Опубликовано в журнале:
«Новая Юность» 2015, №6(129)

Месть

Рассказ

ИТД

 

 

Если воскресным июльским вечером вы надумаете совершить прогулку по вечернему Лиссабону, я вам настоятельно рекомендую заглянуть на проспект Республики. Там, немного в стороне от дороги, в глубине небольшого тенистого сквера, вы увидите Кампу Пекену, старинную арену для боя быков. С давних пор на этой арене мужественные матадоры в беспощадных ристалищах с дикими быками доказывали свою отвагу, демонстрируя при этом виртуозную ловкость и умение обращаться с плащом и шпагой. Но быков больше не убивают, и матадоры редко теперь выходят на арену, чтобы блеснуть перед публикой своим кровавым мастерством. И, тем не менее, бой быков, турада, как его называют португальцы, и в наши дни не утратил своей феноменальной популярности.

Вот и сейчас, чем-то похожая на древнеримский цирк, освещенная яркой иллюминацией, арена Кампу Пекену до отказа наполнена людьми, пришедшими посмотреть на жестокое средневековое зрелище. До начала спектакля остаются считанные минуты. Если вы любите острые ощущения и не боитесь вида крови, тогда поспешите купить в кассе билет и занять свое место на трибунах. Я уверяю вас, вы не пожалеете. Вы станете свидетелем красивой и трагической феерии, настолько впечатляющей и реальной, что вы еще долго будете вспоминать и думать о ней.

Но это всего лишь спектакль, разыгранный перед вами профессиональными актерами, и все в нем ненастоящее. Даже трагедия заранее продумана и спланирована, и вы знаете наперед, чем все закончится, и с нетерпением ждете развязки.

А вот настоящую трагедию, когда сердце надрывается от боли и душа терзается безысходностью, вам не покажут на открытой арене. Впрочем, если вы желаете стать свидетелем настоящей трагедии, вам достаточно заглянуть перед самым началом спектакля в уборную матадоров. Там вы увидите Эмилио Сантуша, самого знаменитого фуркаду Португалии. В данный момент он готовится к преступлению. Да, вы не ослышались, к преступлению. Но об этом чуть позже. А сейчас несколько слов о нем.

Эмилио еще очень молод, он на удивление хорошо сложен и ему нет равных в его ремесле. В свои юные годы он уже испробовал все. И богатство, и славу, и любовь многих женщин. Но горечь разочарования ему не доводилось еще вкушать.

И вот сегодня он испил эту чашу сполна. Сегодня он узнал, что его жена изменяет ему с его лучшим другом Мануэлем Ферейру.

Они расписались совсем недавно. Она была простой девушкой. Эмилио полюбил ее за красоту и непосредственность, полюбил всем сердцем, потому что она была не такая, как все, потому что она была самая лучшая и самая удивительная.

Сегодня Эмилио узнал, что она обманывала его, чуть ли не с первого дня, и, что он нужен был ей только ради денег и славы. И все вдруг перевернулось. Жизнь потеряла смысл и интерес. Серая паутина уныния омрачила его воспаленный рассудок. Лишь только сердце внутри надрывается от скорби и невыносимой боли и душа ревет, как смертельно раненый бык.

В уборной никого больше нет. Все давно уже у выхода на арену готовятся к торжественному шествию. Он остался один. В груди его полыхает пожар. Он мрачен, как ночь, и, кажется, нет предела его черной злобе и ненависти.

Сегодня его опозорили на весь свет. Только кровью можно смыть этот позор. Ужасные мысли пульсируют в его воспаленном мозгу. Он готовит страшную и кровавую месть. Но вот подают сигнал к выходу. Он быстро встает и уходит.

На арену он выйдет, как всегда, свежий и бодрый. Лишь небольшое волнение будет немного выдавать его. Но никто этого не заметит. Трибуны встретят его радостным ревом и громом рукоплесканий. Твердой и уверенной походкой, слегка пританцовывая, он спокойно направится к утыканному пестрыми бандерильями, разъяренному быку, так, словно перед ним не взрослый трехлетний бык весом в шестьсот килограммов, способный растоптать его в одну секунду, а беспомощный младенец. Эмилио снова собран и сконцентрирован, и готов к решающему броску.

