Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 11

Варианты реорганизации сельскохозяйственных предприятий. М. “Энциклопедия российских деревень”. 1997. 147 стр

Варианты реорганизации сельскохозяйственных предприятий. М. “Энциклопедия российских деревень”. 1997. 147 стр.

 

Столь “специфически прикладное” название этой брошюры, думаю, не отпугнет, а напротив, привлечет внимание именно того читателя, на кого она и рассчитана, — крепкого деревенского хозяина. Вспоминаю одного толкового председателя колхоза, который пару лет назад жаловался мне на то, что у него “голова идет кругом” от всех этих новомодных аббревиатур — АОЗТ (акционерное общество закрытого типа), ООО (общество с ограниченной ответственностью), СПК (сельскохозяйственный производственный кооператив), ТНВ (товарищество на вере), ТОО (товарищество с ограниченной ответственностью)... Кивнув на пачку рекомендательных материалов, которыми был завален его рабочий стол, он сказал:

— Можно, конечно, разобраться в типах предприятий и схемах их реорганизации. Но как выбрать вариант и сделать это у себя в колхозе, не представляю! Ту, понимаешь, наглядность нужна. Всегда неплохо выслушать добрый совет — допустим, при перестройке своего дома, но все-таки лучше посмотреть, как это сделал твой сосед.

Теперь, после выхода брошюры в свет, у сельских практиков-реформаторов такая возможность появилась (если до них дойдет это полезное издание с весьма невеликим тиражом в 3000 экземпляров). Они смогут не только детально разобраться в том, “как это сделал сосед”, но и выбрать модель реформирования, познакомиться с предстартовыми условиями и результатами преобразований в хозйствах разной специализации. Отмечу, что примерами служат типичные российские хозяйства в типичных (и отнюдь не тепличных!) экономических условиях. Добавлю: ему, читателю, предлагается не научный труд, а популярное, доходчивое изложение историй реорганизации сельхозпредприятий в семи областях России, а значит, при широкой географии и аудитория у этого издания может быть весьма разнообразной.

Вообще проблема преобразования наших сельскохозяйственных предприятий всегда упиралась и упирается в предубеждение (а то и наукообразный постулат), будто наша деревня не поддается никакой реорганизаци. В последние годы на этот счет было предостаточно разговоров, начиная от утверждений, что, мол, общинный, мирской характер нашего села наилучшим образом выражен в колхозной форме хозяйствования, и кончая заклинаниями аграрников-консерваторов, что селу нужна только финансовая помощь государства и никакие другие меры его не спасут. Иными словами, внутренние резервы российской деревни исчерпаны, а значит, менять ничего не надо.

“Надо!” — возражают авторы брошюры. И описанием опыта реорганизованных хозяйств блестяще доказывают: наша деревня умна и талантлива в выборе новых форм хозяйствования на земле, в ней немало лидеров, способных возглавить реформы на местах. Собственно, самый главный вопрос для таких хозяйственников-практиков вот в чем: как найти свой путь выхода из общего кризиса? Внимательный читатель брошюры легко уяснит: у нынешних сельских собственников есть возможность выбрать один из трех типов экономических отношений. Это: самостоятельно использовать свою земельную долю и имущественный пай — и стать фермером или предпринимателем- частником; передать землю по договору в аренду и ждать дивидендов или внести свой пай в уставной капитал и работать либо по найму, либо в качестве собственника-компаньона — тогда создаются АОЗТ, ТНВ или ООО; передать часть своего имущества в обслуживающий кооператив, что перспективно для развития личных подсобных хозяйств. Отсюда и типы реорганизации — преобразование, выделение, разделение, слияние, присоединение и, наконец, ликвидация (банкротство).

В принципе, схема достаточно проста. Но в то же время неимоверно сложна для реализации, поскольку нет и не может быть единой для всей России модели реформирования — она уникальна для каждого хозяйства. И ценность раскрытого в брошюре опыта как в анализе практики реформирования сельхозпредприятий, сравнении результатов, так и в тщательном разборе “полетов” — допущенных просчетов и неудач. К тому же деревня наша многолика в ней наряду с предприимчивостью, проницательным умом соседствуют косность, пассивность, надежда на авось да небось, привычка к тоталитарному типу руководства. Этой стороне дела в брошюре также уделено достаточно внимания: почему люди тяжелы на подъем, что их пугает при реорганизации производства, кто и как способен увлечь их идеей обновления.

“Мы должны разделиться, чтобы объединиться”, и “мы должны объединиться, чтобы выделиться”, — вот, собственно, в чем суть реформ на селе. Но в отличие от застарелой нашей болезни “смены вывесок”, обрекавшей на неудачу все прежние кампании по реорганизации сельского хозяйства, нынешние реформы опираются на права собственности (земельную долю и имущественный пай) и свободу выбора в способах их использования. От деклараций до практического осуществления этих прав и свобод — “дистанция огромного размера”. Не всякий крестьянин решится пройти ее самостоятельно. Тут надо быть готовым и к трудной борьбе, и к изматывающей, необъятной работе, и к поиску нестандартных решений. Ничуть не скрывая неприглядных сторон “реформ по-русски”, брошюра дает и руководителю хозяйства, и фермеру, и рядовому члену акционерного общества, и сельскохозяйственному кооператору дельные советы насчет того, как не попасть в “законодательную ловушку” (а их у нас и по глупости, и по чиновничьей хитрости напридумано предостаточно), что такое “правовое сознание реформатора”, какова стратегия выживания в теперешних условиях, каким образом можно наладить взаимовыгодные отношения с местной сельской администрацией. И наконец — что делат разумный хозяин после удачных и неудачных преобразований.

Опыт тех, кто уже нашел свой выход из кризиса, поистине бесценен и свидетельствует: село наше преображается, все увереннее ставит свой воз на рыночную колею. Кстати, тот самый председатель, о котором я упомянул в самом начале, создал в Мордовии “фермерский колхоз” из владельцев 18 крепких крестьянских хозяйств, которую арендуют земли у своих односельчан, выплачивают им дивиденды зерном и мясом, а механизаторам по найму — твердую зарплату. Без копейки государственных денег, только на свои средства члены этого товарищества крестьянских хозяйств реконструировали сельскую школу, построили медпункт, продовольственный магазин. Выходит, ухватистый председатель что-то, возможно, и подсмотрел у соседей, но больше похоже, что сам сориентировался. И если наша деревня будет побольше думать-кумекать да читать толковые брошюры и книги, да пробовать себя, да сама решать, как ей жить, вот тогда-то наверняка все меньше будет веры тем, кто до сих пор в нее, в деревню, не верит.

Юрий Говорухин.





Версия для печати