Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 2

I. «Митин журнал», № 50 — 53; «Комментарии», № 6 — 9. II. «ГФ — Новая литературная газета», № 1 — 14; «Цирк └Олимп”». Вестник современного искусства, № 1 — 9

I. "МИТИН ЖУРНАЛ", № 50 - 53; "КОММЕНТАРИИ", № 6 - 9.

Несмотря на постмодернистское положение о "ситуации размывания границ", разделение литературных журналов на старые "толстые" и более или менее новые "маргинальные" по-прежнему актуально. За время существования альтернативных изданий не то чтобы изменился принцип разграничения - сместились акценты. Это в 80-х официозу противостоял идеологически неангажированный андерграунд. Сейчас взаимодействие "толстых" и "маргинальных" журналов уместнее было бы описать с помощью классической парадигмы "традиция/авангард": "толстые", стараясь придерживаться некой "золотой середины", в общем, хранят верность традиции; "маргиналы" утверждают свои, маргинальные, ценности, демонстративно игнорируя "соперников".

Эффект зазеркалья: в "новых" журналах нормативными являются традиционно маргинальные, критические и эссеистические типы письма - соответственно в поэзии верлибр предпочитается регулярному стиху, в прозе коллаж - последовательному, "связному" повествованию; центральный "толстожурнальный" жанр - роман - в этой системе координат отсутствует, как и само понятие центра.

Отсутствует также табу на обсценную - тоже маргинальную - лексику. Присутствуют авторы-маргиналы: рассматриваемый здесь тип журнала программно открыт представителям "меньшинств".

Довольно трудно представить себе опубликованными в традиционном контексте стихи Ярослава Могутина: "сережа сказал что он больше не может / его уже пятый день мужеложит..." ("Митин журнал", № 52). Или прозу Александра Ильянена "И финн" (№ 51 - 53), завязанную на ту же тему. Причина нестыковки не в одной только теме, а в том числе и в ее - столь же нетрадиционной - реализации: текст Могутина - неожиданная интерпретация песни Бориса Гребенщикова "Марина" ("Марина мне сказала, что меня ей мало, / Что она устала, она устала..."); текст Ильянена - утомительно монотонные в целом, фрагментами - яркие "необязательные записки".

В новых номерах "Митиного журнала", наряду с поэзией, прозой и представленным "Диалогом монстра и менестреля" Бориса Юхананова театром (№ 51), - еще четырнадцать рубрик.

В изысканиях выделяется "Морфология реальности" Вадима Руднева ("адаптированный" вариант) - описание реальности как семиотической системы. "Для каждого сознания улица будет другой, хотя почти каждый, возможно, будет знать, что это улица Качалова. И стабильность улицы будет заключаться именно в ее названии, т. е. носить семиотический характер" (№ 51). Здесь же - потрясшая некогда Жака Деррида "Телефонная книга" Авитал Ронелл (фрагмент) в переводе Александра Секацкого - своего рода "философия телефонной связи", включающая критику Хайдеггера с его толкованием феномена техники. В разделе по чужим страницам - интервью с исследовательницей (№ 50).

В редакционной почте - "письмо" Татьяны Щербины о поэзии сегодняшней Франции: "В современной Франции поэзия - занятие, которое и не кормит, и не имеет престижа, тиражи минимальны, поэтов чертова уйма, широкая публика не знает ни одного, в узких кругах - в каждом свои герои, которые грызутся и метят территорию задворков как драные кошки" (№ 51). А также рецензия Александра Скидана на книгу Ольги Седаковой "The Silk of Time" - "Шелк времени" (№ 51), миниатюры Юлии Кисиной (№ 51) и доклад Александра Скидана "О русском другом" (№ 52).

