Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1997, 1

До свидания, алфавит

стихи

ТАТЬЯНА БЕК

*

ДО СВИДАНИЯ, АЛФАВИТ

 

* *
*

Я любила тебя намного сильней, чем надо.
Как русалка, как дура, как кто незнамо...
Я летела к тебе сквозь дрожь твоего палисада,
Как стрела... А там оказалась яма,

 

Яр предательский, злая дыра, воронка.
О, зачем я,

отвергнутая, злословлю? Я тебя любила, как брата и как ребенка.
Как отца, наконец... Но я не ходила на ловлю,

 

На охоту (коварство хищное было мне мерзко!) —
И капкан не ставила:

сильной любви в силках ли Выражаться? В клетку была твоя занавеска,
А из крана ночью, как слезы, капали капли, —

 

И мне было жалко тебя в связи с любой незадачей
И хотелось укрыть, заслонить, перешить, исправить.
Я любила слишком, что значило быть незрячей
И пускать на ветер иную любовь и память.

 

Проклинаю как порчу, бегу от тебя, но спиною: пячусь.
Перерезала нить, но, пятясь, хочу наглядеться...
И гоню ужасные мысли: мол, переиначусь,
Изменюсь, нальюсь новизной — и тебе никуда не деться.

 

Нет, нет, нет! Ухожу от тебя навеки.
Ненавижу ямы твои, буераки, овраги, пещеры.
...Я отныне вольна не топиться весной в Онеге
И смертельно бояться себя за отсутствие чувства меры.

 

 

* *
*

Не думая о месте и о пользе,
Я выскочила прочь из колеи...
— Вас больше нет! Вас не бывало вовсе,
Кумиры сотворенные мои.

 

Стекло промыто — и сияют краски,
И спесь ликует, и повержен миф...
— Прощайте! Я служила вам по-рабски,
За что и ненавижу — разлюбив.

 

Я вечно шла на глупость и на дыбу,
Но вдруг очнулась, обнаружив,

что (Мои приветы — Фрейду и Эдипу)
Больная страсть пуста, как решето,

 

Темна, необоюдна, безутешна...
Я

вас любила (вы же назубок Все помните!) “так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог”. ...Но отвернулся Бог.

 

* *
*

Я с руки накормлю котенка,
И цветы полью из ведра,
И услышу удары гонга...
— До свидания. Мне пора.

 

Разучилась писать по-русски
И соленым словцом блистать:
Рыбы, раковины, моллюски —
Собеседники мне под стать.

 

Нахлобучу верблюжий капор,
Опрокину хмельной стакан.
— До свидания, Божий табор.
Я была из твоих цыган.

 

И уже по дороге к Лете
Ветер северный обниму
(Слепоглухонемые дети
Так — играючи — любят тьму).

 

— Сколь нарядны Твои отрепья,
Как светло фонари зажглись,
Как привольно текут деревья,
Наводняя собою высь!

 

Звуков мало и знаков мало —
Стихотворная строчка спит...
Я истаяла. Я устала.
— До свидания, алфавит.

 

* *
*

Что же ты! Лети, не труся,
Ввысь и напролом —
С потрохами пропадая
Между туч и книг...


“Паче снега убелюся”, —
Как гласит псалом.
“Стала злая и седая”, —
Как сказал дневник.

 

Кончилось тысячелетье,
Охлестнув лозой.
— Кончено! Конец! Кончина! —
Розга — кнут — ремень.
Все равно. Бежать из клети,
Вымыться слезой,
Напоследок беспричинно
Расцвести, как пень.

 

Сошка мелкая в таблице —
Вычеркнута прочь.
Но жила же я, была же
В струях дождевых.
...И не думаю топиться
Или яд толочь.
Волею судьбы и блажи
Я живу в живых.

 

* *
*

Прелесть утратила и сноровку,
Но не отчаялась до поры, —
Так черепаха тянет головку
Нежную — из роговой коры:

 

Из торжества омертвелых клеток...
Лежа

на берегу крутом, Я улыбнусь тебе напоследок
Любящим и безвольным ртом.

 





Версия для печати