Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 3

Джеймс Холл. Словарь сюжетов и символов в искусстве

Джеймс Холл. Словарь сюжетов и символов в искусстве. Перевод с английского и вступительная статья Александра Майкапара. Москва. «Крон-Пресс». 1996. 656 стр.

«Словарь» Дж. Холла, предназначенный широкому кругу любителей искусств, изданный впервые в 1974 году и выдержавший на Западе более десятка переизданий, вышел на русском языке в квалифицированном переводе известного музыканта и искусствоведа А. Е. Майкапара.

Словарь охватывает содержание сюжетов, лежащих в основе произведений изобразительного искусства Запада от Средних веков до конца XVIII столетия. Внимание автора сосредоточено на распространенных библейских и античных сюжетах. Что касается святых, то предпочтение отдается тем из них, чьи культ и иконография стали общепринятыми, — именно поэтому многие сюжеты повествовательной живописи прерафаэлитов в книгу не вошли.

Словарные статьи расположены в алфавитном порядке и представлены по трем направлениям. Во-первых, описание известных персонажей мифологии (и литературы) и сюжетов, в которых эти персонажи играют главную роль. Во-вторых, статьи, посвященные названиям определенных картин, изображающих широко известные сюжеты, например «Поклонение волхвов», «Святое семейство», «Суд Париса» и т. д. И в-третьих, статьи, описывающие предметы, связанные с каким-либо персонажем и являющиеся его атрибутом. Так, голубь является христианским символом Святого Духа. В этом значении он появляется в изображениях Благовещения, крещения Христа — или парящим около уха святого, прославившегося своими литературными трудами, как символ его вдохновения. Голубь, вылетающий из уст монахини, символизирует ее возносящуюся в небо душу. Семь голубей, парящих вокруг образа Христа или Девы Марии с Младенцем, символизируют семь даров Святого Духа.

Художники Ренессанса комбинировали символы и сплетали из них в своих картинах довольно сложные аллегории.

Темами словарных статей являются конкретные персонажи и сцены («Воин», «Охотник», «Трапеза»), а иногда и числительные («Три грации», «Пять чувств») или части человеческого тела («Рука», «Волосы», «Глаз»). Вместе с тем словарь помогает читателю глубже проникнуть в содержание средневековой живописи. Так, автор объясняет типологию Ветхого Завета. Ранние отцы церкви установили соответствия между частями Св. Писания: персонажи и события Ветхого Завета рассматривались как предтечи или предзнаменования фигур и сцен из Нового Завета. С течением времени темы из Ветхого Завета, в которых было выявлено родство с Новым Заветом, приобрели свое собственное значение и образовали самостоятельные сюжеты в христианском искусстве. Подобным образом начали трактоваться и некоторые из классических мифов.

Отдавая должное богатству содержания и четкой структуре словаря, хотелось бы отметить и некоторые упущения автора. В большинстве статей о сюжетах, повторяющихся в живописи на протяжении столетий, Джеймс Холл касается вопросов интерпретации этих сюжетов. Словарь содержит сведения о том, как трактовался тот или иной символ в Средние века, какие изменения в его толковании произошли в период Возрождения, что прибавилось или исчезло под этим углом зрения в период контрреформации. Однако явно упущена эпоха Реформации с ее своеобразным толкованием Библии, отразившимся, например, в творчестве таких немецких мастеров, как Лукас Кранах Старший, Лукас Кранах Младший, и ряда других выдающихся художников. Из содержания «Словаря» как бы выпал целый пласт европейского искусства, развивавшегося в протестантских странах. Явно недостаточным кажется освещение символов в живописи периода барокко.

Перечисление отдельных недостатков словаря можно было бы, наверно, и продолжить. Но и достоинств работы Джеймса Холла более чем достаточно для того, чтобы мы могли поздравить отечественных любителей искусств с выходом его книги.

Л. ЛАПТЕВА.





Версия для печати