Под рубрикой just so Дмитрий Кузьмин сообщает результаты проведенного им опроса: "Иосиф Бродский - единственный и неповторимый глазами молодых поэтов" (№ 53). О конце века и так далее рассуждают Ольга Хрусталева, Михаил Трофименков, вышеупомянутые Кисина, Скидан и Секацкий (№ 50). Коллегия Песка и Воды посвящена предместью (№ 51) и пыткам (№ 52). Коллекция, другая коллекция и антология представляют произведения разных жанров, оригинальные и переводные. Некоторые неидентифицируемые в жанровом отношении опусы названы беседами. Есть свой архив и своя хроника на грани рекламы; ведутся маневры, а также военные действия.

В "Митином журнале" № 50 - содержание № 1 - 50, из которого следует, что в № 50 - 53 участвуют практически те же авторы, что и прежде. Те же и читатели: представляя юбилейный номер, главный редактор журнала Дмитрий Волчек пишет о "чрезвычайно узком круге", сформировавшемся в 80-х годах.

Новые авторы - в основном поэты из "Вавилона", "Вестника молодой литературы", редактируемого Дм. Кузьминым (см. выше). Некоторые из них печатаются теперь и в "толстых" журналах, как правило в "Знамени", - Елена Фанайлова, Дмитрий Воденников, Андрей Поляков. В контексте маргинального, в частности, "Митиного журнала" их тексты прочитываются иначе: из-за большого количества мини-рубрик такое издание воспринимается одновременно как газетная полоса типа "Искусство" - "Культура", так что стихи выполняют функцию статей, - и как постмодернистский коллаж, части которого сами по себе менее значимы, чем целое.

В еще большей степени это относится к сравнительно новому (№ 1 вышел в 1992 году), до основания постмодернизированному журналу "Комментарии". Вряд ли кто приобретет его ради одного только Ролана Барта (№ 6) - Жака Деррида (№ 7) - Жака Лакана (№ 8) - Жан-Люка Нанси (№ 9) или, соответственно, Андрея Левкина - Николая Байтова - Вячеслава Курицына - Ольги и Александра Флоренских: слишком мелко рублены тексты, слишком их много. Не только читать, но и рецензировать отдельный номер этого журнала (как целое произведение), пожалуй, уместнее, чем его "композиционные части".

Композиция "произведения" представляет собой список, в котором проза, поэзия и критика уравниваются на основе того, что все это - комментарии. Стихотворение читается здесь как очередная сноска, ни к чему не обязывая читателя: он, по идее, и сам все знает.

Нас настигали вещи
и каждая падала в не знающую

преображенья осень.

В которой не было дна, не было части,

поскольку

не существовало и предпосылок: тяжести,

разрыва, силы;

отчего облака, исполненные

головокружения,

как фотоснимок,

продолжали шуметь отрицанием в себя

обращенным, именем,

сторожевой раковиной в сердцевине

стоустой распри.

(Аркадий Драгомощенко,

"Остаток". - № 9)

II. "ГФ - НОВАЯ ЛИТЕРАТУРНАЯ ГАЗЕТА", № 1 - 14.

"ЦИРК └ОЛИМП"". Вестник современного искусства, № 1 - 9.

Пожалуй, наиболее соответствующая маргинальному изданию структура - газетная, формально уравнивающая лица и события совершенно разные: выход новой книги Сергея Бирюкова - и явление Вероники Боде в обществе нового бой-френда; стихи Ивана Ахметьева - и покорившего редакцию единственной нетривиальной строчкой графомана, то есть, по выражению дважды упомянутого выше Дмитрия Кузьмина, "звезды" - и "космическую пыль".

Редактируемая Д. Кузьминым, А. Белашкиным и В. Боде "ГФ - Новая литературная газета" представляет собой третью стадию развития некогда еженедельной, потом - "еженедельной таки" газеты "Гуманитарный фонд". Частота выпусков более не указывается; № 1 вышел в 1994 году, № 14 - в году 1996-м.

"ГФ - Новая литературная газета" - вестник определенной тусовки - той, что собирается по четвергам в салоне "Классики XXI века", а также на ежегодном "Боспорском форуме современной поэзии" и, соответственно, по средам в салоне его организатора Сида. Точнее, это вестник самой молодой ее части - в связи со стратегией Дм. Кузьмина как главы "Союза молодых литераторов".

