Опубликовано в журнале:
«Новая Юность» 2001, №4(49)

ИХТИАНДРЫ ЖИВУТ НА ЗЕМЛЕ

Анамнез (архивные изыскания Александра Крылова):

Ихтиандры живут на земле!

Герой замечательного романа Александра Беляева Ихтиандр не мог долго находиться на суше, предпочитая опускаться в морские глубины. Как ни удивительно, но реальная жизнь подчас оказывается намного фантастичнее любого романа...

В семнадцатом веке в Испании, в небольшой горной деревушке на берегу Бискайского залива, жил мальчишка, носивший звучное имя: Франциско Де Ла Вега Касар. Уже в возрасте пяти лет он умел плавать гораздо лучше своих взрослых односельчан, которые с удивлением глазели с берега на Франциско, на несколько минут скрывавшегося под водой.

В 1672 году, когда Франциско исполнилось шестнадцать лет, он отправился в бискайский город Лас-Аренас учиться на плотника. Два года он терпеливо учился владеть топором и пилой, а каждый вечер торопился на реку, впадавшую в океан.

Накануне дня святого Иоанна в 1674 году Франциско в компании нескольких приятелей отправился на веселый пикник на берегу быстрой речки. После обильного возлияния он решил сплавать вниз по реке, туда, где море глубоким заливом заходит далеко на побережье.

Раздевшись, он прыгнул в воду и быстро поплыл в сторону устья реки. Вскоре сильное морское течение увлекло его за собой, и он скрылся из виду. Товарищи, зная, какой Франциско отменный пловец, не слишком волновались за его судьбу, но когда ночь опустилась над океаном, они пришли к неутешительному выводу, что пучина поглотила незадачливого парня.

Братья Франциско несколько дней бродили по прибрежным скалам, надеясь найти тело утонувшего, но их поиски оказались безрезультатными — океан не спешил расстаться со своей добычей. А вскоре за суетой и житейскими делами о пропавшем Франциско стали забывать, и только его мать не могла поверить в гибель сына.

Со дня исчезновения Франциско миновало пять лет. В феврале 1679 года рыбаки, закидывавшие сети в бухте Кадиса, с ужасом увидали, как из глубины к ним направляется странное существо. Вскоре по тавернам и рынкам портового города разнеслись слухи о таинственном обитателе океана, воровавшем у рыбаков их улов. Толковали о морском дьяволе, об ожившем утопленнике; слухи множились, обрастали самыми фантастическими подробностями, какие только могли придумать досужие рыночные торговки семна-дцатого столетия.

Наконец трое смельчаков изготовили из сетей хитроумную ловушку и, положив в нее приманку из мяса и хлеба, забросили ее в море. На следующее утро оказалось, что приманка исчезла, но добыча сумела выбраться из ловушки.

Несколько раз рыбаки замечали, как какое-то крупное существо, четко разглядеть которое не удавалось из-за толщи воды, жадно пожирало куски еды, а затем быстро исчезало. И все-таки через несколько месяцев морское чудовище наконец удалось отловить и вытащить на берег. В тот день весь Кадис сбежался на берег поглазеть на трофей рыбаков.

Увиденное морское чудо совсем не походило на морского дьявола. Пленником рыбаков оказался рослый юноша с бледной, почти прозрачной кожей и огненно-рыжими волосами. Две полосы чешуи наподобие рыбьей проходили по его телу от горла до лобка и вдоль позвоночника. Пальцы на руках соединялись тонкой коричневой пленкой, благодаря чему кисти напоминали огромные лягушачьи лапы. Существо мычало и ревело по-звериному, а чтобы удержать его, потребовалась дюжина крепких портовых грузчиков. После долгих споров пойманное существо поместили в монастырь францисканцев.

Вскоре известие о происшествии дошло до святой инквизиции. Глава местного управления инквизиции Доминго дела Кантолья деятельно принялся за изгнание бесов из тела выловленного юноши, предварительно попытавшись допросить пленника. Из бессвязного мычания удалось только разобрать одно слово “Лиерганес”. Как оказалось, так называлась маленькая деревушка, находившаяся за сотни километров от Кадиса.

Следователи инквизиции были люди обстоятельные и порученные им дела привыкли доводить до конца. Как правило, логическим финалом подобных разбирательств становился костер, на котором заканчивался бренный путь несчастной жертвы...

Однако на этот раз выловленному в море существу повезло. Специально посланный в Лиерганес гонец установил, что именно в этой деревушке жил пропавший пять лет назад Франциско Де Ла Вега Касар. По описаниям односельчан, он был похож на добычу кадиских рыбаков. Для установления истины было решено представить родственникам пропавшего пойманного человека-рыбу.

В начале 1680 года кортеж под усиленной охраной прибыл в Лиерганес. Мать Франциско, обливаясь слезами, сразу узнала в таинственном пленнике своего пропавшего сына. Однако сам Франциско никак не выражал радости по поводу возвращения в отчий дом. Молча обойдя двор, он забился в темный угол и не отвечал на во-просы. Все девять лет, которые Франциско прожил после возвращения домой, он почти не говорил.

Целыми днями он или ничком лежал на земле, или молча ходил по двору, иногда маловразумительно бормоча слова “хлеб” и “табак”, хотя употреблял их без всякой связи с едой или курением. Он предпочитал оставаться в лохмотьях, мог без конца пожирать рыбу и сырое мясо.

