Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новый Мир 1994, 1

Из архива Вертова

В. М. Магидов

Из архива Вертова

Ни одна из первых работ Вертова в отечественных архивах полностью, в первоначальном монтаже, объеме и оригинале не сохранилась.

Так, от картины “Годовщина революции” (1918 г., фактически первой работы Вертова в кино), первоначально состоявшей из 12 частей общим объемом более 3-х тысяч 500 метров, осталось всего 4 неполных части, включая “Мозг советской России” в объеме всего 922,1 метра. Фактически нет ни одного монтажного кадра второго фильма Вертова — “Бой под Царицином”, созданного на рубеже 1919 — 1920 гг. Это был первый экспериментальный этюд, без надписей, по словам самого Вертова, “предок появившихся впоследствии картин “Киноглаз” и “Человек с киноаппаратом”.

Печальна, точнее трагична судьба другого большого фильма Вертова “История Гражданской войны” (датируется концом 1921 — началом 1922 г.), который состоял из 13 частей. В нашем распоряжении имеются только фрагменты 4-х частей объемом 573,8 метра. Это по нашим подсчетам всего 1/7 от общего объема. Еще в 1934 году Вертову понадобилось разыскать кинодокументы о гражданской войне. Картина “История Гражданской войны” к тому времени оказалась разрозненной, рассортированной под разными названиями по складам, и обнаружить ее полную копию нигде не удалось.

Неудовлетворительное состояние многих выпусков “Киноправды”, этого уникального периодического киноиздания (здесь отсутствуют отдельные кадры, надписи, в целом материал сохранился в плохом техническом состоянии).

Вторая не менее серьезная проблема — это состояние фильмографии Вертова. Один ее вариант, известный по литературе, составлен Елизаветой Игнатьевной Свиловой и был впервые опубликован в книге Н. Абрамова “Дзига Вертов” в 1962 году. Сразу же отметим, что эти фильмографические сведения нуждаются в дополнениях и уточнениях. Так, например, в них не указан ряд фильмов, принадлежавших Вертову: “1 мая в Москве” (1923 г.), “Первый Октябрь без Ильича” (1925 г.).

Наконец, необходимо освободиться от некоторых неясностей по поводу того, с какой работой можно связывать начало Вертова в кино. В фильмографии и в исследованиях, посвященных творчеству Вертова, в качестве первой его работы неизменно указывается “Кинонеделя” (первое советское периодическое киноиздание). Даже простое сопоставление даты прихода Вертова в кино — 28 мая 1918 г. и времени выхода первого выпуска “Кинонедели” 1 июня 1918 г. опровергают эту версию. Действительно, в марте 1919 г. заведующий кинопроизводством Московского кинокомоитета В. Р. Гардин поручил Дзиге Вертову и другим работникам реставрировать первые 35 номеров “Кинонедели”. Поэтому Вертова можно считать одним из создателей второй, реставрированной редакции “Кинонедели”, вернее, определенной части ее выпусков.

Вокруг имени большого художника часто возникают легенды. Создавались они и вокруг имени Вертова. Поэтому столь неоценимы и важны для нас даже крупицы сведений из его биографии.

В одном из фондов Государственного архива Российской Федерации была обнаружена анкета, заполненная непосредственно самим Вертовым1, где он отвечает на ряд вопросов, которые представляют значительный научный и практический интерес. Эта анкета была предназначена для Комиссии по проверке служащих и сотрудников советских учреждений ВЦИК. Она датирована 21 сентября 1918 г.. Вертов в это время уже почти четыре месяца работал в Москинокомитете. В ней он впервые точно называет свое имя и отчество.

Ниже публикуется текст анкеты.

“Вертов (Кауфман) Давид Абелевич.

Кинематографический комитет. Секретарь”.

Сколько получает жалованья? “650 рублей”. (Высшая ставка оператора на уровне Петра Новицкого была примерно 1400 рублей; средняя ставка оператора того времени — примерно 900 — 1000 рублей.)

