Журнальный зал

Русский
толстый журнал как эстетический феномен

Опубликовано в журнале: НЛО 2016, 3(139)

«…Она заслуживает памяти»: Мария Шкапская в письмах М.Л. Гаспарова В.А. Сапогову

Документ без названия


Павел Глушаков
 (Латвия, Рига; доктор фило­логических наук) glushakovp@mail.ru.

УДК: 821.161.1

Аннотация:
В статье описываются научные контакты М.Л. Гаспарова с исследователем русской литературы начала XX века В.А. Сапоговым. В частности, они оба интересовались личностью и творчеством забытой поэтессы Серебряного века М.М. Шкапской, посвятив немало усилий воскрешению ее имени и публикации ее поэтических трудов. Также в статье публикуются письма Гаспарова Сапогову о Шкапской.

Ключевые слова: Михаил Гаспаров, Вячеслав Сапогов, Мария Шкапская, Серебряный век русской поэзии

 

Pavel Glushakov (Latvia, Riga; D. habil.) glushakovp@mail.ru.

UDC: 821.161.1

Abstract:
Pavel Glushakov describes the scholarly contact betwe­en Gasparov and Sapogov, a scholar of early twentieth-century Russian literature. In particular, the two scholars were both interested in the perso­nality and literary work of a forgotten Silver Age poet­ess, M.M. Shkapskaya, and devoted great effort­s toward resurrecting her name and publishing her poetry. The article also includes letters about Shkapskaya written by Gasparov to Sapogov.

Key words: Mikhail Gasparov, Vyacheslav Sapogov, Maria Shkapskaya, Silver Age of Russian poet­ry

 

 

Ко мне стихи приходят в гости,
В передней оставляют трости <…>.
А я вернусь до поздней ночки
Перебирать чужие строчки,
Где перехлестнутый висок
И девушка наискосок[1].

М.Л. Гаспаров

Поэзия Марии Шкапской примерно в одно и то же время заинтересовала двух замечательных филологов: Михаила Леоновича Гаспарова (1935—2005) и Вячеслава Александровича Сапогова (1939—1996)[2]. К творчеству забытой поэтессы оба они пришли разными путями, в изучении ее наследия добились различных результатов, однако обретенная учеными точка соприкосновения дала им возможность творческого диалога.

В интервью 1990 года Гаспаров, справедливо названный «реаниматором» забытых имен, отвечая на вопрос: «Кто у вас сегодня на примете?», сказал:

Года через два будет издаваться сборник Марии Шкапской, поэтессы и очеркистки, которую одинаково высоко ценили такие непохожие люди, как Горький и Флоренский; о себе она говорила: «Я вышла в литературу из люмпен-пролетариата, и это гораздо труднее, чем кажется», — и почти не преувеличивала. Мне кажется, она заслуживает памяти [Гаспаров 1990: 3].

Михаил Леонович подготовил первые (и до сих пор остающиеся наиболее полными и авторитетными) издания неопубликованных или малоизвестных текстов Шкапской, написал небольшую, но и поныне непревзойденную статью о творчестве поэтессы «Мария Шкапская — забытая поэтесса» [Гаспаров 2012б: 661—667] — т.е. заложил фундамент будущего академического рассмотрения ее поэтического наследия.

Чрезвычайно ценным представляется следующее его признание:

Если есть на свете наследственность, то, может быть, это от отца я унаследовал интерес и привязанность к маленьким и забытым поэтам (это вроде нравственного чувства: «заступаться за слабых»). Вроде той Марии Шкапской, к чьей юбилейной публикации я написал недавно предисловие… [Гаспаров 2006б: 180].

Нужно отметить, что знакомство со стихами Шкапской и ее дневниками произвело на Гаспарова большое впечатление. Он солидаризируется с лестным мнением о поэтессе («Б. Хелдт: “Мария Шкапская, как настоящая мать на суде Соломона, предпочла спасти свою поэзию, отрекшись от нее”. “Самая неоцененная поэтесса”» [Гаспаров 2012а: 35][3]), помещая эти высказывания в словарную «синтагму», озаглавленную «Мать». Имя Шкапской, выписки из ее неопубликованных дневников, характеристики ее поэзии, цитаты из стихотворений часто встречаются в «Записях и выписках».

Ученый дал точную характеристику личности и «поэтической темы» Шкапской:

Мария Шкапская — забытая поэтесса. Она не была репрессирована, имя ее не было под запретом, книги ее не изымались из библиотек. Всякий, кто интересовался русской поэзией начала ХХ века, знает ее стихи. Но вспоминают ее неохотно. Не оттого, что ее стихи теряются в пестром многообразии русской поэзии «серебряного века», — скорее, наоборот. У нее была своя тема, и очень отчетливо выраженная. Но эта тема считалась и считается непоэтической — как будто бывают поэтические и непоэтические темы [Гаспаров 2012б: 661].

Если для возвращения имени Шкапской Гаспарову было необходимо понимание того, что поэтесса имеет «поэтическое право» иметь собственную тему, то Сапогов пришел к творчеству поэтессы через осознание ее поэтического мес­та: после переезда в середине 1980-х годов в Псков ученый с воодушевлением занимался этим локусом в русской поэзии, преимущественно начала XX века. Для научной манеры Сапогова характерно сопряжение личности и места:

С 1987 г. Сапогов заведовал кафедрой литературы в Псковском госпединституте. Безупречный художественный вкус, восхищавший друзей, определял его внимание к культурным явлениям места его проживания и просветительскую деятельность. Например, в Пскове он увлекся художником Б. Григорьевым, а ранее — костромскими художниками и Е. Честняковым. Устойчивый интерес к последнему проявил склонность Сапогова ко всему маргинальному в культуре, объясняемую полемичностью к монокультурной современности. Среди привлекших Сапогова маргиналов были и Л. Добычин, и Л. Семенов, в работе о котором ученый обратился к мировоззренческим проблемам Серебряного века: анализу толстовства и движения добролюбовцев. В статье сформулированы существеннейшие особенности интеллигентского сознания, определившие судьбу многих литераторов эпохи, а также важность в литературном процессе психологического фактора: иногда большее влияние на людей оказывает личность писателя, чем его литературные произведения [Мотеюнайте].

