ветра. Исчезновение хлеба со стола. Исчезновение
стола из комнаты, комнаты из пространства. Исчезновение
человека, не замеченного временем, пространством,
людьми. Исчезновение человеческого
в человеке. Исчезновение любви
в любимом. Исчезновение в любящем. Исчезновение
человека в земле, земли под снегом, снега
в такой же исчезающей душе, исчезновение
молний, еще не успевших блеснуть.


Исчезновение земли под солнцем. Исчезновение
страха перед исчезновением. Счастье
исчезновения до исчезновения всего.

 

Изменчивая мода

 

мода господа бога на людей
мода на людей с высокими принципами
с напряженным выражением лица и натянутой
улыбкой с широкой улыбкой и узким
кругозором мода на людей
скрывающих свои мысли скрывающихся
от других людей плюющих
на других людей на людей
продажных подозрительных подозреваемых
на первобытных на современных на вышедших
в люди мода на гражданских на военных
на раненых и убитых
на воскрешенных забальзамированных
на умалишенных бессердечных желчных
на человеколюбцев недочеловеков людоедов
мода на людей из народа
на людей без прошлого без будущего
без настоящего без комплексов мода
безбожных людей на господа бога

 

* *
*

Солнце восходит над нашей пустыней.
Как растерялись его лучи!
Солнце устало, солнцу отныне
легче живется в кромешной ночи.

 

Как мы привыкли к приходу мессии,
след его в каждом потерянном дне.
Похороните солнце в России,
здесь ему места хватит вполне.

 

Землю покинем и звезды заселим,
чтобы упрочить свое бытие.
Чем ненасытнее землю мы делим,
тем невозвратней уходим в нее.

 

Как безотрадны дали пустые,
храма не высветит благодать.
Похороните землю в России,
здесь ей просторнее будет лежать,

 

здесь, на месте пустом и высоком,
где отстояться отчаялся свет,
здесь, между западом и востоком,
где ни востока, ни запада нет.

 

 





Версия для печати