Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Юность 2003, 6(63)

Систола говорит "да"

стихотворения

- Плачу тебе в пупок. Знаешь, стихи врут: слезы, они не приток Леты, они - пруд и никуда не впадут. Ивы, кувшинки… Итог: все останется тут. Вот, полный пупок. - идти купаться в море когда не хочется писать занимать в пустом кинотеатре место согласно билету платить за проезд в троллейбусе в воскресенье ночью выходить за любовника замуж искусство для искусства - Не мысль, не чувство - ощущенье всего телесного состава, что новая любовь - прощенье за то, что сделано со старой, что сладок поцелуй Иудин, что он желанен Назарею… Прощение за то, что будет позднее сделано и с нею. - Погаси, мой свет, cвет. Иди сюда. Чем кромешней нет, тем нежнее да. Я сказала ты, как из-за плеча вечной темноты, вечного молча. Нежность, нелегко дался твой урок: не предсмертность - по- смертность лучших строк. - Рождаюсь. Значит, умерла. Как и когда, убей, не помню. Кто отливал колокола и поднимал на колокольню, кто отпевал любовь мою, не помню. Кто диктует оды, не ведаю. Но узнаю того, кто принимает роды. - я видела стада стекающие с гор я ведала стыда стегающий укор любимому врагу я выдала секрет любитвы на снегу я выжила ты нет - Вестибулярный аппарат - совесть. Иду по канату. Тетивой натянут канат. Разлюбленный мой, не надо любить меня в спину! Итог едва ли будет двуспальным. Чем доблестней ты одинок, тем сладостней быть печальным. - Вита нуова, здорово! Я, как всегда, не готова: я прижилась во гробе, пустила корни в утробе, пригрелась в разношенной шкурке… Вотще! Огрызки, окурки, обломки, обмылки, клочья… О ненасытность волчья! - Слушаю сердце. Систола говорит да. Диастола нет. - любовь из меня делай сырье всегда под рукой а рядом живут девы в подолах носят покой будем с ними помягче поласковей понежней может дадут понянчить даже на несколько дней - январским белым днем как здорово родной отшельничать вдвоем в раковине ушной о шепот голос без почерка без примет мороз-головорез здесь потеряет след до ночи шу-шу-шу назло календарю то что сейчас скажу замертво повторю - Помассируй мне шею, а я тебе - предплечье. Жизнь стала сложнее. Жить стало легче. Пуд отложенной соли мы уже доедаем, ева из костной мозоли с глиняноногим Адамом. - Два кольца. Два конца. Утро в двуспальном гробе. Без обручального кольца мерзнут руки. Обе. Вольно, ангельский конвой! Вечный покой покинут. Без венца над головой ноги под утро стынут. - Ничьи зубные щетки, ключи не от чего… Мучительно нечетки черты минувшего. Как жалко, что не жалко, что прошлое пройдет! Пальто давно на свалке, а пуговица - вот.

Версия для печати