Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1998, 2

I. Карло Риччо. Материалы для критического издания “Поэмы без героя” Анны Ахматовой

II. Мария Кьяра Пезенти. Арлекин и Гаер в русском любительском театре XVIII века

I. CARLO RICCIO. Materiali per un’edizione critica di Poema bes geroja di Anna Achmatova. Milano, Macerata, 1996, 298 p.

КАРЛО РИЧЧО. Материалы для критического издания “Поэмы без героя” Анны Ахматовой.

На долю переводчика редко выпадает счастье работать при непосредственном участливом внимании и наблюдении самого автора. Карло Риччо, итальянскому профессору-русисту и переводчику “Поэмы без героя”, посчастливилось не только быть знакомым с Анной Ахматовой, но и пользоваться во время работы ее помощью и советами. Об этих многочисленных встречах с Анной Андреевной в Комарове и в Ленинграде с апреля по октябрь 1965 года и рассказывает Риччо во вступлении к своей книге. Сведения эти — не только волнующие в биографическом аспекте, они важны для понимания особенностей переложения поэмы на итальянский.

Перевод “Поэмы без героя” был заказан известным итальянским издательством “Einaudi” на основе русского текста, опубликованного в зарубежном альманахе “Воздушные пути” (1961, № 2). Анна Андреевна сочла этот текст неполным и устаревшим и стала вносить в него ряд поправок, “но затем, — пишет Риччо, — предпочла дать мне текст, просмотренный ею”. Таким образом, итальянский переводчик получил машинописный текст, напечатанный специально для него. Но, по всей вероятности из-за спешки, машинопись оказалась неполной — в ней отсутствовали вторая и третья часть поэмы, а также авторские примечания. Как раз при переводе этих двух невоспроизведенных частей Риччо пользовался указаниями автора. Машинопись в соединении с текстом второй и третьей части, по “Воздушным путям”, с поправками Ахматовой представляли ту стадию, на которой находился оригинал поэмы в 1965 году. Именно этот текст с учетом некоторых изменений, внесенных Ахматовой в поэтическую книгу “Бег времени”, послужил основой для итальянского перевода 1966 года.

Но нельзя забывать, что Ахматова постоянно возвращалась к работе над поэмой и совершенствовала ее текст. В книге Риччо нет анализа переводов, выполненных с учетом этого обстоятельства. Она является, как говорит заглавие, собранием материалов, полезных для критического издания ахматовской поэмы. В ней учитываются тексты изданий Струве — Филиппова, А. Хайт, самого Карло Риччо (издание было двуязычным), текст альманаха “Воздушные пути”, книг “Бег времени” (1965) и “Стихотворения и поэмы” под редакцией В. М. Жирмунского, а также других русских публикаций (1974 — Н. Банникова, 1976 — Б. Г. Друяна). Рукописные источники не привлекаются. Риччо проводит сопоставительный анализ этих уже опубликованных текстов. Анализ очень тщательный и точный на уровне лексики, пунктуации, метрики, рифмы, расположения строк. Подробны и интересны примечания библиографического и историко-литературного характера. Но, как признает сам автор, окончательное разрешение спорных вопросов, многочисленных и трудных, которые поднимает текстология “Поэмы без героя”, возможно лишь при обращении к рукописному наследию Ахматовой. Сейчас такая возможность существует: исследователям уже доступны рукописи “Поэмы без героя” и ряд других сравнительно недавно опубликованных материалов, например “Записные книжки”, которые могут восполнить картину создания этого произведения. Поэтому жаль, что скрупулезно собранный и тщательно проработанный материал, опубликованный в книге Карло Риччо, отражает все-таки вчерашний день текстологии “Поэмы без героя”.

II. MARIA CHIARA PESENTI. Arlechino e Gaer nel teatro dilettantesco russo del Settecento. Milano, Guerini e Associati, 1996. 279 p.

МАРИЯ КЬЯРА ПЕЗЕНТИ. Арлекин и Гаер в русском любительском театре XVIII века.

Исследования русской литературы XVIII века и особенно русского театра в этот начальный период его развития — нечастые гости в итальянской русистике. Уже поэтому стоит обратить внимание на книгу М. К. Пезенти — но не только поэтому. Русисты-литературоведы и театроведы несомненно оценят ее как серьезную работу в области уже имеющей свои достижения, но еще допускающей уточнения, дополнения и даже открытия. И в то же время это увлекательное чтение не только для специалиста, но и просто для любителя русской культуры, готового следить за движением живой исследовательской мысли по дорогам, где скрещиваются многие европейские культурные явления XVIII века.

Именно сопоставительный ракурс придает труду Пезенти научное значение. Уже название книги говорит о включении русского театра в широкий контекст: образ Арлекина отсылает к итальянской commedia del’arte. Тема исследования потребовала рассмотрения не одних только театроведческих вопросов, но и анализа исторического и историко-культурного фона, контактов с ближним или более далеким культурным окружением (Польша, Украина, Германия, Италия, Франция, Англия). Первая половина книги посвящена обзору влияний европейского театра. Учитывая уже известные факты: значение украинской и польской традиций, роль школьного театра, труппы Кунста и т. д., — уточняя их и связывая с развитием современных европейских явлений, автор ставит в центр своей работы вопрос о роли итальянского влияния в становлении русского театра. Исследовательница начинает с отголосков commedia del’arte в России и переходит к пребыванию итальянских трупп в России и к спектаклям при дворе Анны Иоанновны. С литературоведческой точки зрения особенно важен анализ процесса адаптации и ассимиляции итальянских текстов на русской почве.

Чтобы установить круг пьес и характер текстов, с которыми выступали в России итальянские труппы, автор справедливо посчитала нужным определить соотношение между импровизациями и письменными версиями, между commedia del’arte и comиdie italienne. Обращение к ряду рукописных сборников, находящихся в Национальной библиотеке в Париже, и к другим малоизвестным источникам позволило автору установить круг сценариев, использованных Тредиаковским для перевода на русский язык, и воссоздать характер придворных спектаклей. Главное внимание обращено на судьбу шутовских персон — Арлекина и Гаера (этому вопросу посвящена вторая половина книги).

Одна из положительных сторон работы Пезенти: она все время исходит из русской специфики “шутовского” восприятия жизни, не забывая о фольклорных или древних письменных сатирических традициях. Опираясь на известный сборник Тихонова, автор проводит тщательный текстологический анализ интермедий, основанный на богатой цитации текстов и сопровождающийся историко-литературными комментариями. В результате определяются не только элементы русификации, каким подвергались комические персонажи Арлекина и Гаера, но и те нити, которые связывают эти любительские сценки с опытом других европейских любительских театров, а также со школьным театром, с жанрами лубка и сатирической повести XVIII века. Книга итальянской исследовательницы создает разностороннюю картину первоначальной стадии развития русского театра.

Татьяна НИКОЛЕСКУ.

Милан.

 

 





Версия для печати