Бык заметит Эмилио, повернет в его сторону голову с огромными, как два меча, одетыми в кожаные чехлы рогами и, не спеша, вращая мутными от боли зрачками, роняя с губ кровавую пену, медленно направится к нему, незаметно переходя на бешеный галоп. И в этот момент, вместо того, чтобы спасать свою жизнь бегством, легко оттолкнувшись от земли, Эмилио бросится навстречу быку. И, словно стальная пружина, в молниеносном прыжке на мгновенье повиснет в воздухе и стремительно обрушится прямо быку на голову, опустившись точно между рогами. Руки сами сожмутся в стальные тиски, обхватывая рога и голову. Сзади навалятся его товарищи фуркаду, тяжестью своих тел сдерживая напор обезумевшего от неожиданности быка. Еще мгновение и обессилевший бык, потеряв надежду сбросить фуркаду, тяжело дыша, словно вкопанный, остановится посреди арены. И в этот момент притихшие в напряженном ожидании зрители взорвутся радостными овациями.

Вот он, счастливый миг торжества и триумфа. В этот миг, чувствуя мощный энергетический импульс многих сотен людей, забываешь обо всем на свете и видишь лишь колышущиеся в свете прожекторов трибуны, и ощущаешь себя выросшим на две головы в глазах зрителей и в своих собственных, и все проблемы, прежде мучившие и терзавшие, кажутся ничтожными и незначительными.

Улучив удобный момент, Эмилио спрыгнет с быка и, наслаждаясь плодами своего триумфа, победоносно подняв вверх руки, слегка ковыряя носком желтый вытоптанный песок, с демонстративной улыбкой пройдет вдоль трибун. К его ногам будут лететь букеты цветов и шелковые платки с вышитыми вензелями влюбленных в него дам. Если б вы знали, как много это для него значит. Признание и слава стали его жизненной необходимостью. И, не дай Бог, ему утратить их. Лучше об этом и не думать.

А после спектакля мрачные мысли снова овладеют им. Кулаки сожмутся в бессильной ярости, и он снова станет чернее ночи. Он знает, что его жена сейчас у Мануэля. И, если он хочет застать их с поличным, ему нужно спешить, не теряя ни минуты. Он снимет со стены антикварный корсиканский кинжал, подаренный ему в прошлом году президентом, сунет его в карман, сядет в свой серебристый «джип» и поедет к Мануэлю домой.

В свое время Мануэль тоже участвовал в бое быков. Он был отличным кавалейру, но для того, чтобы стать самым лучшим, ему всегда чего-то не хватало. Поэтому он и завидовал Эмилио и не скрывал своей зависти, считая себя непревзойденным наездником, достойным не меньшей славы и почета и незаслуженно обойденным. Из-за этого он и бросил тураду. Поэтому он и стал любовником жены Эмилио.

Обида и возмущение окончательно помутят воспаленный рассудок Эмилио. Он с силой сожмет руль и надавит на педаль акселератора, набирая все большие обороты.

Эмилио с наслаждением будет думать о том, как ворвется к Мануэлю домой и застанет их там полуголыми. Как они будут придумывать что-то и городить всякую чепуху в свое оправдание. А потом на коленях будут молить о прощении. А он будет упиваться их слезами и низостью, и своей властью над ними. А потом достанет кинжал и будет их резать, как свиней на бойне, как быков после турады. Обезумев от боли, они будут метаться по дому, хватаясь окровавленными руками за стены и шторы, в предсмертной агонии, ища спасения и не находя его нигде. И, наконец, стихнут и останутся лежать в луже крови с перекошенными от ужаса и предсмертных мук лицами.

Эмилио станет не по себе. И он поймет, что не сможет сделать это так бесчувственно и хладнокровно, как бы ему хотелось.

