Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1998, 12

Кончилась великая империя

стихи

РИТАЛИЙ ЗАСЛАВСКИЙ

*

КОНЧИЛАСЬ ВЕЛИКАЯ ИМПЕРИЯ

* *

*

Кончилась великая империя.
Ленин — Сталин. Каганович. Берия.

Кончилась великая империя.
Вот и все. Пошла другая серия.

Кадр за кадром. Черная и серая,
вот она какая, эта серия!

Кадр за кадром. Странная мистерия:
снова раздувается империя!

Ленин — Сталин. Каганович. Берия...
По-другому названа империя!

* *

*

Я скукожился, съежился, сник,
ничего я теперь не желаю,
прикусил безнадежно язык —
и душа у меня нежилая.

Не впускаю в нее никого —
там просторно и пусто, как в небе,
ни святых, ни чужого отребья,
все спокойно, огромно, мертво.

Никого не впускаю в нее,
а зайдут — разбегаются в страхе.
Впрочем, бродит еще там зверье
да летают случайные птахи.

Припять

Здесь нет ни кошек, ни собак,
перехватали их,
перестреляли всех за так,
здоровых и больных.

Зато теперь они в раю —
взирать на славный лес,
на жизнь мелькнувшую свою
так хорошо с небес.

Но странно хочется назад
из этих райских кущ,
и снова ад — почти не ад,
прекрасен и влекущ.

* *

*

Вроде гиблые, злые места...
Но бегут жгучей памяти титры:
там остались два черных кота
и кусок моей жизни нехитрой.

Там буянит соседка внизу
и скулит на балконе собака...
Что ж меня сотрясает, однако,
и бессмысленно гонит слезу?

Там картинка на мутной стене,
солнца луч по рисунку витает.
Там никто не грустит обо мне,
но меня все равно не хватает.

Там старуха сидит и теперь,
всех домашних судеб соглядатай.
Там скрипит незакрытая дверь,
лифт летит, как всегда, на девятый.

Там поют, там кричат в телефон
и ругаются глупо и пошло.
Там звонит до сих пор почтальон,
и моя не прочитана почта...

* *

*

Черная галка на белом снегу.
Каркнула, клюнула... ходит вразвалку.
Я из окошка часами могу
сладко глядеть на замерзшую свалку.

Галка... И свалка... Привычный пейзаж.
Тенью крадется голодная кошка...
Это не старости детская блажь,
мир открывается мне из окошка.

Где-то парламенты, чья-нибудь речь,
аплодисменты, и крики, и клики...
Что же, мне галкой опять пренебречь?
Кошки глаза одиноки и дики.

Вон замерзает ручей на бегу.
Звезд начинаются в небе кочевья.
Черная галка на белом снегу.
Ветер гудит, обдувая деревья.



Версия для печати