Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1996, 7

КНИЖНАЯ ПОЛКА

(составитель Сергей Костырко)

КНИЖНАЯ ПОЛКА

*

Н. Байтов. Четыре угла. Приключения информации. Рассказы. М. “АРГО-РИСК”. 1995. 18 стр.

Вепсские народные сказки. Составители Н. Ф. Онегина, М. И. Зайцева. Петрозаводск. “Карелия”. 1996. 262 стр. 2000 экз.

А. Волохонский. Анютины грядки. Стихи. Пермь. Издательство Пермского университета. Издание фонда “Юрятин”. 1994. 64 стр. 1000 экз.

Гомеровы гимны. Перевод с древнегреческого Е. Рабинович. М. “Carte Blanche”. 1995. 232 стр. 2000 экз.

Фазиль Искандер. Избранное. Сандро из Чегема. Роман. М. “Терра”. 1996. 10 000 экз. Книга 1 — главы 1 — 16. 536 стр. Книга 2 — главы 17 — 32. 542 стр.

Е. Мнацаканова. Vita breve. Из пяти книг. Избранная лирика. 1965 — 1994. Пермь. Издательство Пермского университета. Издание фонда “Юрятин”. 1994. 117 стр. 1000 экз.

Олег Мраморнов. Когда возмутилась вода. Книга стихотворений. М. “Весть”. 1995. 48 стр. 1000 экз.

Орден Куртуазных Маньеристов. Красная Книга маркизы. Венок на могилу всемирной литературы. Альбом галантной лирики. М. “Александр Севастьянов”. 1995. 304 стр. 3000 экз.

В. Соколов. Избранное. Стихи. М. Экспериментальная типография. 1995. 300 стр. 500 экз.

А. Чехов. Чайка. Репринтное воспроизведение первой публикации. Мелихово. Пущино. ОНТИ ПНЦ РАН. 1995. 48 стр. 1000 экз.

Борис Чичибабин. В стихах и прозе. Харьков. “Фолио” СП “Каравелла”. 1995. 458 стр. 3000 экз.

Видимо, последняя, составленная самим автором для этого издания книга, в которой Чичибабин собрал лучшее, по его мнению, из написанного им. Книга начинается “Мыслями о главном” — своеобразным духовным завещанием поэта. Основной раздел книги “Я родом оттуда” составили стихи, написанные с 1946 по 1993 год. Завершающий книгу раздел “Выбрал сам” включает автобиографию и семь литературно-критических эссе.

В. Шаров. До и во время. Роман. М. “L’Ade d’Homme — Наш дом”. 1995. 318 стр. 3000 экз.

В. Шишков. Хреновинка. Шутейные рассказы и повести. Новосибирск. Книжное издательство. 1996. 384 стр. 20 000 экз.

.

 

В. Брун, М. Тильке. История костюма. От древности до Нового времени. Перевод с немецкого Г. А. Светличной. М. ЭКСМО. 1995. 464 стр. 10 000 экз.

И. А. Есаулов. Категория соборности в русской литературе. Петрозаводск. Издательство Петрозаводского университета. 1995. 288 стр. 3500 экз.

Сергей Есенин в стихах и жизни. Воспоминания современников. Составление, общая редакция Н. И. Шубниковой-Гусевой. М. “Республика”. 592 стр. 15 000 экз.

Ф. Ф. Зелинский. Соперники христианства. Статьи по истории античных религий. Репринтное издание. СПб. “Алетейя” — “Логос-СПб”. 1995. 408 стр. 3000 экз.

История литератур Восточной Европы после второй мировой войны. Том первый. 1945 — 1960 гг. Ответственный редактор В. А. Хорев. М. “Индрик”. 1995. 696 стр. 1000 экз.

Подготовлено Институтом славяноведения и балканистики РАН. Описана история литератур Болгарии (Н. Н. Пономарева), Польши (В. А. Хорев), Чехословакии (С. А. Шерлаимова, Ю. В. Богданов, О. Л. Кириллова), Югославии (Г. Я. Ильина), Венгрии (В. Т. Середа), ГДР (А. А. Гугнин), Румынии (М. В. Фридман), Албании (Т. И. Эйнтрей). Впервые предпринята “попытка осмыслить в масштабах всего региона крайне противоречивый процесс развития национальных литератур в условиях идеологического диктата правящих коммунистических партий, отражение в литературной жизни общественно-политических кризисов 1948, 1956, 1968 гг.” (из аннотации).