Сколько раз он смотрел смерти в глаза и без страха бросал вызов судьбе. И всегда выходил из борьбы победителем. Он был уверен в себе и считал себя способным на самый решительный поступок. А теперь, когда пришло время совершить такой поступок, он струсил и никак не может пересилить себя.

Страх ледяной волной пробежит по спине. Он сглотнет пересохшим горлом. А, может, немного выпить для храбрости? Конечно же, как он раньше об этом не подумал.

Он посмотрит на часы. У него есть еще немного времени, и он успеет. Резко крутнув рулем, он свернет в ближайший переулок и, петляя по узким извилистым улицам города, поедет в русский ресторан к своей старой приятельнице Амалии.

Когда-то у них был очень бурный роман. Он даже собирался сделать ей предложение. Но чувства перегорели так же быстро, как и зажглись, и они остались просто добрыми приятелями – блестящий фуркаду, чье имя у каждого на языке, и первая красавица Лиссабона, пленявшая своей красотой и президентов, и монархов.

Он войдет в ресторан через черный ход, чтобы никто его не видел, и в укромном кабинете при свете оплывших свеч вдруг неожиданно для себя напьется и тут же раскиснет, и никуда уже не поедет, и весь вечер в пьяном бреду будет плакаться Амалии на свою неверную жену и несчастную долю.

А Амалия, женщина достаточно опытная в подобных вопросах, быстро смекнет, в чем дело. Она будет по-матерински жалеть его и утешать, и давать дельные советы, и, между прочим, подливать вина, незаметно спаивая его. А, когда он вспомнит, что ему нужно ехать, будет уже совсем поздно. Амалия станет уговаривать его остаться, и он не сможет ей отказать. И они еще долго будут сидеть в полумраке укромного кабинета, и будут пить до тех пор, пока у Эмилио не поплывет все перед глазами.

А утром он проснется у Амалии дома, увидит рядом спящую Амалию и схватится за голову. Он с трудом начнет вспоминать события вчерашнего вечера и с горечью признает, что никогда не сможет совершить того, что задумал. Он возненавидит себя за слабость и малодушие и сам себе станет противен.

И ему будет стыдно, и захочется побыстрее сбежать оттуда. Он тихо соберется, так, чтобы, не дай Бог, не разбудить Амалию, сядет в свой серебристый «джип» и поедет на океан.

Целый день он будет бродить по пустынным песчаным пляжам с высокими скалистыми мысами, выступающими далеко в океан, уютными бухтами и глубокими зияющими гротами. А вечером поедет к Амалии и попросится пожить у нее некоторое время.

А потом будет громкий и скандальный бракоразводный процесс. Жена обвинит его в супружеской измене, и суд почему-то будет на ее стороне. И Эмилио будет готов на что угодно, лишь бы побыстрее все закончилось и его оставили в покое.

А еще через два года, во время одного из выступлений, Эмилио случайно оступится, и бык раздробит ему тазобедренный сустав, повредив при этом сухожилие, и ему придется бросить тураду.

Он вынужден будет оставить свои дорогие апартаменты на площади Рестаурадориш и перебраться в небольшую квартирку на окраине. Привыкшая к шикарной жизни Амалия уйдет от Эмилио к богатому судовладельцу и уедет с ним в Штаты. А Эмилио на сэкономленные деньги откроет небольшую табачную лавку неподалеку от Кайш-ду-Содре и сам будет в ней торговать. И постепенно его имя забудется, и через пару лет никто уже не будет вспоминать о нем. И он смирится со своей судьбой, и будет жить тихой и спокойной жизнью.

И иногда, теплым июльским вечером, можно будет увидеть его прогуливающимся по проспекту Республики и издалека любующимся огнями Кампу Пекену. Правда, за последнее время он сильно изменится и поэтому вряд ли кто сможет узнать его.

Но все это будет чуть позже. А пока до выхода на арену остаются считанные минуты, и он сидит в уборной матадоров, и готовится к преступлению, готовится к страшной кровавой мести, и даже не подозревает о том, что ему уготовано судьбой.



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте