Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Юность 2005, 6(75)

В ЗООПАРКЕ И НА ВОЛЕ

Стихотворения

СЛОН
Земли начинается тряска,
Как дивное диво, как сон,
Как горные кряжи, как сказка,
С колен подымается слон.
Страшней церетелевских фурий
И толще лужковских домов,
Он рыжие брови нахмурил,
Уставясь в корзину кормов.

ЯГУАР
Вот ягуар черней, чем черт,
По черноте он первый сорт,
Черней, чем черная дыра,
Черней, чем черная икра,
Чем платье черное твое,
Чем кофе черное — мое.
Он черный, черный нелюдим,
Он зол на то, что мы за ним
Следим. Свирепо бьет хвостом,
От нас укрылся под кустом.

ОРАНГУТАН
Ужасен вид орангутана,
Нас от него бросает в дрожь:
На африканского шамана
И на индейца он похож.
Разгадка древней тайны мучит,
Как рыбка клюнет и нырнет, —
Так странен рук его могучих
Невероятный поворот.
Куда он руки простирает,
Что означает жест руки —
Но тайну крепко охраняют
Глаз неподвижные замки.

ЛЕВ ЗЕВАЕТ
Лев зевает, лев зевает,
Очень долго: зе-вву-ва…
Восхищенье вызывает
Зев зевающего льва.
Лев поел, попил водицы
И зевнул в сторонку, чтоб
Невзначай не соблазниться
Видом зебр и антилоп.

ЖИРАФ
Ему бы прыгать через прыгалку
Или скакать через веревочку,
Чтобы не стукнуться о притолку,
Жираф чуть-чуть пригнул головочку.
Такой большой-большой, высокий,
Такой большой и одинокий,
Так не похожий на коня,
И так похожий на меня.

ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ МЕДВЕДИ И ПАНДЫ
Панды — иностранные медведи,
Наши зарубежные соседи,
Вы ведь из бамбукового рая,
Нас не признаете, презирая.
Мы в России здесь не так пикантны,
Сильно косолапим на ходу,
Но ведь, панды, мы из той же банды,
Бросьте, панды, — Хау-дую-ду!

МЕДВЕДИЦА
Ей подарили гололедицу
Июльским солнечным деньком.
На лед искусственный медведица
Выходит с маленьким сынком.
Она укрыта шалью белою,
И шерсть свисает бахромой,
С ней рядом медвежонок бегает,
Почти как в Арктике зимой.
Малыш за мамою красавицей
Спешит — снежку и солнцу рад.
Ему жилплощадь эта нравится,
Метраж для мамы маловат.

ПИНГВИН
Когда прекратятся все драки,
И мир воцарится, и свет,
Он в белой манишке и фраке
Придет на посольский обед.
И будет легко и невинно
На этом всеобщем балу -
Подайте машину пингвину,
Звериного царства послу!

ДЕЛЬФИНЫ
Где волны, серые, холодные,
Извечно друг за другом следуют,
Дельфины, милые, свободные,
Свистящим шепотом беседуют.
Не понимая разрушения,
Не принимая созидания,
Во имя самоулучшения
Передают поток сознания.

Я
Чего, друзья, здесь только нет:
Слоны и лисы,
А среди публики поэт —
Седой и лысый.
Не реагирует на птиц,
зверей, букашку,
Поскольку любит этот тип
Одну Наташку.

Версия для печати