Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Юность 2010, 6(99)

Из новых стихов

Лариса Миллер

 
ИЗ НОВЫХ СТИХОВ
 
* * *
Я так не хочу, чтоб учило страданье меня.
Мечтаю о том, чтоб меня только счастье учило,
Чтоб я от него хоть разок похвалу получила,
Я буду прилежней, старательней день ото дня,
Я буду следить за подвижной указкой его
На каждом уроке и не пропущу ничего.

 
* * *
А в июньском пейзаже лопух столь разросшийся — счастью синоним.
Если этого мы не поймем, то мы счастье свое провороним.
Нам про это никто не сказал. Надо как-то самим догадаться.
Утром я выхожу на крыльцо, чтобы с садом своим повидаться
И хоть как-то вписаться в пейзаж. Я ведь тоже подобна растенью:
Ароматом садовым дышу, обладаю и светом, и тенью.

 
* * *
Это лето осыпет меня лепестками,
Нежным пухом коснется, дождем оросит,
Веткой яблони над головой повисит.
Погляди — можно счастье потрогать руками.
Да оно и само нас потрогать спешит:
Ветром ласковым волосы нам ворошит.

 
* * *
А надо так растягивать меха
Веселой и отчаянной гармошки,
Чтоб стало ясно — вот он свет в окошке,
А вот всего лишь мусор, шелуха.
И чтобы тот, кто в мелочах погряз,
Жить приучившись на корму подножном,
Вдруг замер в ожидании тревожном,
И чтобы робкий вдруг пустился в пляс,
И чтоб — в верхах ли музыка, в басах —
Звук замирал лишь там, на небесах.

 
* * *
Ах, лето, вижу по глазам,
По бирюзовым небесам,
Что ты еще не все сказало,
Не все в сюжете увязало,
И я, встречая твой рассвет,
Гадаю — скажешь или нет.

 
* * *
А я тебе еще не говорила?
Я все твои дорожки зазубрила,
Поселок дачный. Уж который год
Я благодарный летний твой народ.
Минута — до платформы. Две — до рощи.
Мой распорядок прост. Куда уж проще?
Пишу стихи, уйдя в лесную тишь.
А вдруг ты их потом тайком зубришь?

 
* * *
Ну надо же, как все устроено ловко:
Всегда где-то рядом маячит морковка.
Ты веришь, что, если сейчас тебе грустно,
Потерпишь немного — и будет так вкусно.
И, старенький, ты не разумнее крошки,
Которая тянет к гостинцам ладошки.

 
* * *
А день этот летний, который недавно родился,
Он так оживлен, и так счастлив, и так нарядился,
Так весело бегает по перелескам и пашням,
Полям и лугам. Неужели он станет вчерашним?

 
* * *
Столько было того, что, казалось, нет сил пережить,
Столько было того, с чем нельзя, невозможно смириться.
Как же мне удается по-прежнему с миром дружить,
На его небеса голубые, любые молиться?

И сама не пойму, как решаюсь ему доверять,
В доме свет погашу и надену ночную сорочку,
Чтоб в его темноту безоглядно, бесстрашно нырять
И легко засыпать по-младенчески — руки под щечку.

 
* * *
Проснулась — и надо же — все впереди,
Опять впереди, будто я малолетка,
И мама прижмет меня нежно к груди
И скажет, смеясь: “Обними меня, детка”.

Проснулась, и надо же — ждут меня, ждут
Подарки. А я их люблю, как все дети,
И мне предстоит упоительный труд
Развязывать свертки нарядные эти.

Версия для печати