Конечно, для Сапогова — одного из ведущих отечественных специалистов по поэзии Серебряного века и творчеству А.А. Блока[4] — имя Шкапской не было новым, однако обретение им «своей Шкапской» произошло именно тогда, когда исследователь полностью посвятил себя, с одной стороны, изучению творчества еще одного позабытого острова русской поэзии — Игоря Северянина[5], а с другой — увлекся поэзией русской эмиграции [см.: Сапогов 1993б].

В конце 1980-х годов у Сапогова возник замысел большой антологии русской поэзии[6], посвященной христианским (и шире — библейским) мотивам, переложениям, переводам и перепевам Псалтыри. Осознав на определенном этапе, что этот замысел антологии не может быть пока осуществлен, Вячеслав Александрович занялся составлением книги избранных поэтических произведений, посвященных Псковской земле, и тогда имя Шкапской, некоторое время пребывавшей на Псковщине и посвятившей этому краю ряд стихотворений, обрело для него особую актуальность[7]. Однако ощущался недостаток материала, в первую очередь архивного, поэтому Сапогов обратился к Гаспарову за советом и помощью[8]. Из, видимо, большой переписки в архиве Сапогова сохранились три письма Гаспарова[9] (два за 1992-й и одно за 1996 год), которые не только дают материал для изучения творчества и личности Шкапской, но и демонстрируют взаимоотношения двух крупных ученых.

Письма Гаспарова печатаются по автографам, переданным автору вдовой Сапогова, Татьяной Николаевной Кабинетской (выражаю ей сердечную признательность за помощь в подготовке статьи).

 

1

М.Л. Гаспаров — В.А. Сапогову[10]
21.2.92 

Дорогой Вячеслав Александрович. Шкапская жила в Пскове в летние месяцы 1911—1912 г.: статистиком в псковском земстве («спасительная и обязательная для студентов статистика, собирание частушек для Академии Наук, участие в научно-промысловой экспедиции на Чудское озеро; работа для рыбопромышленного словаря»[11]; «работа заключается в переписи и обследовании условий жизни и труда прибрежного рыбацкого населения Псковщины — кажется, самой нищей и темной из всех северных потребляющих губерний… Наряду с обследованием рыбацкого и др. кустарных и отхожих промыслов… в порядке общественной нагрузки выполняли поручения Академии Наук по сбору фольклора (запись различных говоров, слов, названий промысловых орудий, частушек, песен). Помню, что из первой же поездки я привезла около 200 слов, не вошедших в словарь Даля… Впоследствии на основе этих материалов псковским земством был издан рыбопромышленный словарь Псковского и Чудского озера. В связи с этой работой мы подолгу жили в Пскове…» — из двух вариан­тов автобиографии, ЦГАЛИ, 2182, 1, ед. 157[12]). Зимой она училась в Петербурге в Психоневрологическом, а муж ее — в Технологической; отец мужа был как-то связан с Псковом, отсюда и место приработки. Первое стихотворение Шкапской, «На смерть Льва Толстого», было напечатано в «Псковской жизни» в ноябре 1911. У меня переписана пара ее стихотворений, написанных в Пскове, но они слабоватые, ученические; эти, ностальгические — лучше (ЦГАЛИ, 2182, 1, то ли 123, то ли 124). В «Октябре» № 2 будет моя о ней заметка с подборкой стихов, некоторые — впервые[13]. А по псалмам — ни одной антологии не знаю, и с переложениями середины — второй половины 19 века сталкивался только изредка, как и Вы. В ХХ веке новый перевод псалтири сделала Фейга Коган[14], он — в ЦГАЛИ, но это не переложение, а настоящий перевод, вроде А. Эфроса; больше похож на привычный синодальный, чем хотелось бы. Замысел антологии очень хорош[15], но Вы видите: я в такой же неподготовленности, как и Вы. Поправляйтесь! По поводу публикации Шкапской при встрече расскажу интересный разговор по телефону с журналом «Москва» — я был до того разозлен, что даже не заикался[16]. Тане[17] — низкий поклон!

 

Всегда Ваш М.Г.

 

О Пскове[18]

Город ласковый, старинный,
Гулкий благовест и длинный,
Крестный ход — святой и чинный,
Архиерей и благочинный. 

Архиерейский бас могучий,
Вьется, льется, нежит, мутит,
Весь соборный двор озвучив,
Мчится к небу, дразнит тучи. 

Крестный ход рекою отсвечен,
С колокольни свет замечен.
Чьи-то руки… чьи-то плечи…
Сдвинь хоругви! Ближе свечи! 

Ночь. Лукавая, смеется —
Пусть, мой крестный ход пройдется.
Чуть весенний зов завьется —
Черт в сирени шевельнется!

Тулуза, 20.4.1914 

 

Родное

Псков мой чудесный. Родное мое Завеличье.
Улица грязная и гнилые мостки.
Всюду сады, а в садах щебетание птичье,
И неба широкие голубые мазки.
Ласковым вечером, вдумчивой, нежною ночью
Песней озвучена голубая река,
В небе печалятся тучки кудрявые клочья.
Милы и близки птицы, река, облака. 

Выйдешь на улицу — каждая баба знакома.
Это ль не радость. Это тебе не Ozenne!
Все это русское, наше… Соскучишься дома —
В Пушкинский дом, а не в парк Toulousaine. 