Имеете ли другие доходы и заработки кроме жалованья? “Не имею”.

Семейное положение — “холостой”.

Сколько часов работаете в день урочно? Сколько — сверхурочно? “Временем работа не ограничена”, — пишет Вертов.

Состояние вашего здоровья. “Хронический плеврит, время от времени обостряется”.

Удовлетворяет ли вас ваша работа в идейном отношении? “Отчасти”.

Пользуетесь ли вы в советских учреждениях обедами, пайками и т. п., и сколь удовлетворительно? “Обедаю в первой советской столовой”.

Пользуетесь ли вы в советских учреждениях духовной пищей — книгами, театрами и т. п.? Если пользуетесь, то насколько удовлетворительно? “Не пользуюсь”.

Кем рекомендованы на службу? “Заведующей отделом кинохроники”.

В литературе несколько абстрактно говорится о политических взглядах Вертова, его воззрениях. Вертов, по крайней мере, в сентябре 1918 года, на вопрос “К какой партии принадлежите, или вы беспартийный?” пишет: “Беспартийный, сочувствую анархистам-индивидуалистам”.

Второй документ, найденный сравнительно недавно, — это схема съемок серии картин под общим названием “Годовщина революции”. Как известно по работам киноведов, фильм “Годовщина революции” вышел на экран в 1918 году. “Схема”, которая содержится в архиве без сопроводительного письма, датируется 22 апреля 1919 года2. Есть какие-то основания предполагать (это прослеживается и в литературе), что фильм появился на экране все-таки не в 1918, а в 1919 году. Но для нас же эта схема важна в ином аспекте. Она дает представление о структуре фильма и его содержании. И мы сейчас можем четко, определенно говорить, что фильм этот состоял из четырех крупных картин.

Первая картина была посвящена февральско-мартовской революции; вторая — октябрьско-ноябрьской революции 1917 года; третья составляла небольшой самостоятельный фильм, который назывался “Мозг Советской России”. Четвертая картина начиналась с вопроса: “Что сделало рабоче-крестьянское правительство за год?” Она состояла из двух частей: первая — “В городе”, вторая — “В деревне”, и эпилога. Заканчивался фильм “Годовщина революции” несколькими фрагментами — борьба Советской России с врагами революции”.

К этой схеме приложена приблизительная смета картины и назван общий метрах (5 тыс. метров). По мнению авторов, картина должна быть изготовлена в количестве не менее 30 экземпляров: 5 экземпляров для Петроградского района, 15 экземпляров для Московского района, 5 экземпляров для остальных районов и провинции и 5 — для заграницы.

Хотелось бы высказать одно пожелание.

Ни одному исследователю-одиночке, да и ни одному отечественному и зарубежному архиву, каким бы авторитетным он не был, не по силам собрать, восстановить кинематографическое наследие Вертова.

Вертов — международное достояние, тем более что многие его фильмы разбросаны по всему миру. В 1945 г. в своем дневнике он с горечью записал: “Мы не храним созданных нами образцов документальной кинематографии. И ждем, чтобы из Уругвая, из научно-исследовательского института, пришло к нам письмо с предложением взять на хранение фильмы Вертова...”

Необходимо создать международный Вертовский центр, одной из важнейших задач которого могло стать собирание, реставрация вертовского кинематографического наследия с учетом его местонахождения в различных странах Европы и Америки. Центр мог бы уделить специальное внимание организации работы по восстановлению первоначального монтажа ряда фильмов Вертова, публикационной деятельности, а также сбору различного рода информации о его фильмах, жизненном пути. Но для этого необходима поддержка и помощь всех кинематографистов мира.

1. ГАРФ, ф. 3524, оп. 1, ед. хр. 30, 22.

2. ГАРФ, ф. 1235, оп. 94, ед. хр. 151, л. 291 — 295.





Версия для печати