Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 1

Я купил двух горлиц

стихи

ЮРИЙ КУБЛАНОВСКИЙ

*

Я КУПИЛ ДВУХ ГОРЛИЦ

Зимовье

                                              Е. М.

Твой голос с хрипотцой от курева
любую ссору подытожит.
Кто уголком таким же Дурова,
как наш с тобой, похвастать может?

...Идешь ли на неиссякающий
источник лесом и дворами,
глядим ли на перегорающий
экран с худыми новостями,

бежит ли пес, всесильной лапою
снежок колючий загребая,
крадется ль кот бесшумной сапою -
жизнь, в общем, хороша любая;

особенно под ветхой кровлею
вконец запущенного дома,
то бишь отчизны обескровленной
с песком миров до окоема.

1996.

Московский романс

Порт пяти неизвестных морей,
ставший каждому россу в обузу.
Это ты за гармошкой дверей
с остановки отчалила к вузу.

И хурма на одном из лотков,
привезенная дядькой из Крыма,
с огурцами персидских платков
золотистой окраской сравнима.

...В эту зиму по белой траве
научился бесшумно бродить я,
всё тасуя в своей голове
недомолвки твои и открытья.

Говори, говори, говори,
почему была столь тороплива,
почему от зари до зари
в горле горлица спит сиротливо?

Не хмелеть бы на первом глотке,
соглашаясь с любой небылицей,
а подольше побыть на катке
и потом помечтать над страницей.

Повернем-ка, мой ангел, назад,
чуть не в детства ангину и смуту,
чтобы стало как раз в аккурат
торопить дорогую минуту.

Крым

(по памяти)

...Там фосфоресцирует космос открытый
и с ним породненный прибой басовитый.

Под ситцем, готовым ожог холодить,
разлучниц тела не успели остыть.

Лабает с братвой безымянной джазбанды
небритый пахан на свету танцверанды,

то голову в плечи, то весь напоказ,
всю утварь ударных задействовав враз.

Зловеще, щемяще, таинственно, чудно
с иудиным цветом сошлись обоюдно

колючие розы в сплетенье срамном,
не ведая тоже, что будет потом.

* *

*

Помнишь - вроде котлована
капище в грозу,
в память Максимилиана
первую слезу...

Максимилиан Волошин,
киммерийский жрец,
сердоликовых горошин
любодей-истец.

Сколь с мешком из-под картошки
схож его хитон,
по вискам волос сережки
треплет аквилон.

...Ели крабов, крыли власти,
по лбу шла тесьма.
За столом кипели страсти
странные весьма.

На любительском спектакле
бесконечном том
как не спутать было паклю
с золотым руном?

И никто не знал, совея
от избытка муз:
Феодосия - Вандея,
столп - а не искус.





Версия для печати