Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Юность 2018, 4

Голова к голове

Стихотворения

Документ без названия

 

MUKADDERAT [1]

1

Зайнаб, Рукият, Умму, Фатьма[2]
пророк перебирает дочерние имена
никто не знает, что от тоски погибает
халиф

не спасет тебя, Ибрагим,
тот, что знахарь и что любим
ты останешься здесь один
как

евнух солнечного дворца
пыль бывшей османской империи
рубиновые огни
женских плачущих глаз

Зайнаб, Рукият, Умму, Фатьма
завтра и ты помрешь, Зухра,
ну а пока — спи.

2

грусть женщин из гаремов
ей ни к чему
у Зухры ко всему прочему
руки дрожат на ветру

и Зухру не любил никто
не жалел
не баловал щербетом
на грядущий сон

у Зухры нерожденный сын
замурован в стон
печать грусти
в зеленых глазах

положи голову, Зухра,
не спеша
дай
рас-ска-зать.

3

по узким улочкам Тегерана
бежит Зухра
стопы обнажены
небо предзнаменующее ифтар[3]

в последний день Рамазана

финиковые грозди в руках Ибрагима
(божьи плоды)
мимо проходит женщина

Зухра спотыкается
над головой минареты
запах сушеной сливы
кисловатой степной воды.

4

по улице Пахлеви[4]
(ныне Вали Аср)
идет Зейнаб

он утверждает,
она — копия Шахлы[5]
(той самой — мисс Ирана 1967 года)
до революции и войны

на самом деле,
Зейнаб знает, что он врет
потому что у нее некрасивый нос угловатый рот

сам Джейхун обливается кубиками льда
каждый раз когда снится ему Зухра

он становится злым
и кричит
замолчи, сестра

даже когда Зейнаб молчит.

5

великая невеста пустыни
опустошенная земля твоя
пьет из его стоп

Джейхун
похожий на памятник
медленно передвигает ноги
буду себе одинокий царь бог
умру там где все умирают

думает он и крадется к Пальмире
в шерстяном одеянии
суфий.

6

сириец никогда не увидит Европу
европеец — Сирию
Зухра — детей
вода стекает по тонким запястьям Газаль
Роа (от слова сон) улыбается времени

война закончится — мы вернемся в дома
процветающие
(как доисламский Тегеран)
монументы тысячелетней истории
оживут
сифр[6] — ноль — пустота

война закончится:
сириец увидит Сирию
Зухра — детей.

 

ГОЛОВА К ГОЛОВЕ

Потому что, если мы все под Богом, то на чужой
земле еще и под людским гневом ходим.
                           М. Цветаева

1

Ибрагиму говорят
ты чурка
черный чужой чудак.
«ч» малознакомое в русском языке
из-за таких как ты — говорят ему —
взрывают бомбы
и убивают людей

Ибрагим плачет
молча заходит в дом
у него двое детей
засыпающих на коленях
он просит у Аллаха милости и терпения
хлеба и мира

из-за угла Асра говорит
завтра воскресенье
а про себя:
в чем печаль твоя дорогой
где скрываются твои мысли
в глубокий час смятения

2

в итальянском аэропорту Мусу осматривали трижды
потому что у него борода и чересчур подозрительный вид

Муса тщетно пытался объяснить что он физик
и симпозиум по квантовой механике необходим

что он давно уже не живет по законам Аллаха
он всего лишь шел покурить

Муса не понимает, почему
ему задают вопросы и угрожающе замахиваются дубинкой
в ответ на немое вопрошание
на очки спущенные вниз

тычут в спину:

иди
сохраняй молчание.

3

Зухра не плачь
не смоют слезы горечь твоих дней
пальцы грубеют от труда
терпи Зухра.

для детей
для потомков
для небесной жизни
для.

в расшитый сурами белый платок
Зухра заворачивает деньги.

вот Ахмеду на книги, вот Айтен на новую кофту

Зухра смотрит в потолок
Айтен бережно заворачивает омытое тело матери

в большой белый платок.

4

сиротливо прижимаешься к стене
как Азраил к последнему умирающему

кысмет, Мишари

черными пальцами пересчитываешь монеты

слава Аллаху: абрикосы не пропадут

взваливаешь на плечи деревянные ящики
фрукты в жару быстро гниют

заходишь в дом где огромные черные глаза детей твоих
жадно глядят на еду

на вопрос жены продал ли что-нибудь
молча глотаешь слюну

Юсуф обнимает твои колени и говорит: баба[7]
здравствуй, сынок, отец твой — пустые колосья овса.

5

Мишари, Зухра, Муса, Ибрагим
покачиваясь голова к голове
едут в душном вагоне метро
Ибрагим, Муса, Зухра, Мишари

где ваш дом?

 

СГЛАЗ

1

все чему ты учила меня была любовь
раскатанные лоскуты теста для пахлавы
посыпать орехами пять минут

свет, моя дорогая, не нужен нам
лучше когда темно
я вижу твое лицо

2

мать перебирает узерлик[8] , приговаривая
«за что нам все это»
«сглазили»

сухая трава усыпанная фальшивыми головами
лопающимися если на тебе сглаз
бисмилляхи-р-рахмани р-рахим

три раза вокруг головы
«кто нас сглазил, мы сжигаем его дурной глаз
как святые: запахом будущей могильной земли»

 


[1] Судьба, участь, фатализм или божественное предопределение, в некоторых трактовках: «люди, создающие свою собственную судьбу».

[2] Дочери пророка Мухаммеда.

[3] Разговение, вечерний прием пищи во время месяца Рамадан.

[4] Улица Пахлеви была названа так в честь правящей династии (1925—1979) в 1960 году — до исламской революции. Некоторое время после Революции 1979 года носила имя Мохаммада Мосаддыка. Затем появилось нынешнее наименование Вали Аср.

[5] Шахла Вахабжади.

[6] Sıfır (турец.) — ноль.

[7] Baba (турец.) — отец, папа.

[8] Узерлик (азерб.) (курсивом слово в скобках. — Д.) или могильник, гармала – травянистое растение, прорастающее во всех районах Азербайджана, где преобладает жаркий сухой климат. В основном растет на кладбищах. По поверьям азербайджанцев она оберегает от сглаза, изгоняет злых духов.

Скачать в формате pdf

Версия для печати