Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1996, 7

На букву "Б", или Не лежи "кверху брюхом"

НА БУКВУ «Б», ИЛИ НЕ ЛЕЖИ «КВЕРХУ БРЮХОМ»

 

Б. Г. Федоров. Англо-русский банковский энциклопедический словарь. СПб. «Лимбус Пресс». 1995. 482 стр.

 

Сияющее лицо Бориса Федорова на суперобложке обещает нам что-то приятное. Этот справочник я заметил на прилавке Московского Дома книги, что на Новом Арбате. На обороте супера сообщается, что этот «уникальный самый подробный валютно-кредитный словарь написан самым необычным автором». Короткая аннотация заканчивается игривой приманкой — «несерьезные люди могут проходить мимо».

Автор этих строк — человек, без сомнения, несерьезный, в финансовых делах, как говорил Зощенко, «маломыслящий». Тем не менее я приобрел словарь для своего приятеля-бизнесмена. Забегая вперед, скажу, что приятель уже купил книгу в другом магазине, но мне не пришлось жалеть, что впустую потратил деньги. Для меня, дилетанта, этот специфический словарь оказался занимательным чтивом, я полистываю его в часы досуга.

Передо мной открылся живой, переменчивый мир риска, азарта, мир искрометных взлетов и ужасных падений. Обнажилась мускулатура деловой жизни, причем мускулатура эта частенько облечена в пестрые одежки банковского сленга.

Я раскрыл книгу на букве «Б», с одной стороны, случайно, с другой, — как оказалось, вполне уместно, так как именно здесь сосредоточена терминология с коренным словом «банк». Банков упомянуто великое множество, все они снабжены краткой исторической и деловой характеристикой.

Так как в наши дни всех тянет к «чернухе», я с живым интересом изучил целый блок с общим нарицательным названием «черная пятница» — о резких напрягах на рынках финансов. Оказалось, что «черными» в разные годы и в разных странах были и понедельник, и среда, и четверг, и, само собой разумеется, пятница. А всю «черную неделю» (отмечаю это с особой гордостью) дополнил именно наш «черный вторник» 11 октября 1994 года.

История, география, персоналия — по две-три строки в каждой статье — все это оживляет сухие цифры. Скажем, краткое повествование о «Банко Амброзиано»: «Один из крупнейших частных банков Италии, тесно связанный с Ватиканом и масонами; в 1982 г. обанкротился с долгами в 450 миллионов долларов, а его председатель Роберто Кальви был найден повешенным под мостом в Лондоне». Чем не маленький криминальный роман? Прямо на тему банковской жизни современной России.

Я уже упоминал о сленге. Вот где особенно явно проступает бойкий пульс этой действительности. И «быки», и «медведи» (биржевые игроки), и «голубые пуговицы» (клерки) — специфическая, по-своему колоритная публика; их профессиональные операции (десятки таких операций) описаны кратко и точно.

А словечки типа «брюхом кверху» (belly up — о прогоревшем банке), «на шнурке» (buying on shoestring — почти бесприбыльная операция) или «пузырь» (bubble — вздутая конъюнктура)? Есть даже «Серебряный пузырь» — история аферы миллиардеров братьев Хант, попытавшихся поставить под контроль рынок серебра. Афера лопнула, и Ханты понесли огромные убытки.

Я чуть было не прослезился на словечке «промокашка» (blotter — так еще в недавние времена назывались банковские отчетные книги). Теперь они почти исчезли, их заменили компьютеры. Прощай, «промокашка»!

Словом, я смотрел на это произведение с ностальгической и отчасти литературной точки зрения. Мой приятель-бизнесмен был более деловит. Во-первых, он поведал, что кроме буквы «Б» есть еще целых 25. Терминов же 10 000, и среди них 3000 новых, а многие из них существовали до того только в устной форме. Есть укоренившиеся термины с других языков, например с японского. Кроме того, приложен словарь сокращений и акронимов. И вообще, добавил он, эта книга должна быть на столе у любого бизнесмена, тем более банкира.

В заключение, посмеиваясь, он открыл страницу на «Г» со статьей «Геращенко», которая кончалась так: «По словам специалистов — самый плохой центральный банкир в мире». Приятелю это нравилось, мне не очень. Такие шуточки позволяли себе в далеком прошлом наборщики, вставляя в солидные словари проказливые строки. Стоило ли дважды министру финансов щипать какого-то отставного банкира?

Впрочем, взглянем еще раз на сиятельную улыбку Федорова. Есть, есть в ней что-то проказливое. То ли он говорит: желаю вам всем, господа, не лежать «кверху брюхом», избежать «пузырей» и всей «черной недели», да и «на шнурке» не стоит висеть. То ли убеждает: от всего этого все равно не уйдешь, но не падайте духом, читайте сей труд, господа!

Константин СЕРГИЕНКО.

 

1Сегодняшнее состояние книжной торговли, в частности книгообмена между городами и даже между обеими столицами, таково, что петербургское издание книги Городинского 1994 года в наши руки попало только к концу 1995 года. Приносим извинения читателю за некоторое запоздание этого отклика и за неизбежные повторения подобной ситуации в будущем. — От редакции.

 





Версия для печати