Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1998, 12

Невидимые спицы

стихи

АЛЕКСАНДР СОРОКИН

*

НЕВИДИМЫЕ СПИЦЫ

 

Плат Пенелопы

Миновали дни потопа,
длится жизни маскарад.
Распускает Пенелопа
ожиданья вечный плат.
Вновь на спицы нижет петли,
нить бежит то вверх, то вниз...
— Неподкупная, помедли,
на мгновение очнись:
на исходе век двадцатый —
что нам страник Одиссей! —
все твердыни мира взяты
и в руинах Колизей.
Наше судно укачало
в буре пирровых побед,
нет надежного причала,
и Итаки прежней нет. —
Но бессмертие царицы
возвестил поэт слепой,
и невидимые спицы
правят жизнью и судьбой.

* *

*

Звезда Маир сияет надо мною,

Звезда Маир...

Ф. Сологуб.

Глаза устали от дневного света

и от гостей.

Скорей бы снова в сумрак кабинета,

к звезде своей.

Он без нее найти покой не чает

в чаду ночном. —

Альдонса спит, Альдонса не скучает

на дне речном.

А за окном все чаще перестрелка,

и смерть кругом,

и только скука, подлая сиделка,

заходит в дом.

Но надо жить, нести свой крест печальный, —

и жил, как мог:

для Дульцинеи ткал наряд венчальный

из лучших строк!

Превозмогал утрату за утратой,

пером скрипел

и ничего для музы тороватой

не пожалел.

 

Странник

На крутом подъеме или спуске,
покоряя новый перевал,
с языка небесного на русский
переводы он одолевал.

То себе казался мулом вьючным,
то теснину брал одним прыжком,
но нигде назойливым и скучным
не был день его в труде мирском.

И, вместив, что в дымке открывала
и сулила за грядой гряда,
понял он: надежного привала
на земле не будет никогда.

А язык, как повелось в народе,
доведет, коль не попутал бес,
в нужный час и при любой погоде
до Москвы, до славы, до небес.

 



Версия для печати