Однажды вечером он внезапно встрепенулся, услышав чей-то крик, и без всякой видимой причины прямиком направился к побережью. Он легко раскидал в стороны односельчан, пытавшихся остановить его, и молниеносно нырнул в воду. Вскоре странное существо навсегда исчезло в туманной дали.

“Легенда о человеке-рыбе имеет вполне реальную основу, хотя на протяжении столетий не раз предпринимались попытки представить историю Франциско Де Ла Вега творением народного фольклора, — утверждает испанский ученый-медик Серхио Родригес. — Но исторические факты говорят о другом. Свидетельства современников, архивные документы и церковные метрические книги позволяют утверждать, что Франциско действительно жил в приходе Лиерганеса в конце семнадцатого века”.

Врачи, зоологи, богословы, наконец просто любители таинственных происшествий давно пытались разгадать загадку испанского человека-рыбы. В энциклопедическом труде “Театр универсальной критики”, написанном в восемнадцатом веке испанским ученым Бенито Херонимо Фейху, целая глава посвящена человеку-рыбе из Кадиса. Фейху скрупулезно собрал всю доступную информацию о необычном природном феномене, записки священников, ученых, образованных дворян, видевших Франциско собственными глазами.

Сам Фейху был убежденный скептик и яростный противник всяческих чудес и шарлатанов, но в случае с местным Ихтиандром он считал, что тот представляет собой хотя и необычный, но вполне реальный пример приспособления человека к водной стихии. Он не сомневался в правдивости истории, особенно учитывая, что большинство свидетельств о чуде были представлены высокообразованными людьми, совсем не склонными к фальсификациям.

В середине 1930-х годов доктор Грегорио Мараньон предложил гипотезу, которая была принята многими его коллегами.

Он считал, что Франциско Де Ла Вега страдал кретинизмом, наблюдающимся при выраженных расстройствах щитовидной железы — очень распространном заболевании в той местности, где он жил.

Одутловатое лицо с седловидным носом, широко расставленные глаза, низкий лоб и непропорциональная фигура с толстыми кривыми ножками — характерные признаки больного кретинизмом. Эта болезнь, как правило, связана с резко сниженной функцией щитовидной железы, что вызвано недостаточным потреблением йода с пищей. Кретинизм часто встречается в горных районах с эндемическим распространением зоба. Именно в такой деревушке родился Франциско Де Ла Вега.

Люди, страдающие гипофункцией щитовидной железы, нередко оказываются отличными ныряльщиками, что, вероятно, и послужило одной из причин возникновения легенды о человеке-рыбе.

Больные кретинизмом резко отстают в развитии от сверстников, они медлительны, сонливы, их речь смазана и примитивна. Немало труда приходится приложить, чтобы приучить таких больных к порядку и элементарной гигиене. Стоит напомнить, что Франциско постоянно ходил в лохмотьях и почти не умел говорить.

Доктор Серхио Родригес считает, что, кроме нарушений функции щитовидной железы, Франциско, вероятно, страдал особым кожным заболеванием, называемым ихтиозом, при котором на коже лица, шеи, туловища появляются толстые чешуйки. Это сочетание болезней послужило достаточным поводом для рыбаков и матросов сделать из несчастного парня человека-рыбу.

Слово “ихтиоз” происходит от греческого слова “рыба”. Так называется тяжелое наследственное заболевание, вызванное нарушением процесса ороговения.

Медики различают несколько клинических форм ихтиоза, которые обусловлены той или иной группой мутантных генов. Несмотря на постоянные исследования ведущих лабораторий мира, до сих пор остается нерасшифрованным код генной мутации, приводящей к заболеванию ихтиозом.

В основе патологического процесса этого недуга лежат сложные нарушения биохимических реакций, происходящих в организме. При ихтиозе, как правило, отмечаются и нарушения функции щитовидной железы — та патология, которой, по мнению доктора Родригеса, страдал испанский человек-рыба Франциско Де Ла Вега. Наиболее распространена так называемая вульгарная (обыкновенная) форма ихтиоза. Заболевание передается по наследству, а возникает, как правило, в детстве или юности. На коже образуются чешуйки беловатого или сероватого цвета, в тяжелых случаях приобретающие вид коричневых пластин и грубых щитков, которые напоминают крокодилову кожу или панцирь черепахи. Однако лицо, крупные кожные складки, сгибы суставов, как правило, остаются не затронутыми “рыбьей чешуей”.

Кроме обыкновенной формы ихтиоза отмечается врожденный ихтиоз, когда акушеры, принимающие роды, видят “глянцевого” ребенка. Кожа такого новорожденного напоминает печеное яблоко с блестящей плотной поверхностью. Ихтиоз относится к заболеваниям, плохо поддающимся лечению. Таким больным показаны морские купания (вспомним опять Франциско Де Ла Вега!) и солнечные ванны.

Поскольку ихтиоз часто имеет наследственную природу, то при наличии в фамильном генеалогическом древе подобных больных в период беременности необходимо пройти специальное исследование, позволяющее диагностировать врожденные случаи “рыбьей” болезни.

Доктор Серхио Родригес применил научно-детективный метод к исследованию легенды о человеке-рыбе. Предложенная им гипотеза позволяет признать старинную легенду за действительное событие, случившееся несколько столетий назад в испанском портовом городе Кадисе.

Мадрид—Москва



© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал" | Адрес для писем: zhz@russ.ru
По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко | О проекте