Поздно вернешься. Притихшее спит Завеличье.
Чутко открыта душа для радостных снов.
Молишься старым и новым богам без различья.
Если б в Россию родную… Если бы в ласковый Псков…

Тулуза, 7.5.1914

  

2

М.Л. Гаспаров — В.А. Сапогову[19]
24.5.92 

Дорогой Вячеслав Александрович, какое-то из этих стихотворений я Вам посылал[20], но два других, по-моему, нет:

 

Плачьте (на смерть Льва Толстого)

(первое опубликованное стихотворение МШк[21] в «Псковском голосе»)

Грубо оборваны струны, недавно звучащие,
Нежным аккордом о солнце, о правде звеневшие,
С мощной тоской над неправдой, над злобой рыдавшие,
Болью сердечной над горем людским трепетавшие.
Плачьте… Умолкли… оборваны струны, властительно певшие…
Смерти дыханьем погашен светильник пылавший,
Мысли бессмертной сияньем весь мир озаривший,
В мраке блуждающим к истине путь указавший,
Плачьте… погашен светильник, так долго, так ярко горевший.
Бурей разрушен утес, над волнами царивший,
Грудью израненной ветра порывы встречавший,
Грудью израненной злобные волны дробивший,
С тучей — как равный — гордую речь заводивший…
Плачьте… он сломлен… разрушен утес, над пучиной стоявший…

Псков, 8 ноября 1910

 

Белая ночь

(о Петербурге, написано в Пскове)[22]

Над домами — белая сказка,
Над рекой — белые сны,
Как робкая девичья ласка,
Шопот весны.
Больного города созданье,
Лжи и порока дочь,
Прильнула к уснувшим зданьям
Белая ночь.
Стелется над городом спящим,
Над тихой робкой Невой,
Над мостом, высоко висящим,
И — надо мной.
Растворила стальные мысли,
И звучных образов нет,
И над ярким тени нависли,
И гаснет свет.
И растет больное желанье
Вечного белого сна…
Лукавы спящие зданья,
Плачет весна.
Белая ночь
Черным соблазном полна.

13 июня 1913

 

Из автобиографии 1952 г.:

«Окончив гимназию в 1910 г., я вышла замуж за студента Шкапского. Чтобы иметь возможность зимой учиться (муж был в университете, я проучилась два года на медфаке в Психоневрологическом институте) — летом мы работали по статистике в экспедициях на Псково-Чудском озере. Работа заключалась в переписи и обследовании условий жизни и труда прибрежного рыбацкого населения Псковщины — кажется, самой нищей и темной из всех северных потребляющих губерний. Эти выезды дали мне, горожанке, возможность глубоко ознакомиться с деревней и с народной жизнью со всей ее вопиющей нищетой и бесправием. Наряду с обследованием рыбацкого и других кустарных и отхожих промыслов, мы, как обычно студенты той эпохи, в порядке общественной нагрузки выполняли поручения Академии наук по сбору фольклора (записи различных говоров, слов, названия промысловых орудий, частушек, песен). Помню, что из первой же поездки я привезла около 200 слов, не вошедших в словарь Даля. Можно себе представить, как обогащала нас эта работа, это глубокое проникновение в сокровищницу народного слова. Впоследствии на основе этих матерьялов псковским земством был издан рыбопромышленный словарь Псковского и Чудского озер. В связи с этой работой мы подолгу жили в Пскове. Жизнь в маленьком городе, где благодаря бли­зости столицы всегда группировалось много политических ссыльных, также была содержательной. Возле местной библиотеки объединилась группа мо­лодежи под предлогом помощи библиотечным работникам, неофициально же это был революционный кружок без определенного партийного лица, состоявший из студентов, семинаристов и нескольких рабочих-наборщиков (единственный вид местного пролетариата). Мы занимались изучением марксистской литературы, в дни смерти Толстого нами была проведена уличная демонстрация, в 1911 г. была маевка…»

Это все из моих старых записей. Если Вы не хотите ограничиваться стихами в Пскове и о Пскове, то могу прислать еще несколько неизданных дореволюционных стихотворений; послереволюционных неизданных осталось сравнительно немного; а из пяти напечатанных ее книжек, конечно, можно набрать достаточно. Простите, что лучшие сливки уже сняты для «Октября». Будьте благополучны! Тане низкий поклон!

Ваш М.Г.

Простите за качество стихов![23]

 

