Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1995, 5

ЗАРУБЕЖНАЯ КНИГА О РОССИИ


ЗАРУБЕЖНАЯ КНИГА О РОССИИ

*

ASMUND BRYNILDSEN. Russland — Europas Bilde. Essays og artikler utvalg og innledning ved Viktor Roddvik. Erasmus. Vidarforlagets Kulturbibliotek. 1994. 230 s.

ОСМУНД БРИНИЛЬДСЕН. Россия — картина Европы.

 

На наш взгляд, не случайно на титуле этой книги рядом оказались два имени: писателя Осмунда Бринильдсена и составителя, автора вступительной статьи — Виктора Роддвика. Принадлежа к разным поколениям (Бринильдсен — 1917 — 1974; Роддвик — его младший современник), эти люди схожи по жизненным принципам, убеждениям, взглядам.

Имя Бринильдсена, известного норвежского прозаика, эссеиста, издателя, переводчика, общественного деятеля, по понятной причине было фактически вычеркнуто из научного и читательского обихода в Советском Союзе: писатель честно и открыто выступал по самым острым, не разрешенным официальной властью вопросам. Его волновали проблемы, связанные с творческой и личной судьбой А. Солженицына, многих правозащитников, преследуемых властями; темы, связанные с историей и судьбой русской православной церкви. Имя Виктора Роддвика, члена Хельсинкского комитета по правам человека в Норвегии, активного участника многих демократических организаций, тесным образом связано с диссидентским движением в России, с тем крылом русской культурной мысли, которое было в оппозиции к коммунистической власти. Роддвик встречался с А. Галичем, В. Буковским, брал интервью у А. Д. Сахарова в годы, когда контакты с опальным академиком были запрещены и за всяким, кто осмеливался нарушить запрет, устанавливалась слежка; был одним из организаторов встречи Сахарова в Норвегии. Но не только общность политических взглядов связывает эти два имени, а в первую очередь — интерес к русской культуре. Бринильдсен был глубоким знатоком русской классической литературы, много писал и о яростном споре славянофилов и западников относительно путей России, видя в этом противоборстве отголоски многих последующих ее трагедий. Автор вступительной статьи знакомит норвежского читателя не только с литературной и общественной позицией Бринильдсена и с его творческой биографией, но и со сложными проблемами русской культуры — литературы, философии, религии.

Книга, в которую вошли статьи писателя, посвященные русской теме (причем многие были ранее опубликованы лишь в периодической печати и малоизвестны, а некоторые публикуются впервые), вызвала большой интерес в Норвегии. Успех книги объясняется, в частности, тем, что для норвежского читателя наступило время более близкого узнавания новой России. На вопросы, вызванные противоречивыми процессами, болезненно и тяжело протекающими в нашей стране, Запад склонен искать ответы прежде всего в культурных традициях России, в ее духовных истоках.

В первый раздел книги включены тексты, посвященные политической тематике. Писатель пытался здесь понять, что представляет из себя Россия коммунистическая и каково ее идейное соприкосновение с Западом. В некотором смысле “Советская Россия была для Бринильдсена зеркалом Запада”, — замечает в предисловии В. Роддвик.

Во второй раздел входят статьи и эссе, посвященные русской литературе: Ф. М. Достоевскому, Л. Н. Толстому, А. П. Чехову, Н. С. Лескову; философским взглядам К. Леонтьева, умственному миру Вл. Соловьева.

Статья о Достоевском представляет собой отклик на известную в Норвегии книгу о нем исследователя русской литературы Эрика Крага, охарактеризованную здесь как “монументальный труд”, на страницах которого автор “при посредничестве Достоевского ведет с читателями разговор об их проблемах, об их поисках, об их cомнениях”. В очерке о Чехове писатель останавливает внимание на особенно полюбившихся ему произведениях, среди которых “Смерть чиновника”, “Попрыгунья”, “Палата номер шесть”, “Три сестры”; основное в них, по Бринильдсену, — “жалость” к человеку и человечеству.

Ряд статей посвящен русской литературе советского периода начиная с М. Горького. Анализируя роман Б. Пастернака “Доктор Живаго”, писатель выходит на главную для него тему, идущую, по его заключению, от Достоевского и Вл. Соловьева: это связь революционной катастрофы в России с утратой глубокого религиозного сознания. Из горькой, кровавой истории нашей страны автор извлекает уроки для Запада. В круг интересов Бринильдсена попала автобиографическая повесть К. Паустовского “Далекие годы”, а также “Тихий Дон” и “Поднятая целина” — в связи со спорами вокруг М. Шолохова.

Четыре текста посвящены Александру Солженицыну, в их числе — подробная творческая биография, характеристика вещей, которые автор причисляет к высшим художественным достижениям писателя (“Один день Ивана Денисовича” и “В круге первом”), и теплый отклик на присуждение Солженицыну Нобелевской премии.

Третий раздел включает работы о русской православной церкви, о философии православия, о традициях медитации в православии, об иконописи (известно, что писатель издал альбом русских икон со своими комментариями).

Слова, сказанные Бринильдсеном о русисте Эрике Краге: “Он открыл многим совершенно новый мир...” — с полным основанием можно отнести и к самому писателю, который, глубоко полюбив Россию и русскую культуру, приблизил их к западной аудитории. Его эссеистика не потеряла актуальности и сегодня, когда многие темы, казалось бы, “проговорены” и уже успели утратить свежесть. Книга появилась в то время, когда уже прошла волна эйфории и, возможно, наступает некоторое взаимное разочарование по ходу более близкого узнавания друг друга Востоком и Западом; однако процесс духовного сближения разных культур, надеемся, еще впереди...

Ирина НИКОЛЬСКАЯ.

Осло (Норвегия).

 



Версия для печати