Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 9

Русский мат. Толковый словарь

РУССКИЙ МАТ. Толковый словарь. М. «Глагол». 1997. 304 стр.

Русский мат, как бы к нему ни относиться, отражает реальность русской (и не только) жизни и сам является реальностью русского языка. В этом смысле мат, как и любая другая реальность, может стать предметом профессионального изучения. Поэтому появление словаря «Русский мат», составленного профессором Т. В. Ахметовой, не должно вызывать удивления, тем более что на лотках уже как-то мелькал другой сборник под таким же названием.

Меня в этой книге, как только я увидел ее выходные данные, заинтриговало сочетание названия («мат»), жанра («толковый...») и объема. Ну каким бы крупным шрифтом ни набирать матерные слова, на триста четыре страницы никак не хватит, а ведь это еще «сокращенный и адаптированный для широкого круга читателей» вариант1. «Помните, что в нем только матерные, похабные, нецензурные слова. Иных вы не встретите!» — предупреждает составитель слабонервного читателя. То-то, что встретим! Разгадка проста. В словаре Татьяны Ахметовой содержится по крайней мере три лексических слоя. Во-первых, это действительно всем известный русский мат. Благодаря грамматическому богатству великого русского языка от каждого из немногочисленных матерных слов с помощью различных приставок и суффиксов можно создать неограниченное число производных. Например, каждый из возможных глаголов дается отдельно и в совершенном, и в несовершенном виде. Остроумно. Но много ли тут можно «натолковать»? Даже с фольклорными примерами и цитатами из Петра Алешкина, Юза Алешковского и Эдуарда Лимонова на триста четыре страницы все равно не хватает.

Второй слой — это объяснение специфической лексики всевозможных «меньшинств». Например, «генерал — сифилис, больной сифилисом». Или: «вампир — насильник детей», «игрушка — несовершеннолетняя проститутка», «любовь с криком — изнасилование», «марксист — активный гомосексуалист». Но это называется не мат, а жаргон, арго (кстати, несколько лет назад уже выходил интереснейший словарь московского арго). И наконец, третий слой. Это... даже не знаю, как сказать. Это лучше цитировать. «Брюхо нагулять — забеременеть». «Грудь — женские молочные железы». «Замысловатый мат — длинное ругательство». «Лесбийская любовь — половое влечение женщины к женщине». «Похабство — бесстыдство». «Садист — извращенец». «Сексология — наука о половой жизни». «Сексуальные отношения — половые отношения». «Сифилис — венерическая болезнь». «Скопец — кастрат». «Эякуляция — семяизвержение» (и здесь же: «семяизвержение — эякуляция»). «Ягодица — половина задницы». Особенно трогательно: «кака — дрянь, гадость». Так и хочется сказать: профессор Ахметова, это не то, вас кто-то обманул...

Но, поразмыслив, я, кажется, нашел объяснение. Вот что рассказывает в предисловии составитель: «Я занялась сбором, изучением и толкованием матерных слов студенткой в шестидесятых годах. Защита моей кандидатской диссертации проходила в такой секретности, словно речь шла о новейших ядерных исследованиях, и сразу же после защиты диссертация ушла в спецхраны библиотек. Позже, в семидесятых годах, когда я готовила докторскую, потребовалось уточнить некоторые слова, и я не смогла получить в Ленинской библиотеке собственную диссертацию без специального разрешения органов». Вот именно: на протяжении и шестидесятых, и семидесятых, и даже большей части восьмидесятых годов (вспомните сами) многие обычные на сегодняшний слух выражения вроде «секса» и проч. тоже были полуцензурными, в широкой печати они были табуированы не меньше, чем мат. Так что, как можно догадаться, Татьяна Ахметова занималась собиранием и изучением не только мата, но и вообще лексики, которая считалась в СССР неприличной. (И все равно — при чем тут «грудь»?)

Можно было бы подумать, что составитель должен этим «неприличным» словам давать «приличные» определения. Но в том-то и смех, что делается все наоборот. А именно: вполне приличные слова объясняются в словаре неприлично. Например, умное слово «гомосексуализм», известное подруге Эллочки-людоедки — незабвенной Фиме Собак (а также выражения «заняться любовью», «потерять честь», «прелюбодеяние», «проститутка», «публичный дом», «секс», «соблюсти себя», «совокупление», «согрешить», «эрекция», «эротомания» и др.), профессор Ахметова почему-то растолковывает нам... настоящими русскими матерными словами, так что я затрудняюсь их процитировать. И это уже настоящее филологическое извращение.

А. В.





Версия для печати