3

М.Л. Гаспаров — В.А. Сапогову[24]
12.11.96

Дорогой Вячеслав Александрович, как раз только что вышла, наконец, русская книжечка со стихами Шкапской[25]. Издана она, боюсь, очень небрежно: я в издании участия не принимал, только сделал отбор стихов для последнего раздела и уговорил дать неизданную «шестую книгу» в том виде, в каком она лежит в машинописи в архиве. (Одна строка в той машинописи выпала — так и не нашлась.) Издавала дочь, Светлана Глебовна Шкапская <…>[26]. Она геолог на пенсии, найти деньги ей помогли старые знакомые — геологи, сама она живет бедно, временно подрабатывает то архивистом в ИМЛИ, а то и дворником, человек она открытый и доброжелательный, не прогонит. Имеет машинописные копии всех (?) сданных в архив стихов Шкапской, список всех посмертных публикаций ее (но прижизненных, кажется, нет, придется обшаривать комплекты «Дня» и «Красной газеты» самим), написала биографию матери по архиву и некоторым печатным источникам — не очень интересную, но кое-что это мне дало. Живых воспоминаний я от нее не слышал — Шкапская была закры­тый человек и (по ее позднему дневнику чувствуется) не была близка с дочерью. Поэзией Шкапской, насколько я знаю, никто пока не занимается[27]. Биографией занимается между делом какой-то малознакомый мне человек, иногда звонящий (фамилию не помню, в следующий раз запишу и фамилию и телефон). Он читает ее ранние дневники, которые я лишь листал: дело в том, что, по собственной автобиографии Шкапской, гимназическое детство ее было в жуткой бедности, а по поздним воспоминаниям ее брата (был в Соловках, потом в эмиграции, с сестрой они друг друга не терпели, о нем и его рассказах у меня есть письмо от Ледковской, соредакторши американского словаря русских писательниц[28]) — вовсе нет. Вопрос этот любопытный, прояснить его у меня так и не дошли руки[29]. Лондонское издание у меня есть, готов дать Вам, только стихи там перепечатаны (кажется, точно, но не проверял) по прижизненным книжкам, и приложено эмоциональное предисловие[30]. Архив Шкапской в РГАЛИ — большой, неизданных произведений очень много, но все — ранние, художественно неинтересные; стихи 1917—23 гг. она напечатала почти все в 1924—25 гг. — это «шестая книга» в прилагаемом сборнике. Позже, кажется, она не написала ни строчки[31]. О стихе Шкапской, конечно, нельзя не упо­мянуть в любом очерке ее поэзии, но, вероятно, лишь в плане семантики метров (и семантики графики[32], в частности тут кормиловский материал[33]): экспериментами она не занималась[34]. Вот, пожалуй, пока все о Шкапской: если Ваша аспирантка выберется для работы в Москву, я к ее услугам[35]. Сам я, к сожалению, уже года три не бывал в РГАЛИ и, боюсь, уже не вернусь туда: не­ког­да. Если Вы будете защищать диссертацию — разумеется, я готов быть оппо­нентом![36] Если и не смогу приехать в Новгород (или куда?), то теперь заочное оппонирование допускается легче. Очень меня тревожат Ваши «жизненные обстоятельства», одиночество в общежитии, неудобное начальство (о котором Вы писали уже давно) — не решаюсь расспрашивать, но очень хотелось бы сделать Вам лучше[37]. Сам я пока работоспособен. Но управляться со всеми тремя делами, которые на мне, — «лингвистикой стиха», комментарием к Мандельштаму и комментарием к «Мифологии» Аполлодора, не говоря о наседаю­щих мелочах, — уже очень трудно[38]. А про сборник с Вашей статьей об Островском напишите хотя бы заглавие и выходные данные, и я постараюсь его у себя найти[39]. У меня ведь, как и у нас всех, таких малотиражных сборников — целый ящик, и — в отличие от хороших работников — без всякой разумной описи, так что нужного не найти. Надеюсь хоть, что никому не давал этого сборни­ка и не лишился его. Будьте, пожалуйста, здоровы и — сколь возможно — благопо­лучны!

Весь Ваш М.Г.

 

Библиография / References

[Адалис, Шкапская 1993] — Письма А.Е. Адалис к М.М. Шкапской / Публ. А.Л. Евстиг­неевой и Н.К. Пушкаревой // Минувшее: Исторический альманах / Глав. ред. В. Аллой. Т. 13. М.; СПб.: Atheneum; Феникс, 1993. С. 316—351.
(Pis’ma A.E. Adalis k M.M. Shkapskoy / Ed. by A.L. Evstigneeva and N.K. Pushkareva // Minuvshee: Istoricheskiy al’manakh / Ed. by V. Alloy. Vol. 13. Moscow; Saint Petersburg, 1993. P. 316—351.)

[Багдасарян и др. 1993] — Русская поэзия «серебряного века», 1890—1917: Антология / Сост. И. Багдасарян и др.; вступ. ст. М.Л. Гаспарова. М.: Наука, 1993.
(Russkaya poeziya «serebryanogo veka», 1890—1917: Antologiya / Ed. by I. Bagdasaryan et al. Moscow, 1993.) 

[Баевский 1997] — Баевский В.С. Вячеслав Александрович Сапогов // Филологические науки. 1997. № 2. С. 126—127.
(Baevskiy V.S. Vyacheslav Aleksandrovich Sapogov // Filologicheskie nauki. 1997. № 2. P. 126—127.) 

[Белоусов и др. 1997] — Белоусов А.Ф., Левинтон Г.А., Осповат А.Л., Тименчик Р.Д. Вячеслав Александрович Сапогов: [Некролог] // НЛО. 1997. № 24. С. 111—113.
(Belousov A.F., Levinton G.A., Ospovat A.L., Timen­chik R.D. Vyacheslav Aleksandrovich Sapogov: [Nekrolog] // NLO. 1997. № 24. P. 111—113.) 

[Бобель 1992] — Бобель А. «Зачатный час» Марии Шкапской // Russland aus der Feder seiner Frauen: Zum femininen Diskurs in der russischen Literatur / Hrsg. von F. Göpfert. München: Verlag Otto Sagner, 1992. S. 9—20.
(Bobel’ A. «Zachatnyy chas» Marii Shkapskoy // Russland aus der Feder seiner Frauen: Zum femininen Diskurs in der russischen Literatur / Hrsg. von F. Göpfert. München: Verlag Otto Sagner, 1992. S. 9—20.) 

[Гаспаров 1990] — «Я не имел намерения переводить Ариосто… Я хотел его просто прочитать»: Интервью с М.Л. Гаспаровым / Беседовали Е. Горный, Д. Кузовкин, И. Пильщиков // Alma Mater. 1990. Апрель. № 2. С. 2—3, 6—7.
(«Ya ne imel namereniya perevodit’ Ariosto… Ya khotel ego prosto prochitat’»: Interv’yu s M.L. Gasparovym / Interviewers: E. Gornyy, D. Kuzovkin, I. Pil’shchikov // Alma Mater. 1990. April. № 2. P. 2—3, 6—7.) 

[Гаспаров 1993] — Гаспаров М.Л. Русские сти­хи 1890-х — 1925 годов в комментариях. М.: Высшая школа, 1993.
(Gasparov M.L. Russkie stikhi 1890-kh — 1925 godov v kommentariyakh. Moscow, 1993.) 

