Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 12

Юбилейное

ПО ХОДУ ТЕКСТА

АНДРЕЙ ВАСИЛЕВСКИЙ

*

ЮБИЛЕЙНОЕ

 

Сначала общеизвестное. «Пушкин умер в полном развитии своих сил и, бесспорно, унес с собою в гроб некоторую великую тайну. И вот мы теперь без него эту тайну разгадываем» (Ф. М. Достоевский).

Прислушайтесь: ТАЙНУ. С одной стороны, кто бы спорил... А с другой — можно ли было предположить, что найдутся люди, которые поймут это выражение в самом буквальном КОНСПИРОЛОГИЧЕСКОМ смысле?

Откроем февральский номер журнала «Юность» за этот год. Рубрика: «Версии: современный Нострадамус?». Прикрыться словом «версии» было весьма благоразумно, но репутацию журнала это, как мы увидим, не спасет.

Ниже — крупно: «Златая цепь». Далее идет текст, подписанный Борисом Рябухиным:

«Есть легенда, что в 1829 году Пушкин тайно передал свои научные (! — А. В.) труды на длительное хранение наказному атаману Войска Донского Дмитрию Ефимовичу Кутейникову. Род Кутейниковых из поколения в поколение держал эту рукопись в секрете до наших дней».

Значит — легенда? Что ж, накануне 200-летнего юбилея великого национального поэта каких только легенд не припомнят. Но тут случай иной. Читаем дальше:

«Архив Пушкина первоначально представлял собой кожаную папку с 200 моделями (? — А. В.), скомпонованными в 30 отдельных свитков (? — А. В.). Каждый свиток помечен Пушкиным датой обнародования. Материалы написаны Пушкиным на французском языке. Встречаются слова на немецком, итальянском, латинском, персидском, иврите — Пушкин был полиглотом. Архив прекрасно сохранился благодаря высокому качеству бумаги с водяными знаками, а от досужих глаз — зашифрован. Хранителям пришлось немало потрудиться над переводом и осмыслением тайных знаний Пушкина».

Так, значит, — НЕ легенда? Оказывается, сам поэт признался в существовании тайных «таблиц» в следующих строках (сколько раз я их читал и ни о чем не догадывался):

Когда благому просвещенью
Отдвинем более границ,
Со временем (по расчисленью
Философических таблиц,
Лет чрез пятьсот) дороги, верно,
У нас изменятся безмерно...

Борис Рябухин так и пишет: мол, тут Пушкин открыто заявил...1 Вообще-то отсутствие чувства юмора — тревожный симптом, но читаем дальше (чем дальше в лес...):

«Все знают, что Гоголь сжег второй том «Мертвых душ». А хранители Архива утверждают, что второй том, написанный Гоголем ПО ЗАДАНИЮ (здесь и далее подчеркнуто мной. — А. В.) Пушкина, как предостережение революции начала ХХ века, не сгорел... Якобы второй том «Мертвых душ» разделен Гоголем на части и распечатан в Синодском издании, которое не подвергалось цензуре, В ВИДЕ ПРОПОВЕДЕЙ».

Что-что? Да, вот то самое. Отдышимся и порассуждаем.

Сам Борис Рябухин имеет право думать и писать все, что ему угодно. И таинственные хранители могут утверждать все, что им вздумается. Но ведь и редакция известного литературного журнала имеет свои права. Например, очевидное (даже по российскому законодательству) право НЕ печатать эту чушь.

Или сотрудники ЛИТЕРАТУРНОГО журнала «Юность» хотя бы на миг допускают, что роман может быть распечатан в виде проповедей? Если да, то это называется — профнепригодность.

Ведь одной цитированной выше фразы достаточно, чтобы вежливо, но решительно распрощаться со всеми возможными «хранителями», считающими Пушкина «последним — 32-м Пророком современного вида человека». Но не распрощались.

Напротив: «журнал «Юность» начинает публикацию серии статей о «философических таблицах» Пушкина, надеясь широко обсудить эту версию (версию ЧЕГО? — А. В.) с учеными страны и получить право в 1998 году начать, в числе первых, публикацию оригиналов Тайного Архива Пушкина».

И тут же, в февральском номере, печатается беседа с хранителем тайного Пушкинского архива таганрогским жителем И. М. Рыбкиным (на момент публикации уже умершим):

«Народное самоуправление, которое осуществило казачье государство (какое? — А. В.), в России, по расчетам Пушкина, должно повториться лишь после 1998 года. Вот до этого срока Пушкин и завещал хранить свои научные работы на Дону одному из самых знатных казачьих родов — роду Кутейниковых».

Еще?

«Сам Пушкин называл свой Архив «Златой цепью» — по атеистической абстрактной модели Космоса, или модели Мироздания, разработанной им».

Продолжим?

«Над точным прочтением зашифрованного текста и работали хранители с момента передачи материалов, с 1829 года».