Юрий Левин. Комментарии к поэме “Москва — Петушки” Венедикта Ерофеева. Предисловие Хайнрика Пфандля. Грац. М. “Мартис”. 1996. 94 стр. 1000 экз.

Комментарии к поэме, написанные московским семиотиком Юрием Левиным по просьбе австрийского слависта Хайнрика Пфандля для западных читателей.

В. В. Леонтович. История либерализма в России. 1762 — 1914. Перевод с немецкого И. Иловайской. М. “Русский путь” — “Полиграфресурсы”. 1995. 550 стр. 50 000 экз.

Ксения Маршанская. Сон Пьеро. М. “Квадрат-Компания”. 1995. 256 стр. 5000 экз.

Книга о современном театре в новом пока для нас жанре сборника интервью-портретов “нетрадиционных деятелей театрального искусства”. Среди них — Роман Виктюк, Гедиманас Таранда, Сергей Маковецкий, Павел Каплевич (выступающий в этой книге еще и как автор ее дизайна), Светлана Воскресенская, Лев Новиков, Елена Камбурова и другие.

Дмитрий Мережковский. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. Подготовка текста, послесловие М. Ермолаева. М. “Республика”. 1995. 624 стр. 11 000 экз.

Новые безделки. Сборник статей к 60-летию В. Э. Вацуро. Редактор С. И. Панов. В составлении сборника участвовали Е. О. Ларионова, А. Л. Осповат, И. С. Чистова. М. “Новое Литературное Обозрение”. 1995 — 1996. 496 стр. 1200 экз.

В четырех разделах сборника — “Вокруг эпохи Пушкина”, “Вокруг А. С. Пушкина”, “Вокруг текстов А. С. Пушкина”, “Заметки комментаторов” — представлены работы А. Л. Зорина, Е. О. Ларионовой, Л. О. Зайонц, А. И. Рейтблата, А. С. Немзера, В. Ю. Проскуриной, А. М. Пескова, С. А. Фомичева, Р. Д. Тименчика, А. В. Лаврова, А. Л. Осповата, В. А. Мильчиной и других. В конце — библиография научных работ В. Э. Вацуро, составленная О. В. Миллер и содержащая 207 названий.

Василий Селюнин. Капкан на Президента. Составление, вступительная статья А. Нуйкина. М. “Московский рабочий”. 1996. 96 стр. 2000 экз.

Смысл жизни в русской философии. Конец XIX — начало XX века. Составитель В. Г. Безносов. Ответственный редактор А. Ф. Замалеев. СПб. “Наука”. 1995. 382 стр. 3000 экз.

В сборник вошли работы: Н. Я. Грота “Устои нравственной жизни и деятельности”, А. И. Введенского “Условие позволительности веры в смысл жизни”, Н. И. Кареева “Мысли об основах нравственности”, Л. М. Лопатина “Теоретические основы сознательной нравственной жизни”, В. В. Розанова “Цель человеческой жизни”, В. С. Соловьева “Идолы и идеалы”, Е. Н. Трубецкого “Смысл жизни”. Вступительная статья А. Ф. Замалеева, послесловие В. Г. Безносова.

В. С. Соловьев. Оправдание добра. Вступительная статья А. Н. Голубева, Н. В. Коноваловой. М. “Республика”. 1996. 480 стр. 10 500 экз.

Ш. Султанов. Плотин. Единое: творящая сила созерцания. М. “Молодая гвардия”. 1996. 426 стр. 10 000 экз.

Зигмунд Фрейд. Художник и фантазирование. Общая редакция, составление, вступительная статья Р. Ф. Додельцева, К. М. Долгова. М. “Республика”. 1995. 398 стр. 15 000 экз.

Составитель С. Костырко.

.