[Гаспаров 1996] — Гаспаров М.Л. Расширение поля // Вестник МГУ. Серия 9: Филология. 1996. № 2. С. 141—145.
(Gasparov M.L. Rasshirenie polya // Vestnik MGU. Series 9: Filologiya. 1996. № 2. P. 141—145.) 

[Гаспаров 2004] — Интервью с Михаилом Гаспаровым // Московские новости. 2004. № 1 (www.god.dvoinik.ru/genkat/1002.htm (дата обращения: 13.05.2016)).
(Interv’yu s Mikhailom Gasparovym // Moskovskie novosti. 2004. № 1 (www.god.dvoinik.ru/
genkat/1002.htm (accessed: 13.05.2016)).) 

[Гаспаров 2006а] — Гаспаров М.Л. Семь стихотворений / Публ. и вступ. заметка А.М. Зотовой-Гаспаровой // НЛО. 2006. № 82. С. 291—295.
(Gasparov M.L. Sem’ stikhotvoreniy / Ed. by A.M. Zoto­va-Gasparova // NLO. 2006. № 82. P. 291—295.) 

[Гаспаров 2006б] — «Читать меня подряд никому не интересно…»: Письма М.Л. Гаспарова к Марии-Луизе Ботт, 1981—2004 гг. / Подгот. текста и публикация М.-Л. Ботт // НЛО. 2006. № 77. С. 145—259.
(«Chitat’ menya podryad nikomu ne interesno…»: Pis’ma M.L. Gasparova k Marii-Luize Bott, 1981—2004 gg. / Ed. by M.-L. Bott // NLO. 2006. № 77. P. 145—259.) 

[Гаспаров 2008] — Ваш М.Г.: Из писем Михаи­ла Леоновича Гаспарова / Сост. Е. Шумилова. М.: Новое издательство, 2008.
(Vash M.G.: Iz pisem Mikhaila Leonovicha Gasparova / Ed. by E. Shumilova. Moscow, 2008.) 

[Гаспаров 2012а] — Гаспаров М.Л. Записи и выписки. 3-е изд. М.: Новое литературное обозрение, 2012.
(Gasparov M.L. Zapisi i vypiski. 3rd ed. Moscow, 2012.) 

[Гаспаров 2012б] — Гаспаров М.Л. Избранные труды. Т. 4: Лингвистика стиха; Анализы и интерпретации. М.: Языки славянской культуры, 2012.
(Gasparov M.L. Izbrannye trudy. Vol. 4: Lingvistika stikha; Analizy i interpretatsii. Moscow, 2012.) 

[Гаспаров 2012в] — Михаил Леонович Гас­паров, 1935—2005 / Сост. Г.Г. Грачева, Ю.Б. Орлицкий и А.Б. Устинов; вступ. ст. С.И. Кормилова и Н.В. Брагинской. М.: Наука, 2012 (Материалы к биобиблиографии ученых. Литература и язык. Вып. 33).
(Mikhail Leonovich Gasparov, 1935—2005 / Ed. by G.G. Gracheva, Yu.B. Orlitskiy and A.B. Ustinov. Moscow, 2012.) 

[Грякалова 2005] — Грякалова Н.Ю. Шкапская М.М. // Русская литература XX века: Прозаики, поэты, драматурги / Под ред. Н.Н. Скатова. Т. 3. М.: Олма-Пресс Инвест, 2005. С. 728—729.
(Gryakalova N.Yu. Shkapskaya M.M. // Russkaya literatura XX veka: Prozaiki, poety, dramatur­gi / Ed. by N.N. Skatov. Vol. 3. Moscow, 2005. P. 728—729.) 

[Днепрова 2011] — Днепрова И.Л. «Жить не по лжи» // «…Мы встретимся — теперь...»: Сборник памяти В.А. Сапогова: Статьи. Документы. Воспоминания / Отв. ред. И.А. Едошина, сост. Н.К. Кашина. Кост­ро­ма: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011. С. 130—141.
(Dneprova I.L. «Zhit’ ne po lzhi» // «…My vstretimsya — teper’…»: Sbornik pamyati V.A. Sapogova: Stat’i. Dokumenty. Vospominaniya / Ed. by I.A. Edoshina and N.K. Kashina. Kostroma, 2011. P. 130—141.) 

[Душечкина 1997] — Душечкина Е. Последняя встреча со Славой Сапоговым // НЛО. 1997. № 24. С. 114—115.
(Dushechkina E. Poslednyaya vstrecha so Slavoy Sapogovym // NLO. 1997. № 24. P. 114—115.) 

[Едошина, Кашина 2011] — «…Мы встре­тим­­ся — теперь…»: Сборник памяти В.А. Сапогова: Статьи. Документы. Воспоминания / Отв. ред. И.А. Едошина, сост. Н.К. Каши­на. Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2011.
(«…My vstretimsya — teper’…»: Sbornik pamyati V.A. Sapogova: Stat’i. Dokumenty. Vospominaniya / Ed. by I.A. Edoshina and N.K. Kashina. Kostroma, 2011.) 

[Кормилов 1995] — Кормилов С.И. Маргинальные системы русского стихосложения. М.: МГУ, 1995.
(Kormilov S.I. Marginal’nye sistemy russkogo stikho­slozheniya. Moscow, 1995.) 

[Кошелев 1999] — Кошелев В.А. «Кому на Руси жить хорошо»: О великой поэме и о вечной проблеме. Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 1999.
(Koshelev V.A. «Komu na Rusi zhit’ khorosho»: O ve­likoy poeme i o vechnoy probleme. Veliky Novgorod, 1999.) 

[Кузнецов 1915] — Кузнецов И.Д. Рыбопромышленный словарь Псковского водое­ма: По материалам, собранным участниками Псковской промыслово-научной экспедиции 1912—1913 гг. Пг., 1915.
(Kuznetsov I.D. Rybopromyshlennyy slovar’ Pskovskogo vodoema: Po materialam, sobrannym uchastnikami Pskovskoy promyslovo-nauchnoy ekspeditsii 1912—1913 gg. Petrograd, 1915.) 