За исключением специальных выпусков - второго, посвященного "Боспорскому форуму" 1993 года, и четырнадцатого, в который вошли исключительно стихи и проза избранных участников ярославского "Совещания молодых писателей" 1996 года, газета отличается высокой концентрацией буквально микроскопических, в несколько строчек, рубрик на полях "прозы-поэзии-критики": hello!, кстати, кроме того, nota bene, поправки, арт-хронос, книжный киоск, короткий репортаж, для тех, кто не... ("...смотрит телевизор", "...читает газет" - хроника оговорок, опечаток и всяческих несуразиц)...

Разновидности новостей: странные новости (всегда про Веронику Боде), грустные новости (например, несостоявшееся бракосочетание Ярослава Могутина - см. выше - с американским художником-авангардистом Робертом Филиппини - № 4), просто новости и постоянно ведомые Радой Цапиной music news. Как делается история литературы: "В связи с женитьбой издателя Александра Глезера на писательнице Валерии Нарбиковой в издательстве "Третья волна" выходят три ее книги" (№ 1).

Вероника Боде, Ярослав Могутин и Валерия Нарбикова - фигуры, обыгрываемые еще со времен "Гуманитарного фонда", в "ГФ - Новой литературной газете" присутствующие уже на правах персонажей. Понятно, что наибольшее удовольствие от подобного рода текстов получит при чтении литератор, причем - знакомый с прототипами.

"Цирк └Олимп"", напротив, - газета, обращенная не внутрь (в сущности, той же) тусовки, а вовне. С просветительским уклоном - так сказать, "постмодернизм - в массы!". Выходит с ноября 1995 года в Самаре.

Постмодернизму посвящена первая статья словаря "Цирка └Олимп"" и, опять-таки, первый из диалогов "Цирка └Олимп"" (названия практически всех рубрик скроены по этой модели: хронотоп "Цирка └Олимп"", портреты "Цирка └Олимп"", эссе "Цирка └Олимп"", а также его, "Цирка └Олимп"", поэзия, проза, рецензии, кино, концепты, лекторий, музыка, путешествия и галерея). Судя по всеохватности формулировок и подзаголовку газеты, с постмодернизмом у редакции ассоциируется современное искусство вообще: говоришь "постмодернизм" - подразумеваешь "современное искусство", и наоборот. "Постмодернист - это не оценка, а самочувствие, адекватное современному миру" (Сергей Лейбград, редактор газеты).

Каждый номер оформляется работами одного художника, о котором подробно рассказывается на последней полосе, - это и есть галерея. В словаре помимо "постмодернизма" поясняются такие понятия, как "концепт" (№ 2), "контаминация" (№ 5), "метаязык" (№ 7), "кич" (№ 8). Под рубрикой путешествия в № 7 Юрий Орлицкий пишет о литературном быте Москвы: кроме вышеназванных салонов, о "вечерах в музее Сидура", в Литмузее на Петровке - у Анатолия Кудрявицкого и в Георгиевском переулке - у Татьяны Михайловской. Интересна рецензия Ирины Тартаковской на книгу Антони Гидденса "Трансформация интимности" (№ 6). А также стихи, рассказы и эссе (Всеволод Некрасов, Александр Макаров-Кротков, Стелла Моротская, Владимир Тучков, Ирина Саморукова, Николай Байтов и другие); рисунки и фотографии Сергея Осьмачкина, Марии Снегиревской, Виктора Батьянова, Евгения Тимермана.

P. S. Газета названа по дореволюционному имени "заведения, построенного в стиле "модерн", где любопытная самарская публика имела страсть лицезреть представителей нового русского искусства: К. Бальмонта, Д. Бурлюка, Вас. Каменского, В. Маяковского, Ф. Шаляпина, И. Мозжухина" - отечественные постмодернисты сами сопоставляют себя с авангардом начала XX века (см. начало обзора).

Ольга КУЗНЕЦОВА.





Версия для печати