Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1995, 8

Летучая мышь и другие

стихи


ВЛАДИМИР ГОЛОВАНОВ

*

ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ И ДРУГИЕ

 

Русский романс

Уж снега почти не осталось,
Народ воробьиный галдит,
Проезжая девушка Старость
В горящую печку глядит.

И думает: этой весною,
Покуда ручьи холодны,
Пойду запишусь крепостною
К помещику этой страны.

Вначале прикинусь актриской
С девическим злым голоском,
А после — и тихой и близкой —
Во флигель войду босиком.

И, если удастся прокрасться,
Ему — удила закусить...
Ему это дорого дастся,
А дешево — шапку сносить.

Смотаю его патронташи,
Борзых по оврагам сморю,
А ночи, в слезах довенчавши,
Допразднуют свадьбу мою.

И чашу, что выпить нам вместе,
По самые губы нальют...
И он проворонит поместье,
А прах воробьи расклюют.

 

Памяти Лермонтова

Я не вижу смысла
В этой жить стране,
Надо жить на солнце
Или на луне.
На далеких звездах
Или под травой,
Если провалиться
Вместе со страной.
Где печальный карлик —
Тоже скорбный раб —
Выпил горький шкалик
И совсем ослаб,
Чтоб не видеть больше
Ложь и снова ложь,
Горше все и горше,
А потом умрешь.
Но не тою смертью,
Где спокоен сон, —
Той же круговертью
Этих же времен.
Мглой бесчеловечной
С хрустом сапогов,
Памятью увечной
В крошеве мозгов.
Не отпустит братство
Братца-мертвеца.
Рабство, рабство, рабство,
Рабство без конца.

* *
*

Летучая мышь позвонит в колокольчик
И тут же послушает отзвук вдали.
И тут же в столицу на междусобойчик
Несутся вампиры, летят упыри.

И в за полночь мглы в декорации дикой
Каких-то своих грановитых палат
Без устали сёрбают чай с костяникой
И липкие лапы суют в мармелад.

Бесшумно шарахаясь хордами крыльев,
Разносит записки летучая мышь.
Раздеты упырки без жестов насильных,
Заплеваны статуи в мраморе ниш.

Об стенку прижатую давят ведьмачку,
Стараясь, чтоб был растопыр не крестом, —
Силком надевают балетную пачку —
Ведьмачка танцует и вертит хвостом.

В насмешках вся ночь над рассветом нескорым,
А в три — построенье и смотр всех родов.
И люстры шарахнутся грохнувшим хором
Дробиться в перины под смрадом задов.

Наутро блаженство покоя наступит:
Вот было без крови, а как хорошо!
Но этим минетчица зуб не затупит,
И ту темноту не заменит крюшон.

И около ведер с остатками мыла,
Которыми мылил промежности хряк,
Какая-то дама цветок обронила,
И стебель зеленый обвис и обмяк...

А мистики будут наутро встречаться,
Читая газеты, смакуя отчет.
Газета придет, позовет домочадца,
В глаза поцелует, в духовке спечет.

 

 

* *
*

По Далю — “сдырдиться”...
Представить жутко,
Но это всех постигло в этой стране.
(Не всех, а многих, не только здесь, а вообще — сдырдиться.)

Объяснение слову —
Умереть без покаяния.

И сколько же, сколько
Миллионов людей этой страны
Сдырдились?!

Какая тоска
И какой безымянный позор.

Но Бог нас простит,
Он особенно любит Россию.
Сначала Израиль избрал,
А теперь вот и нас!

 

 

 



Версия для печати