[Мотеюнайте] — Мотеюнайте И.В. Сапогов Вячеслав Александрович // majmin.pskgu. ru/page/07903b22-8989-48b8-892b-7f3fa5
87e9c9 (дата обращения: 13.05.2016).
(Moteyunayte I.V. Sapogov Vyacheslav Aleksand­rovich // majmin.pskgu.ru/page/07903b22-8989-48b8-892b-7f3fa587e9c9 (accessed: 13.05.2016).) 

[Ронен 2009] — Ронен О. Приписки // Звезда. 2009. № 9 (magazines.russ.ru/zvezda/2009/
9/ro14.html (дата обращения: 13.05.2016)).
(Ronen O. Pripiski // Zvezda. 2009. № 9 (magazines.
russ.ru/zvezda/2009/9/ro14.html (accessed: 13.05.2016)).) 

[Сапогов 1966а] — Сапогов В.А. О некоторых структурных особенностях лирического цикла А. Блока // Язык и стиль художест­венного произведения / Под общ. ред. А.И. Ревякина. М.: МГПИ им. В.И. Лени­на, 1966. С. 145—168.
(Sapogov V.A. O nekotorykh strukturnykh osoben­nostyakh liricheskogo tsikla A. Bloka // Yazyk i stil’ khudozhestvennogo proizvedeniya / Ed. by A.I. Revyakin. Moscow, 1966. P. 145—168.) 

[Сапогов 1966б] — Сапогов В.А. «Снежная маска» Александра Блока // Ученые записки МГПИ им. В.И. Ленина. 1966. Вып. 255. С. 288—296.
(Sapogov V.A. «Snezhnaya maska» Aleksandra Bloka // Uchenye zapiski MGPI im. V.I. Lenina. 1966. Vol. 255. P. 288—296.) 

[Сапогов 1967а] — Сапогов В.А. О понятии цветообраза в лирике А. Блока // Проб­лемы мастерства в изучении и преподавании художественной литературы / Под общ. ред. А.И. Ревякина. М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1967. С. 245—268.
(Sapogov V.A. O ponyatii tsvetoobraza v lirike A. Blo­ka // Problemy masterstva v izuchenii i prepodavanii khudozhestvennoy literatury / Ed. by A.I. Revyakin. Moscow, 1967. P. 245—268.) 

[Сапогов 1967б] — Сапогов В.А. Поэтика лирического цикла А. Блока / Автореф. дис. … канд. филол. наук. М.: МГПИ им. В.И. Ленина, 1967.
(Sapogov V.A. Poetika liricheskogo tsikla A. Blo­ka / Avtoref. dis. … kand. filol. nauk. Moscow, 1967.) 

[Сапогов 1968] — Сапогов В.А. Лирический цикл и лирическая поэма в творчестве А. Блока // Русская литература XX ве­ка: (Дооктябрьский период) / Отв. ред. Н.М. Кучеровский. Калуга: Тульский государственный педагогический инсти­тут им. Л.Н. Толстого, 1968. С. 174—189.
(Sapogov V.A. Liricheskiy tsikl i liricheskaya poe­ma v tvorchestve A. Bloka // Russkaya literatura XX ve­ka: (Dooktyabr’skiy period) / Ed. by N.M. Ku­cherovskiy. Kaluga, 1968. P. 174—189.) 

[Сапогов 1969] — Сапогов В.А. К проблеме сти­хо­творной стилистики лирического цик­ла // Русская советская поэзия и стиховедение / Отв. ред. К.Г. Петросов. М.: Московский областной педагогический институт им. Н.К. Крупской, 1969. С. 237—243.
(Sapogov V.A. K probleme stikhotvornoy stilistiki liricheskogo tsikla // Russkaya sovetskaya poeziya i stikhovedenie / Ed. by K.G. Petrosov. Moscow, 1969. P. 237—243.) 

[Сапогов 1974] — Сапогов В.А. Некоторые характеристики драматургического построения комедии А.Н. Островского «Лес» // А.Н. Островский и русская литература / Отв. ред. В.А. Сапогов. Кострома: [Ярославский педагогический институт], 1974. С. 81—88.
(Sapogov V.A. Nekotorye kharakteristiki dramaturgicheskogo postroeniya komedii A.N. Ostrovskogo «Les» // A.N. Ostrovskiy i russkaya literatura / Ed. by V.A. Sapogov. Kostroma, 1974. P. 81—88.)  

[Сапогов 1975] — Сапогов В.А. Цикл // Краткая литературная энциклопедия / Глав. ред. А.А. Сурков. Т. 8. М.: Советская энциклопедия, 1975. Стлб. 398—399.
(Sapogov V.A. Tsikl // Kratkaya literaturnaya entsiklopediya / Ed. by A.A. Surkov et al. Vol. 8. Mos­cow, 1975. Line 398—399.) 

[Сапогов 1978] — Сапогов В.А. Гаспаров Михаил Леонович // Краткая литературная энциклопедия / Глав. ред. А.А. Сурков. Т. 9 (дополнительный). М.: Советская энциклопедия, 1978. Стлб. 222.
(Sapogov V.A. Gasparov Mikhail Leonovich // Kratkaya literaturnaya entsiklopediya / Ed. by A.A. Surkov et al. Vol. 9. Moscow, 1978. Line 222.) 

[Сапогов 1980] — Сапогов В.А. Сюжет в лири­чес­ком цикле // Сюжетосложение в русской литературе / Отв. ред. Л.М. Цилевич. Даугавпилс: Даугавпилсский государственный педагогический институт, 1980. С. 87—92.
(Sapogov V.A. Syuzhet v liricheskom tsikle // Syu­zhetoslozhenie v russkoy literature / Ed. by L.M. Tsilevich. Daugavpils, 1980. P. 87—92.) 

