Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1994, 6

Александр Проханов. Последний солдат империи. Роман

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ. Последний солдат империи. Роман. “Наш современник”, 1993, № 7, 8, 9.1

Лучшее в книге Проханова — ее название.

Но все по порядку.

В литературе иногда бывает так, что ограниченность писателя (я имею в виду ограниченность его творческих возможностей) проявляется наиболее явно не в самых провальных его созданиях, в которых дурно все без исключения — от самого замысла до исполнения, от первоначального творческого импульса до особенностей стиля. Случаются книги, сквозь шаткие конструкции которых виден тем не менее добротный фундамент. Смотришь на него и думаешь: вот этот фундамент, да хорошему строителю, он бы воздвиг не такую сараюшку.

Поясню, чту именно мне просвечивает сквозь новое прохановское сочинение. Попробую пересказать фабулу так, как она видится мне. Итак, происходит все накануне августовского путча 1991 года. Главный герой — Аввакумов, очень ценный специалист, вхожий на самые верха государственной власти, создатель теории “организационного оружия” (то есть нанесение поражения противнику через разрушение или подчинение его государственных и общественных структур). И вот Аввакумов видит, чего не видит почти никто в стране: как идут навстречу друг другу два “подкопа”, два Заговора с большой буквы. Один — заговор американско-цереушно-масонско-... (много еще какой); другой — заговор патриотический, исходящий от руководителей партии и государства, попросту — ГКЧП. По известной терминологии известного конспиролога А. Дугина, заговор “атлантистов” и заговор “евразийцев”. Одни хотят разрушить СССР, другие — спасти державу. При этом Аввакумов не участвует ни в том, ни в другом заговоре. При этом “атлантисты” знают, что Аввакумов про них догадывается, очень ценят его интеллектуальную мощь и все время прибегают к нему домой, чтобы уговорить ехать в Америку насовсем. Но Аввакумов не хочет. Гекачеписты тоже ценят Аввакумова, но ничего ему не предлагают. Аввакумов не сочувствует “атлантистам”, но чувствует, что они победят. Он сочувствует будущим гекачепистам, но чувствует, что они проиграют. При этом космополиты знают про заговор гекачепистов, а гекачеписты знают про заговор космополитов; первые знают, что те тоже знают, а эти знают, что те тоже знают. В конце книги происходит “путч” и побеждают космополиты, потому что они (так уж это выглядит в книге Проханова) подлые, но умные, а патриоты — честные, но не такие умные. А Аввакумов все время коллекционирует бабочек, и делает это хорошо...

Пусть читателя не вводит в заблуждение мой иронический пересказ. Я уверен, что эта схема могла бы лечь в основу настоящего крепкого боевика, международного бестселлера. Причем в этом гипотетическом бестселлере благодаря своевременному вмешательству Аввакумова ГКЧП мог бы и победить. Или хотя бы так: ГКЧП проиграл потому, что неосторожно пренебрег его помощью.

Есть жанр, который на Западе наверняка как-то специально называется: это, так сказать, историко-политический, приключенческо-фантастический роман, в котором соотношение фактов и вымысла зависит исключительно от настроения писателя. Но каким бы это соотношение ни было, никому не придет в голову предъявлять автору счет за несоответствие его построений реальным событиям или общепринятой трактовке этих событий. Например, в одном из западных романов, недавно появившемся на нашем книжном рынке, Гитлер умирает в разгар мировой войны и его заменяют двойником. Ну и что? Такой жанр.

К сожалению, А. Проханов написал на основе вышеприведенной схемы просто политический роман а la Prokhanoff. Более того, он словно напичкан кусками его прежних сочинений о Никарагуа, Афганистане и проч. Точнее — “новыми” кусками, которые не могли войти бы в те “застойные” книги. Мне трудно судить, действительно ли это та правда, которую Проханов не мог высказать при Брежневе, или это нынешнее конъюнктурное договаривание. К счастью, эти фрагменты — будто бы воспоминания Аввакумова о работе за рубежом — даны петитом. Их можно легко пропустить.

О пафосе романа много говорить не приходится — это пафос бессмертной газеты “День” (главный редактор А. Проханов). В этом же духе выдержан и конец романа: Аввакумова убили “демократы”. Забили до смерти на улице. Мораль отсюда вытекает такая: езжай в Америку, пока зовут. Но, по-моему, автор имел в виду что-то другое.

Очевидно только одно: ненависть писателя к “дерьмократам” сильнее желания написать добротную, что называется, читабельную книгу.

Я понимаю, нелепо упрекать Проханова за то, что он не Джон Ле Карре.

Но он даже не Том Клэнси!

Андрей Василевский.





Версия для печати