Нелли Биуль-Зедгинидзе. Литературная критика журнала “Новый мир” А. Т. Твардовского (1958 — 1970 гг.). М. Культурно-просветительский центр “Первопечатник”. 1996. 439 стр.

Генезис. Исследование Н. Биуль-Зедгинидзе было осуществлено как докторская диссертация (под тем же названием). Защита диссертации проходила на факультете славистики Женевского университета в 1992 году. Само исследование было начато в последний год брежневского правления и завершено в эпоху горбачевской “перестройки”. Исследовательница, в частности, взяла в 1985 — 1986 годах множество интервью у бывших сотрудников и авторов “Нового мира” Твардовского, в частности у А. Берзер, Г. Владимова, В. Войновича, Б. Закса, Л. Копелева, С. Маркиша, В. Некрасова, К. Озеровой, Р. Орловой, Е. Ржевской, Е. Эткинда, Л. Аннинского, В. Максимова, Б. Окуджавы, Л. Карпинского. Со страниц книги автор выражает особую признательность Игорю Виноградову, Юрию Буртину и Андрею Синявскому за непосредственное участие и помощь в создании настоящей работы (в которой они являются и главными персонажами). Диссертация публикуется без существенных изменений, не указанным, но, видимо, достаточно скромным тиражом.

Структура. Введение повествует о “Новом мире” и его литературной критике в общественно-литературном процессе 50 — 60-х годов. Глава первая посвящена общим идейно-эстетическим рамкам и характеристикам литературной критики “Нового мира”. Вторая глава называется “Творчество В. Я. Лакшина”. В свою очередь, она разделена на две части, соответствующие “первому” и “второму” периодам его творчества, попросту — до 1964 года и после него. Обзор проблематики позднейших статей Лакшина также подразделяется на ряд подглавок, названия которых имеет смысл привести: “Неформальная опора на марксизм-ленинизм”, “Неадекватность критического анализа”, “Характер защиты позиций └Нового мира””, “Вопрос о мере исторических компромиссов, поднимаемый Лакшиным в статьях 1967 — 1968 гг., и три эпизода из реальной истории журнала”. Глава третья посвящена работам Юрия Буртина и подразделяется соответственно на общую характеристику творчества и анализ его научной публицистики, работ по деревенской проблематике и его литературной полемики. Героем четвертой главы является Игорь Виноградов. Его новомирский период также разделяется на два принципиальных этапа, затем дается характеристика “дальнейшей эволюции творчества”. Глава пятая — о публикациях Андрея Синявского, подглавки — “А. Синявский и А. Терц. Постановка исследовательских задач”, “Ориентиры и концепция искусства поэзии”, “Содержательные критерии в подходе Синявского к анализу поэзии молодых”, “Конкретный художественно-эстетический анализ в статьях Синявского”, “Мастерство иронии и публицистическая направленность критики Синявского в разоблачительных остросатирических рецензиях”. Каждая из персональных глав начинается с биографической справки о том или ином критике, справки поневоле краткой, но незаменимой — ни в каком другом справочнике об этих авторах все равно больше не прочтешь. В шестой главе подводятся итоги исследования и характеризуется творчество Лакшина, Буртина, Виноградова, Синявского в контексте остальной критики “Нового мира”. Дальше идут не менее интересные приложения. “Общий тематический и структурный портрет критико-библиографического отдела журнала “Новый мир” А. Т. Твардовского 50 — 60-х гг.” включает в себя информацию об административной структуре тогдашнего отдела критики, распределении обязанностей, производственном процессе, жанрах и стилях критических работ, авторском составе и проч. Проанализирована частота публикаций тех или иных авторов, процентное соотношение положительных и отрицательных рецензий. Второе приложение посвящено взаимоотношениям журнала “Новый мир” с читателями, исследуется динамика тиражей, читательский контингент. Книга завершается обширными примечаниями и указателем имен.

Стиль. Стиль, как теперь любят говорить, адекватный. Все-таки это диссертация, не журнальная статья.