[Сапогов 1993а] — Сапогов В.А. «Город ласковый, старинный…»: (М.М. Шкапская в Пскове) // Русская провинция. 1993. № 2. С. 21—29.
(Sapogov V.A. «Gorod laskovyy, starinnyy…»: (M.M. Shkapskaya v Pskove) // Russkaya provintsiya. 1993. № 2. P. 21—29.) 

[Сапогов 1993б] — Поэты русской эмиграции / Сост., вступ. ст. В.А. Сапогова. Псков: ПОИПКРО, 1993.
(Poety russkoy emigratsii / Ed. by V.A. Sapogov. Pskov, 1993.) 

[Сапогов 1999] — Молитва поэта / Сост. и вступ. ст. В.А. Сапогова. Псков: Сельцо Михайловское, 1999.
(Molitva poeta / Ed. by V.A. Sapogov. Pskov, 1999.) 

[Северянин 1988] — Северянин И. Стихотворения. Поэмы / Сост. В.А. Кошелев, В.А. Сапогов. Архангельск: Северо-Западное книжное издательство, 1988.
(Severyanin I. Stikhotvoreniya. Poemy / Ed. by V.A. Ko­shelev and V.A. Sapogov. Arkhangelsk, 1988.) 

[Северянин 1995—1996] — Северянин И. Соб­рание сочинений: В 5 т. / Сост. В.А. Кошелев, В.А. Сапогов. СПб.: Логос, 1995—1996.
(Severyanin I. Sobranie sochineniy: In 5 vols. / Ed. by V.A. Koshelev and V.A. Sapogov. Saint Petersburg, 1995—1996.) 

[Филиппов 1971] — Филиппов Б. О замолчанной: Несколько слов о поэзии Марии Шкапской // Вестник РСХД. 1971. № 100. С. 273—280.
(Filippov B. O zamolchannoy: Neskol’ko slov o poe­zii Marii Shkapskoy // Vestnik RSKhD. 1971. № 100. P. 273—280.) 

[Шкапская 1979] — Шкапская М. Стихи / Вступ. ст. Б. Филиппова и Е. Жиглевич. London: Overseas Publications Interchan­ge Ltd., 1979.
(Shkapskaya M. Stikhi / Ed. by B. Filippov and E. Zhiglevich. London: Overseas Publications Interchange Ltd., 1979.) 

[Шкапская 1992] — Шкапская М. Черная пчела / Предисл. и публ. М.Л. Гаспаро­ва // Октябрь. 1992. № 2. С. 168—176.
(Shkapskaya M. Chernaya pchela / Ed. by M.L. Gas­parov // Oktyabr’. 1992. № 2. P. 168—176.) 

[Шкапская 1994] — Шкапская М. Стихи / Предисл. М.Л. Гаспарова. М.: [Б.и.], 1994.
(Shkapskaya M. Stikhi / Ed. by M.L. Gasparov. Moscow, 1994.) 

[Шкапская 2008] — Шкапская М. Терпкое причастье: Из поэтического наследия // Мы. 2008. № 8. С. 9—15.
(Shkapskaya M. Terpkoe prichast’e: Iz poetiches­ko­­go naslediya // My. 2008. № 8. P. 9—15.) 

[Heldt 1993] — Heldt ВMotherhood in a Cold Cli­ma­te: The Poetry and Career of Maria Shkap­ska­­ya // Sexuality and the Body in Russian Culture / Ed. by J.T. Costlow, St. Sandier and J. Vowles. Stanford: Stanford University Press, 1993. P. 237—254.

[Ledkovsky, Rosenthal, Zirin 1994] — Dictionary of Russian Women Writers / Ed. by M. Ledkov­sky, Ch. Rosenthal and M. Zirin. Westport: Greenwood Press, 1994.

 

[1] [Гаспаров 2006а: 294—295].

[2] Подробнее о личности и научной деятельности В.А. Сапогова см.: [Едошина, Каши­на 2011; Баевский 1997]; см. также некролог [Белоусов и др. 1997] и мемориальное эссе [Душечкина 1997].

[3] В этом же издании см. запись о Сапогове: [Гаспаров 2012а: 266].

[4] Сапогов стоял у истоков изучения циклизации в русской поэзии и в лирике Блока; см. его труды: [Сапогов 1966а; 1966б; 1967а; 1968; 1969; 1975; 1980]. До сих пор не потеряла значения его диссертация [Сапогов 1967б].

[5] В соавторстве с В.А. Кошелевым В. Сапогов подготовил издания: [Северянин 1988; 1995—1996].

[6] Создание антологий различного характера, как можно судить, было не просто манерой издательской деятельности Сапогова, но и важной чертой его творческой личности: «Слава обладал уникальным даром: абсолютным поэтическим (и вообще художественным) слухом. Мог моментально отличить “поэзию” от “не-поэзии”, мог с ходу выбрать из десятка картин действительно талантливую. Часто он, к примеру, предлагал своеобразные “шарады”. Давай составим сборник: 30 самых совершенных текстов русской поэзии? Или — 10 лучших пьес русского классического репертуара? В последнем случае мы оказались абсолютно едины и выбрали одни и те же пьесы...» [Кошелев 1999: 2].

[7] Он подготовил небольшую статью на эту тему: [Сапогов 1993а].

[8] Напомним, что именно Сапогов был автором заметки о Гаспарове в Краткой литературной энциклопедии [Сапогов 1978].

[9] Эпистолярное наследие ученого уже становилось предметом отдельной публикации; см., например: [Гаспаров 2008].

[10] Письмо написано черными чернилами на фирменном бланке «Stanford University». В осеннем триместре 1992 года (сентябрь—декабрь) Михаил Леонович был приглашен­ным профессором этого американского университета. Сообщено Л.С. Флейшманом.

