Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: Новая Юность 1999, 4(37)

ШУТ ПРИ ТРОНЕ КОРОЛЕЙ

архивные изыскания


ШУТ
ПРИ ТРОНЕ
КОРОЛЕЙ

Королевская мода на шутов и карликов имеет древнюю историю. В Испании XVII века особенно большой штат “труанес” — так их здесь называли — был у короля Филиппа IV.

Среди множества карликов, людей с врожденными аномалиями тела и психики, встречались неординарные личности, наделенные умом и талантами. Трудно даже предположить, сколько душевных трагедий пережили эти люди, оказавшиеся живыми игрушками при троне короля... Впрочем, при испанском дворе карлики и шуты крайне редко подвергались грубым издевательствам. Строгий испанский этикет вообще несовместим с грубым хохотом и сальными шутками. Отношение к ним скорее напоминало отношение к комнатной болонке или мартышке: можно забавляться их выходками, но никому и в голову не придет брать в расчет личные интересы, душевные переживания обезьяны или болонки.

Веласкес создал цикл портретов шутов в 40-е годы XVII века. Великий художник — всегда и великий психолог: на его холстах не салонные красавцы, а живые, много пережившие люди. Слабоумный подросток с навечно застывшей улыбкой; печальный карлик с грустными глазами; голова мыслителя и деформированное, словно обрубленное тело другого карлика...

На одном из портретов изображен Франциско Лескано, неряшливо одетый подросток с крупной головой, большим зобом и постоянно открытым ртом. Одутловатое лицо с седловидным носом, широко расставленные глаза, низкий лоб и непропорционально короткая фигура с толстыми кривыми ножками — характерные признаки больного кретинизмом. Эта болезнь, как правило, связана с резко сниженной функцией щитовидной железы, что вызвано недостаточным потреблением йода с пищей. Кретинизм часто встречается в горных районах с эндемическим распространением зоба. Именно в такой деревушке Вальекас, неподалеку от Мадрида, родился Франциско Лескано.

Больные кретинизмом резко отстают в развитии от сверстников, они медлительны, сонливы, их речь смазана и примитивна. Немало труда приходится приложить, чтобы приучить таких больных к порядку и элементарным нормам гигиены.

Известно, что Франциско Лескано принадлежал принцу Балтасару и умер в 1649 году в возрасте двадцати двух лет.

Совсем иначе смотрит с портрета любимый шут всевластного правителя Фландрии кардинал-инфанта Фердинанда — Себастьян де Морра.

Прямо на полу сидит некий обрубок человеческой фигуры. Короткие, кривые ноги; вместо кистей рук бесформенные культяпки. Крупная, квадратная голова с шапкой темных волос. Бугристый лоб, искривленный нос с вдавленной переносицей и — глубокий взгляд умного, много страдавшего человека.

Причиной физических недостатков Себастьяна де Морра явилась тяжелая наследственная болезнь, называемая остеохондродисплазия, при которой из-за недостатка гормона нарушается рост хрящевых и костных тканей. Поэтому у Морра так нарушены все пропорции тела. При этой болезни не редкость полное отсутствие пальцев. Но умственные способности, психика и сексуальные способности у таких людей остаются совершенно нормальными. Более того, многие больные этим недугом стали писателями, артистами, художниками, имели семьи и многочисленных любовниц.

Судя по свидетельствам современников, де Морра был на редкость умный и ироничный человек, к тому же отличавшийся феноменальной физической силой, а списку его побед мог позавидовать иной дон-жуан.

Портрет Эль Примо, по прозвищу “Кузен”, карлика дона Диего де Аседо, также поражает острым драматизмом. С одной стороны, незаурядное, умное лицо интеллигентного человека, а с другой — тщедушная фигурка с маленькими ручками, короткое туловище, горб и тонкие, слабые ножки карлика. Но, в отличие от Себастьяна де Морра или Франциско Лескано, внешность Эль Примо нельзя назвать уродливой.

По своему сложению Эль Примо относится к лилипутам непропорционального карликового роста. Происхождение подобной аномалии — последствия тяжелого рахита, перенесенного в раннем детстве и вызывающего нарушение минерального обмена в растущем организме. Но такие люди, как правило, хорошо учатся, получают образование, обзаводятся семьями.

Эль Примо занимал особое место среди придворных шутов: он происходил из древнего дворянского рода и принадлежал к ближайшей свите короля, сопровождая его в поездках по стране. Карлик считался образованным человеком, любил литературу и сам сочинял стихи. Кроме своих шутовских обязанностей, он имел почетную должность в канцелярии королевской печати, да и на портрете он изображен с книгой в руках.

Известно, что Эль Примо стал героем мелодраматической истории, когда ревнивый муж — смотритель королевского дворца — убил кинжалом свою жену за связь с шутом.

Полностью читайте в журнале.



Версия для печати