Концепция. Несомненные симпатии исследователя по отношению к “Новому миру” эпохи Твардовского нисколько не мешают почти медицинской беспощадности анализа конкретных текстов и ситуаций, жесткости формулировок. Вот, например, характерный фрагмент: “Как член редколлегии, заведующий отделом критики “Нового мира”, Лакшин считал, по-видимому, что лучшим средством защиты идейной линии журнала, его литературной политики является доказательство лояльности журнала по отношению к советской власти, на что и делается основной упор в рассмотренных работах. Главным элементом отстаивания Лакшиным новомирских произведений становилось поэтому тщательное оснащение своей литературно-критической аргументации цитатами из Маркса и Ленина. Но при этом нельзя не подчеркнуть и то, что отстаивание коммунистических идеалов не было для критика только формальным, тактическим, но соответствовало его подлинным убеждениям. Отсюда — неадекватность его критических анализов, прикладной характер его литературной критики (там, где он имеет дело с произведениями художников иного миросозерцания /курсив здесь и ниже мой. — А. В./), которая не является самостоятельным инструментом исследования литературного процесса, а подчинена публицистическим задачам, связанным с конъюнктурой времени и характером осознания критиком своих обязанностей журнального деятеля”. Это противоречие между намерениями автора(ов) журнала и идеологической (цензурной) ситуацией, противоречие, разрешающееся так или иначе вынужденной или добровольной неадекватностью суждений, является в книге Н. Биуль-Зедгинидзе своего рода ключом к более обширной проблеме. Анализируя критические отклики на “Один день Ивана Денисовича”, исследовательница обнаруживает, что объективно-исторически советские сталинисты и западные антикоммунисты “были гораздо ближе в те годы к пониманию действительного содержания повести Солженицына, нежели “марксисты-идеалисты” Карякин и Лакшин”. Это почти вплотную подводит Н. Биуль - Зедгинидзе к необходимости четкого отделения действительных заслуг новомирских критиков эпохи Твардовского от “перестроечного” мифологизирования по этому поводу.

Внутренние противоречия. Пока исследовательница анализирует конкретные тексты конкретных новомирских авторов, идет от факта к обобщению, ее взгляд трезв, подходы жестки, объективны. Когда же приходит пора обобщать, подводить итоги, она оказывается в плену “перестроечных” штампов, которые, кстати, опровергаются ее же конкретными наблюдениями, сделанными на предшествующих страницах.

“Все эти факторы, — пишет автор, — позволяют нам рассматривать литературную критику “Нового мира” как один из важнейших, главных духовных источников тех идей, умонастроений, поисков и устремлений, которые определяют собою наиболее существенные и перспективные тенденции сегодняшней духовной и культурной жизни России”. Но как раз факты, разборы, сведения, приведенные на страницах исследования, рисуют куда более сложную и противоречивую картину. Это дает нам право относиться к последним, “глобальным” выводам исследования как к ритуальным фразам, подобным неизбежным ссылкам на Маркса — Энгельса — Ленина в многочисленных работах советского периода.

Пробелы. Невозможно говорить о критике “Нового мира”, да и вообще о подцензурной советской критике, не затрагивая проблему аллюзий. Исследовательница, конечно, упоминает их в роли приема, часто применявшегося новомирскими авторами. Но проблема тут гораздо глубже. Использование русской дореволюционной истории в качестве материала для актуальных аллюзий, для отсылок читателя к истории советской приводило к тому, что русская история ХIХ — начала ХХ века как бы лишалась тем самым собственной проблематики, собственного содержания. Историческая реальность превращалась в какой-то гигантский эвфемизм. Решая одну прикладную задачу — просвещать и ориентировать массового читателя относительно лица современности, одновременно этого же читателя дезориентировали в его родной истории. Пусть каждый сам взвесит, где тут большее, а где меньшее из зол.

Итоги. Книга представляется мне объективным (но, естественно, не беспристрастным) исследованием. Разумеется, многие авторские суждения вызовут у иных читателей массу несогласий и возражений. Но независимо от оценок и интерпретаций, присутствующих в книге, она является незаменимым и по-своему уникальным информационно-справочным изданием по истории “Нового мира” и шире — по истории русской журналистики 50 — 60-х годов нашего века.

Андрей Василевский.

 

 

 





Версия для печати