[11] [Кузнецов 1915].

[12] В следующем письме Гаспаров дал более полную архивную выписку, в которой есть незначительные отличия.

[13] [Шкапская 1992]. Кроме этой публикации, несколько текстов Шкапской включены Гаспаровым в подготовленный им раздел «Поэтика “серебряного века”» одного из первых научных собраний поэзии начала ХХ века: [Багдасарян и др. 1993: 5—44].

[14] Фейга Израилевна Коган (1891—1974), переводчик Псалтыри («Книга хвалений»).

[15] Замысел Сапогова издать антологию русских переводов, переложений и стихотворений на темы и мотивы Псалтыри частично реализовался в издании: [Сапогов 1999]. В книге, вышедшей уже после кончины составителя, есть послесловие В.Я. Курбатова: «Книжка “Молитва поэта”, собранная Вячеславом Александровичем с памятью о священническом роде матери, была только частью его прекрасного замысла, предполагавшего познакомить читателя и с Псалтырью русского поэта, и с его Евангелием (от сюжетов Рождества в поэзии через весь круг христовых и богородничных праздников до Пасхи)» [Сапогов 1999: 125]. Стихов Шкапской в книге нет.

[16] Ср.: «В другой раз напишу о том, какой у меня недавно был телефонный разговор с одним московским журналом, для которого я приготовил подборку стихов поэтессы Марии Шкапской (1891—1952, столетний юбилей, никем не замеченный): я спокойный человек, но тут я был разъярен так, что даже не заикался» [Гаспаров 2006б: 178]. О заикании ученого ср.: [Ронен 2009].

[17] Николаевна Кабинетская, супруга Сапогова, филолог, доцент Псковского университета.

[18] Эти стихотворения Шкапской даны в приложении к письму (написаны Гаспаровым также от руки).

[19] Текст напечатан на машинке.

[20] Стихотворение «Родное» («Псков мой чудесный…»). Далее следует текст этого стихотворения, который мы опускаем.

[21] Инициалы Марии Шкапской.

[22] Насколько нам известно, впервые стихотворение было напечатано в: [Шкапская 2008]..

[23] Приписка сделана от руки на полях письма.

[24] Письмо написано на компьютере, подпись и дата проставлены от руки.

[25] [Шкапская 1994].

[26] Далее следует домашний адрес С.Г. Шкапской.

[27] Единственная косвенно касающаяся Шкапской публикация этих лет: [Адалис, Шкапская 1993].

[28] См. издание под редакцией Марины Ледковской: [Ledkovsky, Rosenthal, Zirin 1994]. Среди источников сведений о Шкапской, известных в то время, см.: [Филиппов 1971]. Позже появились отдельные работы: [Бобель 1992; Heldt 1993].

[29] В статье о Шкапской Гаспаров приводит выдержку из автобиографии поэтессы: «Выросла я в большой нищете в тех петербургских трущобах, о которых часто не знают многие называющие себя петербуржцами…» Затем он отмечает: «Может быть, краски здесь и сгущены, но так они сгустились в памяти Шкапской» [Гаспаров 2012б: 665].

[30] Имеется в виду издание [Шкапская 1979]. Вступительная статья — Б. Филиппова и Е. Жиглевич.

[31] См. дневниковую запись Шкапской: «Стихов сейчас больше не пишу — поэт я лирический, а нашей эпохе нужны иные, более суровые ноты. И потом, кажется мне, что и поэт я ненастоящий, а в литературе такой же случайный человек, как и во всех областях жизни» (цит. по: [Грякалова 2005: 729]).

[32] Гаспаров специально не останавливался на графических экспериментах Шкапской, отметив только одну строфическую особенность: [Гаспаров 2012б: 666].

[33] Имеется в виду исследование [Кормилов 1995]. Гаспаров был рецензентом этого новаторского труда, см.: [Гаспаров 1996].

[34] Между тем именно экспериментальный характер некоторых текстов Шкапской («мнимая проза») был отмечен Гаспаровым в: [Гаспаров 1993], примеры № 6 и 7.

[35] Имеется в виду Светлана Леонидовна Константинова, защитившая под руководством Сапогова в 1998 году диссертацию «Художественно-эстетические проблемы в творчестве любомудров».

[36] Вячеслав Александрович собирал материалы для оставшейся ненаписанной докторской диссертации на тему «Некрасов и народознавство».

[37] Вероятно, аберрация: стесненные бытовые условия были у Сапогова в Череповце, в 1984—1986 годах, когда он вынужден был проживать в общежитии. Ср.: «Резкий и непочтительный, он был необычайно деликатным человеком. Он никогда ничего ни у кого не просил. Он никого не желал обременять своими нуждами. Когда он приезжал в Ленинград, вечно боялся кого-то стеснить, причинить неудобства. И как будто не замечал, что на самом деле его приезд всегда был праздником. <…> Быт общежития волей-неволей заставлял всех обитателей вариться в общем котле. Тут нас поджидали всяческие неудобства. Но были и несомненные достоинства: времена стояли голодные, абсолютно дискомфортные, а “нумера” всех сроднили, все помога­ли друг другу — как бы одна семья. Во время моего пребывания в Костроме Сапого­вы в общежитии уже не жили, но самого Сапогова как человека безбытного (истинный шестидесятник!) вечно тянуло в “нумера”» [Днепрова 2011: 139—140].

[38] В 1996 году библиография Гаспарова пополнилась девятнадцатью номерами: [Гаспаров 2012б: 706—707]. Полную библиографию см.: [Гаспаров 2012в].

[39] с уверенностью судить, о какой статье идет речь; возможно, это давняя работа Сапогова: [Сапогов 1974]. Эта книга могла привлечь внимание Гаспарова еще и тем, что в ней были напечатаны статьи Б.Ф. Егорова, В.Я. Лакшина, Н.Д. Тамарченко и др.

 

Версия для печати