Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Юность 2011, 1(100)

Небо густое

Стихотворения

Галина Илюхина
 
 
НЕБО ГУСТОЕ

 
* * *
Ну и куда ты? Опять в этот черный лаз:
вытянешь шею — и норовишь за край
долго смотреть в темноту, где таким из нас
ветер в лицо и трескучий вороний грай,

желтое небо усеяно сыпью птиц,
черные воды, у берега — первый лед.
Лодка, и люди, но только не видно лиц,
клинышек следа зеркальный скользит-плывет.

Быстро смеркается. Шумно вздыхает лес.
Лодки не видно, смыкаются камыши.
Голос вдали затихает, почти исчез…
Ну и куда ты? Вернись, и дыши, дыши —

слышишь — бубнит телевизор, мурлычет кот,
чайник на кухне свистит — он давно вскипел…
Ветер за окнами черные ветки гнет,
где-то над крышами гаснет луны прицел.

 
Из цикла “Версии”

Небо густое, волчье, перетекает в воду,
время тягучим дегтем лодку свою смолит.
Здесь, на дрожащих сходнях, каждого пешехода
молча сопровождает сумрачный сателлит.

Циник ли ты глумливый, или романтик нищий,
или влачащий ношу суетный муравей —
держит тебя за шкирку в лодке с пробитым днищем
жилистый порученец ангеловых кровей.

Красные щели в тучах. Все капитаны немы
(хлопотная работа, нервное ремесло).
Верить или не верить — это твои проблемы.
Небо густое, волчье, в воду перетекло.

 
Комарово

Куда бы нынче ни брели вы
в осенней хмари Комарова —
здесь все кончается заливом,
где пахнут тиной валуны,

где с колокольчиком тоскливым
ходила по цепи корова,
священна и неприхотлива,
вдоль мелкой пенистой волны.

Ни Канта, ни императива.
Ее скелет известняковый
все лижут языки залива
под звон бубенчика луны.

А ветер носит сиротливо
никем не слышимое слово…
Любите нас, пока мы живы,
не лживы и не холодны.

Версия для печати