Представьте картинку: с 1829 по 1837 год, еще при живом Пушкине, таинственные хранители вместо того, чтобы конфиденциально связаться с автором абстрактной модели Космоса, старательно расшифровывали его «свитки», к которым тот почему-то не оставил ключа.

«Иван Константинович Морозов (купец. — А. В.) долгое время был ведущим архива. Особенно велика его заслуга в том, что он, опираясь на модели А. С. Пушкина, определил истинного руководителя будущей (1917 года) революции в России и заботился о его просвещении в области ритмов жизни общества!»

Запомним: купец И. К. Морозов просвещал Ленина, «работал» с ним2. А с Горбачевым никто не «работал», и поэтому он, непросвещенный, провалил свою перестройку. Нет, это не новый роман Владимира Шарова или Виктора Пелевина. Это подается всерьез.

«Русская классическая математика берет свое начало от А. С. Пушкина, который в начале ХIХ столетия ВОЗГЛАВИЛ не только литературу, музыку (? — А. В.), живопись (? — А. В.), но и науки... Русская математика — это абстрактное выражение законов природы, или наука о законах природы, или... законы природы».

Не кажется ли вам, что некоторые лексические и грамматические особенности приведенных выше фраз свидетельствуют о таких, как бы поизящнее выразиться, особенностях психики говорящего, которые ставят под сомнение вообще ВСЕ, что может излиться из его уст? Текст этой беседы с И. М. Рыбкиным подписан в конце тремя фамилиями — Елена Мирзоян, Константин Куликов, Иван Ольшанский. Этими же фамилиями подписана следующая статья — «Восстань, пророк, и виждь, и внемли...» в мартовском номере «Юности». Почитаем и ее.

«Космос вершит судьбы людей, творит законы жизни, а ведают ими Пророки, в числе которых — А. С. Пушкин. Он владел сводом знаний, важных для всего Человечества, которые он и завещал хранить и обнародовать — к тому времени, когда они будут более всего нужны нашему народу, — в канун очередной социальной революции 1998 года. Пророки заявляют о себе каждые 628 лет — таков цикл ведущей роли народов мира...»

«Цикл ведущей роли народов мира...» Три автора-популяризатора владеют словом не лучше хранителя И. М. Рыбкина.

«Что оставил А. С. Пушкин? Символ-Круг с двумя стрелками на средней точке и пять законов Космоса в словесном выражении... По Пушкину, в Космосе нет пространства и времени. А только Вечное движение по кругу по часовой и против часовой стрелки, в сумме равное нулю. Отсюда вытекают другие законы, например — закон равенства противоположностей, на котором основано много других закономерностей. Второй закон — о четырех фазах развития особи. Например, мужское и женское в первом порядке может быть принято за Особь...»

Что тут скажешь... Особь так Особь.

Продолжение последовало в майском номере — статья тех же авторов «Космическая математика А. С. Пушкина».

«Математика Пушкина открыла огромные перспективы в изучении жизни и социальных явлений... Пушкин-Пророк определил исходный и конечный ритмы, порядки природных и социальных явлений. Эта закономерность ритмов отражена в пушкинской «философической таблице» — Таблице порядков жизни Человечества».

Или:

«Экономическая революция нашей общественной цивилизации 1920 года (? — А. В.) повторяет революцию 1292 года (? — А. В.) и повторится в 2548 году (? — А. В.)».

Пусть читатели простят меня за мои занудные вопросительные знаки, но слов у меня просто нет.

«Но кто будет руководителем революции 1998 года?»

Хороший вопрос. А вот ответ:

«Если обратиться к циклу общественной революции, равному 628 годам, то увидим, что характеристику лидера надо искать в истории революции 1370 года — а это, как мы знаем, торжество Руси над «татаро-монгольским игом», в первую очередь — освобождение от экономического влияния Орды. Бесспорный лидер того периода — Дмитрий Донской... И лидер нашей революции 1998 года по смене частного управления на общественное будет, возможно (значит, все-таки не точно? — А. В.), по своим качествам и внешности (! — А. В.) похож на Дмитрия Донского».

Мысль, что это — пародия, была мной отброшена сразу. Пародию не растягивают на четыре номера.

Может быть, это оппозиционно-революционный пафос соблазнил сотрудников «Юности»? Как знать. А в то же время не могу себе представить, чтобы главный редактор оппозиционно-патриотического журнала «Наш современник» Станислав Куняев, уж как бы к нему ни относиться, купился на такую туфту.

Загадочная история. Но что-то такое брезжит... Ведь все напечатанное в журнале «Юность» не более безумно, чем откровения Марии-Дэви Христос или учение Аум Синрикё. Да и дата грядущего социального светопреставления уже назначена — 14 сентября будущего года. Может быть, через некоторое время мы прочтем в газетах о подвигах новой секты Пушкина-Пророка? Почему — нет?

Да, чуть не забыл. Статьи в «Юности» сопровождаются таблицами и схемами, явно не пушкинской рукой черченными. Из этих картинок приведу одну, но самую трогательную. Вот она:

 

 





Версия для печати