Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1995, 8

И шелестят нестройные оливы

стихи


ИЛЬЯ ДАДАШИДЗЕ

*

И ШЕЛЕСТЯТ НЕСТРОЙНЫЕ ОЛИВЫ

 

* *
*

Ах, эти пейзажи в стихах хороши, а на деле
Глазам примелькались. И, право, душа безразлична
К сквозным перелескам, где кроны уже облетели,
К угрюмым станицам, что тянутся к югу привычно.

Ах, это стихам подобает: рыданья и плачи
Дождя за стеною и жалобы ветра ночного.
Все это метафоры, все это в жизни иначе —
Страшнее и проще, без выдумок праздного слова.

Ах, это в стихах интересно: разлад и разруха
Осенней природы, где глина плывет под ногами,
Где бьется в стекло, обезумев, последняя муха,
Где поздно светает и рано темнеет над нами.

 

 

 

Сад

Э. К.

Тоску, нехватку воздуха, разлад
Души с больничным бытом, дух карболки
Не превозмочь, когда б не этот сад,
Где сдвоенные сыплются иголки.

Там дотемна не молкнет птичий грай
И шелестят нестройные оливы.
Эдем мой бедный, мой невзрачный рай,
Но все равно блаженный и счастливый!

О, Господи! Я ко всему готов.
Спасибо, что могу без слез и горя
Глядеть, не тратя напоследок слов,
На этот сад и дальше — кромку моря.

Там ветер спорит с рябью ледяной
И гаснет день в беспамятстве привычном.
И жизнь моя на ниточке шальной
На сквозняке качается больничном.

 

 

Воспоминания о Язоне

Полуночного ветра сырая струна,
Причитанья дождя до рассвета.
Вот он, сумрачный край Золотого руна,
Малярийное царство Аэта.

Как пустынно вокруг. Ни огня, ни звезды —
Только волны идут исступленно.
И скрежещут впотьмах камыши у воды,
Прорастая, как зубы дракона.

Обезлюдел простор. Аргонавты ушли.
Миновали века торопливо.
Только холодом веет от стылой земли,
Только сыростью тянет с залива.

Только беженки-сосны шумят на ветру,
Только щепки вонзаются в сушу,
Чтобы сердце твое обескровить к утру
И бессонницей выстудить душу.

Обойди нас, преданья недобрый сюжет.
Нам свои непосильны затеи.
Что стоять за плечами, когда уже нет
Ни Арго, ни руна, ни Медеи.

 



Версия для печати